Это интересно
1806

Былинный богатырь

Былинный богатырь

Три источника и три составные части бессмертия Чапаева

Недавно исполнилось 100 лет со дня смерти Василия Ивановича Чапаева. Редкие отечественные СМИ обратили внимание на эту впечатляющую дату. Не в чести, увы, нынче люди из легендарного революционного прошлого. И не только из него. Но значит ли это, что пройдет еще лет пятьдесят, и народ вообще забудет это имя? Нет, никогда не забудет!

ПОЛКОВОДЕЦ

Изначально гарантированное место в истории Чапай честно заработал с шашкой в руках, проявив недюженные стратегические способности, помноженные на поразительные смелость и народную сметку. Вообще Гражданская война произвела на свет божий множество храбрецов-полководцев. Но в этом списке имя Чапаева стоит особняком. К любой грамоте, кроме военно-тактической, он относился с лютой ненавистью, полагая, что сознательному бойцу она нужна, как зайцу калоши. И самое поразительное, с успехом доказывал окружающим правоту собственного заблуждения! Например, менее чем за год вырос (по нынешним понятиям) из старшины в генерал-лейтенанты!

Но это не все. Фантастически дерзкий разведчик в Первую мировую, кавалер четырех Георгиевских крестов, горбом и потом взявший офицерское звание, Чапаев в свои тридцать лет быстрее Фрунзе и даже рафинированного военного интеллигента Тухачевского понял, что в боях будет побеждать не лошадь, а техника. Наизнанку вывернувшись, он оснастил войска своей дивизии самым современным по тем временам вооружением, вплоть до химического! В 17-м бронеотряде своей стрелковой дивизии Чапаев имел 10-тонный сухопутный броненосец «Гасфорд», мощные автомобили английской фирмы «Остин», а также несколько броневиков. Артиллерийское хозяйство легендарного начдива обслуживали две тысячи человек - намного больше людей, чем в современном артиллерийском полку полного штата. Во всех частях у него отлично функционировали телеграф, телефонная и фельдъегерско-мотоциклетная связи. Было у Чапаева и несколько аэропланов. При этом он использовал авиацию не только в разведывательных целях. Регулярно бомбы сбрасывал на позиции противника.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ ГЕРОЙ

Повезло Чапаеву не только с жизнью и смертью. Если бы не его комиссар Дмитрий Фураманов, мы бы, наверняка, сегодня знали об уральском соколе не больше, чем о тех же Пархоменко и Щорсе. Комиссар преуспел в создании легенды Чапаева. Я вовсе не хочу сказать, что писатель только врал. Есть у него интересные и достоверные наблюдения. Но в целом Фурманов описал в своем «Чапаеве» не то, что было на самом деле, а то, что должно было быть - по его комиссарским представлениям. Он плакатно нарисовал яркий символ Гражданской войны - в таких цветах и красках, которых требовала крепнувшая партийно-советская бюрократия. Личности глубокой, противоречивой, даже трагичной, каким и был настоящий Чапаев, конечно же, у Фурманова не получилось.

Никогда и ни в одном из многочисленных своих боев Чапаев не скакал «впереди на лихом коне», прежде всего потому, что у него дивизия была стрелковой. Не мог он и лихо шашкой махать, поскольку правая рука была прострелена еще на Первой мировой. Начдив любил разъезжать на автомобиле, а в Москву летал на персональном самолете. А между тем, биография нашего героя даже тянула на «Бурный Урал» - что-то по аналогии с «Тихим Доном». В юности Василий Иванович с отцом и братьями плотничал по заволжским городам. Женился не по любви. Три года провел в окопах Первой мировой, в Карпатах на его руках погиб товарищ Петр Камишерцев. Чапаев, вернувшись с фронта, развелся и женился на супруге друга. Но и в новой семье счастья не было. Василий Иванович не пропускал ни одной юбки, и, в конце концов, позарился на жену Фурманова - Анну. Комиссар из-за этого адюльтера поругался с командиром и отправил супругу в Москву...

Но еще дальше Фурманова пошли Георгий и Сергей Васильевы. Они не просто перенесли на экран книгу, а создали оригинальное произведение «по мотивам фурмановского материала», благодаря чему еще дальше отдалились от суровой, жестокой правды жизни, зато мощно и в высшей степени талантливо завершили сооружение главной революционной легенды. Теперь уже на века! Советский кинематограф этой кинокартиной, где главного героя сыграл неотразимый Борис Бабочкин, достиг как бы своего апогея, на высочайшем художественном уровне упрочив и безупречно отлакировав бессмертие легендарного начдива.

НАРОДНОЕ СЛОВО

Советская пропаганда всегда отличалась поразительной ограниченностью, жестокостью и скудоумием, но ее архитекторы все же смогли оценить фильм «Чапаев» по достоинству. Газета «Правда» (случай в партийной печати неслыханный!) посвятила этому произведению передовую статью, где отмечалось, что картина «перерастает в явление политическое. Массовый отклик зрителей - свидетельство тесного единения трудящихся со своей партией».

Эта картина как настоящее произведение искусства действительно обладала громадным запасом идеологического и психологического влияния. