Сегодня мы предлагаем воспользоваться льготными условиями для размещения рекламных материалов Вашей компании у нас на сайте и газете "Мир новостей"! Обращайтесь по адресу: adv@mirnov.ru.
Общественные и социальные новости
971

Непризнанные жертвы наводнения

Непризнанные жертвы наводнения

Больше года назад в Приамурье произошла настоящая трагедия: большая вода лишила жителей нескольких районов жилья и имущества.

В результате паводка пострадали 745 жилых помещений. После этого у нас были пандемия, экономический кризис и, мягко говоря, значительное снижение уровня доходов населения. Но боль от той беды не затухает - почти 50 жертвам наводнения власти отказали в выплатах на приобретение жилья и проведение капитального ремонта.

КАК ЭТО БЫЛО

- Без слез о наводнении я не могу говорить, настолько все было страшно, - признается бывшая жительница села Таскина Мария Сегеневич.

Мария Васильевна 24 года была главой Путятинского сельсовета. В начале года она сложила свои полномочия и стала простой пенсионеркой. А весной переехала на новое место жительства в Новокиевский Увал.

Решиться на переезд из родного села, где прожила 46 лет, было непросто. Душой, признается женщина, все равно она осталась в Таскине, куда они с мужем Николаем Демьяновичем приехали из Белоруссии, когда старшему сыну был всего годик.

- У нас был первый дом от реки Селемджи, которая и вышла из берегов, очень красивые места, - рассказывает Мария Васильевна. - Сейчас от нашей улицы остались лишь три дома… Вода поднималась стремительно, скотину успели перегнать на сопку, кур забросили на крышу, собак спустили с цепей. Подняли повыше мебель и завязанные в узлы вещи. Кое-что удалось вывезти на машине - спасибо ребятам из МЧС, помогли. Пытались спасти улики с пчелами, поднимали их на столы, но сохранили только 20 из 87, остальные утонули. В половине четвертого утра 27 июля воды было уже выше колена. А днем к дому можно было только подплыть. Много добра, конечно, пропало...

С 4 августа вода стала спадать. Когда ушла совсем, супруги Сегеневич вернулись в свой дом. Почти вся мебель пришла в негодность, вспухла от воды, уцелели только советская стенка да кровати, на века, видимо, сделанные.

Деньги дали немалые, только цены на жилье после наводнения просто взлетели. Дома в Мазановском районе продавали уже за 3 млн и выше. В итоге семья купила квартиру за 2,6 млн рублей в двухквартирном кирпичном доме с удобствами в Новокиевском Увале.

- Дети помогли с доплатой, и мы переехали, - делится Мария Васильевна. - Дом взяли не хуже прежнего, корову, свиней и бройлеров также теперь держим, засолки все в этом году поделали, осталось картошку докопать. Даже меду, хоть немного, но накачали. Одно только неудобство - ульи негде разместить. В Таскине наш дом стоял на окраине села, и пчелы никому не мешали, а теперь мы живем в центре поселка…

От пережитого стресса у Марии Васильевны обострился сахарный диабет, и она лишилась пальца на ноге.

- До 30 декабря еще работала в сельсовете, а потом, когда начались проблемы со здоровьем, пришлось уйти. Тяжелый год был для нас всех, но мы его пережили. Очень благодарна правительству и губернатору области за то, что не оставили людей в беде…

ГДЕ СПРАВЕДЛИВОСТЬ?

Конечно, благодарность Марии Васильевны вполне понятна, и местные власти ее, безусловно, заслуживают. По крайней мере, от этой удивительной женщины. Но вопросы все равно остаются. Вот как их сформулировал Михаил Пивень, глава Мазановского района:

- Надеюсь, что к ноябрю тема по приобретению жилья для подтопленцев закроется. В основном люди приобретали квартиры и дома в Новокиевском Увале, Ивановском и Благовещенском районах, а также в городе Благовещенске. К сожалению, в отношении 47 помещений было принято отрицательное решение: 17 жителям отказано в выплате на приобретение жилья и 30 - на проведение капитального ремонта.

Обидно, что это возможно. Но таков закон: если у человека в собственности есть второе жилье, то ему ничего не дадут. Мы попросили депутатов Законодательного собрания области предложить внести изменения в федеральное законодательство, чтобы при назначении подобных выплат учитывалась социальная норма. Потому что второе жилье, имеющееся у собственника, может быть значительно меньше пострадавшего от наводнения. Вот у сельчанки затопило дом, он не подлежит восстановлению, но у нее в собственности оказалась маленькая комнатка, где невозможно жить семьей, и ей отказали в помощи…

У нас сегодня много говорят о социальной справедливости, причем с самых высоких трибун. Но бюрократизм и неповоротливость местных властей превращают эти слова в насмешку, люди теряют веру в правду и закон. Очень надеемся на то, что чиновники еще раз проанализируют ситуацию и все-таки найдут возможность вернуть людям человеческие условия для жизни, спасут от нищеты.

Андрей Князев.

Фото: ADOBE STOCK

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Комментарии (0)