В сентябре мы предлагаем воспользоваться льготными условиями для размещения рекламных материалов Вашей компании у нас на сайте и газете "Мир новостей"! Обращайтесь к специалистам рекламного отдела по адресу: adv@mirnov.ru.
Общественные и социальные новости
1808

ИзоИзоляция: полет фантазии

ИзоИзоляция: полет фантазии

Условия самоизоляции не для всех стали тотальной скукой - кто-то нашел в них свой источник вдохновения.

В конце марта в соцсетях российские пользователи интернета запустили антихандрический флешмоб «Изоизоляция». Суть его в том, что каждый может попытаться воссоздать произведение искусства - картину, скульптуру, плакат, обложку.

Главное условие - творения должны быть сделаны в условиях изоляции из подручных средств и без использования специальных компьютерных программ. Поэтому, чтобы попасть на популярную страницу в «Фейсбуке», подражателям приходится проявлять недюжинную изобретательность.

Несмотря на то что среди выбранных произведений много весьма предсказуемых, есть много индивидуального и очень креативного.

Бабушка-фотомодель

Можно отметить, что в изобразительном флешмобе участвует немало людей преклонного возраста. Родственники с удовольствием привлекают их для участия в создании картин, а пенсионеры с неменьшим удовольствием откликаются на заманчивые предложения стать героями живых картин.

 

Наталья Маркова, воссоздавая работу Отто Дикса «Портрет журналистки Сильвии фон Харден» (1926), на главную роль пригласила свою бабушку Зою Васильевну. Она практически ровесница портрета - ей 88 лет. В съемках, как призналась внучка, «участвовали африканский барабан, японская антикварная шкатулка, мои перстень и платье, а также стул середины прошлого века».

***

Люба Казачка замахнулась на немецкого живописца Августа Фридриха Зигерта и его работу «Старая женщина с газетой и чашкой кофе». Моделью выступила 83-летняя мама Любы, которую, по утверждению дочери, «очень позабавила идея, но вязаный носок она выбрала самый красивый - из собственных произведений».

***

78-летняя фотомодель Наталия Ананчина с подачи дочери Галины преобразилась в «Улыбающуюся кухарку с рыбой» Ханса Августа Лассена. Среди реквизитов и костюма были замечены: радужная форель горячего копчения, стол в стиле рококо, поднос, мешочек для хранения овощей, залежалые с 90-х отрезы тканей и настоящий французский батистовый чепчик XIX века. «Мама, конечно, очень устала примерять, репетировать, позировать, терпеть орущего фотографа, но мы сделали это!» - отметила Галина.

***

Свою живую картину «В.И. Ленин и Н.К. Крупская» (1957) советского художника Петра Васильева Лилиана Авдеева «рисовала» сама. Она же стала и фотомоделью. Участница «Изоизоляции» с юмором поясняет: «Бюст мой. Бюст Ленина тоже мой».

Собака - тоже человек

Конечно, мы не могли обойти стороной работы с участием собак. Если бы они знали, как их морды вписываются в великие произведения искусства, они бы попросили у хозяев куда больше, чем вкусный корм.

 

Любимое печенье питомца позволило Елене Лебедевой сделать Ван Гога из пса Люки. Вернее, его «Автопортрет с перевязанным ухом» (1889).

***

Одна из наиболее известных картин нидерландца Яна Вермеера «Девушка с жемчужной сережкой» вдохновила Ольгу Волозину привлечь в качестве модели домашнего любимца. Из австралийской овчарки Джеймса получилась «голландская Мона Лиза».

Классика жанра

Вот что рассказала Татьяна Юрченко о том, как создавала эпическую копию картины «Инфанта Мария Тереза Австрийская» кисти испанского живописца эпохи барокко Диего Веласкеса:

«Для имитации кудрей я использовала два яичных лотка, склеенных между собой, красные бантики на «кудрях» - из обувного пакета, а блестящие украшения - из шоколадной фольги.

Пончо я вязала когда-то сама, пришлось добавить на него красных ниточек, а также несколько ниток искусственного жемчуга, которые были жутко тяжелые и свисали не так, как нужно.

Бантики я сделала из пергамента, покрасила акрилом и наклеила на них кусочки красного пакета и фольги.

