Литература
1878

Дина Рубина: писательский мозг - это кубик Рубика, выстраивающий параллельный мир

Дина Рубина: писательский мозг - это кубик Рубика, выстраивающий параллельный мир

Великолепная Дина Рубина, наверное, самый востребованный прозаик нашего времени!

Совсем недавно на встрече с читателями в «Библио-Глобусе» Дина Ильинична представила свою новую книгу «Рябиновый клин» – первый том трилогии «Наполеонов обоз».

Начала с благодарности, что пришли, что читают – неважно, какие книги, бумажные или «кошмарные» электронные. «Ужасно ругались продавцы инкунабул, когда было изобретено книгопечатание», – шутит автор, рассказывая историю с английским писателем Йэном Макьюэном, который, отчаявшись, что бумажные издания стали так плохо продаваться, вышел на улицу и начал просто раздавать свои книги прохожим. Женщины брали их с большим удовольствием и благодарностью, а вот мужчины – шарахались.

Макьюэн сказал замечательную фразу: «Когда женщины перестанут читать книги, роману придет конец». Позволим себе не согласиться: мужчины тоже любят романы, но редко в этом признаются.

Когда и откуда приходит название книги

Это первый вопрос, который задали Рубиной, – а названия ее произведений и впрямь необычны, удивительны, не всегда сразу понятны читателю.

«Заранее это угадать невозможно – объем несуществующего текста может чувствовать лишь писатель».

Только Рубина может так ответить – «несуществующий текст»! Тут же припомнила «Русскую канарейку» (трилогия Д.Рубиной – прим.ред.), – оказывается, подарили одноименную брошюру о разведении этих птичек, и тут же пришло понимание, что это название большого романа. Или «Высокая вода венецианцев» - фраза из неудачно переведенного итальянского путеводителя, давшая название трагической повести.

Дина Ильинична сравнивает писательский мозг с кубиком Рубика, из которого выстраивается параллельный мир.

О погружении в историю для написания нового романа

Писатель волен трактовать исторические факты как угодно, это может кому-то нравиться, кого-то совсем не устраивать, но писатель никому ничего не должен, - Рубина совершенно убеждена в своей позиции.

Она никогда не воюет со знатоками истории: когда писатель написал книгу и поставил последнюю точку, он должен отойти, его детище должно само воевать, победить или быть побежденным. Читатель же должен понять, что такое «писательское самоуправство».

Книга – моя профессия

Дина Ильинична никогда не испытывала ни малейших сомнений, что она должна писать, несмотря на то, что закончила музыкальную школу и консерваторию. Одобрил занятие писательством отец-художник, который был уверен в талантливости дочери и любил, чтобы все было «по большому счету».

В детстве Дина очень хорошо лепила, поэтому знает, что «владение формой плюс понимание контрастов цвета, фактуры, – все это дает ощущение фактуры прозы, формы прозы, цветовых градаций». К тому же, завершить фразу тогда, когда это логически подсказывает музыкальная интонация – очень полезно. Вот такая взаимосвязь музыки, живописи, скульптуры и писательства.

О новой книге: почему заинтересовала тема войны 1812 года?

На самом деле это роман о любви, любви, начавшейся с детства, которая нечасто встречается в нашем мире. «Но сказать о том, что пишешь роман о любви – и тебя «засунут» в отдел женской прозы и оттуда уже не выберешься», - смеется Дина Ильинична. Поэтому она просто обязана «протащить читателя через все три тома, а это возможно только при помощи захватывающего сюжета».

Как задавать вопросы?

Оказывается, это целая наука – задавать правильные вопросы! Вот, например, спрашивают: расскажите о своей жизни, о своем детстве, - и человек теряется и замыкается. Как это вспомнить? Что конкретно интересует? А спроси – какие полы были в вашей школе, из какого, к примеру, дерева, - и человек начинает разворачиваться, вспоминать о школе такое, о чем и думать-то забыл. Наша память нуждается во временно́й раскрутке.

О коллегах по цеху

Писать трудно, убеждена Рубина. Но в русской литературе сейчас очень много талантливых писателей. Дина Ильинична вспоминает Викторию Токареву, ее великолепное чувство детали, умение вовремя «остановить фразу», переключить внимание читателя; Евгения Водолазкина, Захара Прилепина, Гюзель Яхину, Виктора Пелевина…

Сейчас писателю очень трудно пробиться, с одной стороны, вроде бы проще – можно выложить свой труд в интернет, но с другой – нужно ведь, чтобы кто-то это прочел. Здесь мы с ней полностью согласны.

Ксения Ангел,

внештатный корреспондент.

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (0)