Сегодня мы предлагаем воспользоваться льготными условиями для размещения рекламных материалов Вашей компании у нас на сайте и газете "Мир новостей"! Обращайтесь по адресу: adv@mirnov.ru.
Кино и ТВ
1789

Елизавета Боярская: «Муж меня не ревнует»

Елизавета Боярская: «Муж меня не ревнует»

Они уже крутили любовь в продолжении «Иронии», в фильме «Матч». И вот третий заход.

На сей раз Боярская - американский фотограф, а Безруков - советский разведчик. И дело происходит в сериале «Оптимисты. Новый сезон», который идет сейчас полным ходом на канале «Россия-1».

- Елизавета, ваша героиня говорит с акцентом. Долго тренировались?

- Ну да, мы с режиссером Алексеем Попогребским искали, пробовали более утрированный вариант, такой более американский, что ли, как чаще всего американцев у нас изображают. Но я, честно говоря, сомневаюсь, что они так говорят. У меня много друзей в Англии и в Соединенных Штатах, но с таким акцентом никто не разговаривает. По крайней мере, выглядит это достаточно неестественно. А мне говорили: слушай, у тебя вроде и американский акцент, но он еще и немножко прибалтийский. Ничего, отвечаю, главное - чтобы он был легкий, незаметный, чтобы это не раздражало.

- У вас там очень красивые костюмы. Как они подбирались?

- Действительно, эпоха была невероятно стильная, элегантная. И у меня практически все костюмы настоящие. Наши прекрасные художники заказывали на каких-то американских сайтах со старых каталогов, привозили огромные пакеты с одеждой того времени, примеряли на разных персонажей, что кому подходит. И у меня несколько образов - это абсолютно реальные костюмы. И шляпки все настоящие - мы над ними буквально тряслись, чтобы ни одно перышко не отвалилось.

- Жалко, наверное, что та мода ушла? Ведь как женщинам шляпки идут!

- Да, это очень красиво, но не очень практично... Нет, есть же какие-то мероприятия скачки, например, куда принято приходить в шляпках. А, допустим, в «Сапсане» мне в шляпке было бы не очень удобно. Когда еду из Петербурга в Москву или из Москвы в Петербург, когда пытаюсь пристроиться и как-то поспать, о шляпке, честно говоря, думаю в последнюю очередь. Просто обстоятельства другую жизнь диктуют. Но тем и прекрасна наша профессия, что мы можем побывать в разных эпохах, примерить на себя разные костюмы...

- Ваша героиня - фотограф, и вы очень умело управляетесь с фотокамерой. В жизни этим увлекаетесь?

- Не увлекаюсь, но я взяла мастер-класс у нашего петербургского фотографа Игоря Смольникова, потому что он много снимает в том числе и на старые камеры. Попросила реквизиторов дать мне на пару недель тот фотоаппарат, с которым предстоит работать. Игорь мне показал, как надо. И каждый день по чуть-чуть я отрабатывала те манипуляции, которые для каждого фотографа становятся естественными. Это же все-таки не айфон, не цифровая мыльница - там очень непростая система, и хотелось, чтобы в кадре это выглядело органично.

- Пробовали потом напечатать какие-то фотографии?

- Фотоаппарат был реальным, но не настолько работающим. Поэтому дальше уже - искусство монтажа, как говорится.

- В сериале все курят - такое уж время было, что и женщины курили. Лиза, а у вас был такой опыт?

- Нет, в жизни я не курю. А вот моя героиня Алекс очень много курит! Причем надо понимать, что сцена снимается не одним дублем. И, честно говоря, у меня периодически возникало ощущение, что я уже позеленела. В последней серии одну сцену, когда уже очень напряженная ситуация, мы снимали часа четыре, наверное. В течение всей сцены я курю. И с каждым дублем я чувствовала, что мне дурнее все сильнее и сильнее… Но это эпоха опять же - тогда все курили. В 1960-е это вообще был признак богемности.

- А еще в сериале вы с Безруковым исполняете песню. Вообще часто поете?

- Нет, я вообще не пою. Наверное, просто чересчур требовательна к себе, мне кажется, если уж петь, так нужно петь!.. Есть какие-то спектакли, где я пою, но мне кажется, что не настолько хорошо могу это делать. А здесь была еще трудность в том, что нужно было петь в высокой тональности. А у меня же низкий голос. Я говорила Алексею: смотри, я могу спеть или очень высоко, но тогда у меня не хватает голоса, я буду петь фальцетом, либо я стану петь на октаву ниже, но тогда это будет почти вровень с Сережей. Нет, говорит, если ваши голоса будут близки, то не получится этой трепетности, пусть будет высоко - может, и хорошо, что ты не пропеваешь это, а как бы дотрагиваешься до этих высоких нот. И действительно в этом получилась какая-то трогательность.

- С Безруковым у вас в кино сумасшедшая любовь. А как на такие эмоциональные роли реагирует ваш супруг Максим?

- Ну это профессия, во-первых. А во-вторых, мой муж - творческий человек. Я знаю, что Максим за меня только радуется, если есть какая-то насыщенная, интересная и яркая роль… А какими мы приходим домой? Ну мне кажется, это такое заблуждение, что артисты после невероятно насыщенного дня приходят и их еще дома колбасит. Нет, дома уже все, дома - это дома. Дома мы уже совсем другие. По крайней мере, чем в кино - точно…

Подготовила

Ксения Позднякова

Фото: «РОССИЯ-1»

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Комментарии (0)