В качестве юбки - покрывало для пуфика, которое я шила давно и которое подрали коты. Для фона - коричневая штора, а на отражателе висит моя зеленая юбка».

***

Грандиозную задачу поставила перед собой Ольга Евграфова и отлично справилась с ней: воссоздать фрагмент триптиха «Искушение святого Антония» (1505-1506 гг.) Иеронима Босха. «Я объявила о съемке, и мужчины косили как могли. Оба стали шибко занятые, поэтому декорации пришлось готовить в одиночку. Но я оторвалась. У мужа теперь клюв, и он безжалостно согнут творчеством. Сын однозначно в роли подросткового периода. И я вся такая стою, королева».

***

Многие участники флешмоба не раз обращали свой взор к произведению Федора Решетникова «Опять двойка» (1952), но из всех вариантов мы выбрали работу Елены Самбур. Ее модели - «мальчик Алеша, который страшно сопротивлялся съемке и орал, что окончил школу с медалью, и мальчик Жора, который просто молча работал за еду».

***

Для скульптуры Франсуа Жозефа «Геркулес убивает монстра» Людмила Холод задействовала банку кетчупа (орудие убийства), бигуди, маску для омоложения и, как сама признается, «какого-то мужика» (своего мужа). Подпись к интерпретации скульптуры гласила: «Когда-то думал, что женился на прынцэске, но карантин обнажил всю сущность!»

***

Всем участникам проекта запомнилась «Девочка с персиками» (1887) Валентина Серова, которую Саша Николов переосмыслил, увидев в ней новый смысл. Его работа из разряда «формальное моделирование надоело». Вместо Верочки Мамонтовой за столом сидит сам автор живой картины, и комментарии к ней заслуживают отдельного упоминания, ведь они фактически предлагают назвать новое произведение по-другому: «Потомок девочки с персиками», «Девочка после персиков», «Отец девочки с персиками», «Девочка с персиками уже не та», «Девочка уже явно не персик», «Серов на самоизоляции».

Дети - цветы картин

Имитируя произведения, некоторые авторы беззастенчиво пользовались помощью своих детей, и классические произведения начинали играть новыми красками.

Маруся Сундукова в качестве модели в ремейке картины «Разбитая ваза» Эмиля Мунье использовала маленькую Лиду. «Вазы у нас нет, мы на даче, в лесу в изоляции. Тут одни банки. Но на фото внизу валяется белый огрызок. Это наша «разбитая ваза» - оплавленная пластиковая тарелка», - рассказала она.

***

Роман Гриффо, создавая версию картины американского художника Нормана Роквелла «Девочка с синяком под глазом» (1953), усадил на «школьную» скамейку свою дочь Надю, одев ее в мамину блузку, свою сорочку и свои же носки. Съемка велась в бабушкиной квартире. Паркетным полом стало верблюжье одеяло. «Надюшку не бил, - признался Роман, - это аквагрим».

Изобретательные вы наши

Начинающие мастера не гнушались применять самые разные техники для копирования чужих картин. В ход шло все.

Картина Василия Верещагина «Апофеоз войны» - совместная работа Михаила Алдашина и Кати Филипповой, предложившей использовать пельмени вместо черепов. Работа была проделана так быстро и технично, что пельмени даже не успели растаять полностью: часть отправилась в морозилку, часть была съедена. «Слева, - пишет Михаил, - птичка работы Кати, а ветку я привез из Галилеи».

***

Свою лепту во флешмоб внесла и наша коллега - бильд-редактор Юля Третьякова. Она замахнулась на умопомрачительного Фриденсрайха Хундертвассера и его «Последние слезы», применив акварельно-гуашевую технику и свои творческие навыки. Браво, Юля!

На злобу дня

Участники группы никак не могли обойти стороной самоизоляцию. Ее приметы можно встретить на многих «полотнах».

«Оду пятой точке» Жанны Лорьоз пропела Светлана Большакова, вспомнив, что идет уже четвертая неделя самоизоляции и после нее многие не поверят тому, что покажут весы…

***

Свою версию советского тиражного плаката 1930-х годов художника Веры Кораблевой слегка переписали на современный лад Елена Вединяпина и Игорь Дреревянко.

Подготовила

Елена Хакимова

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)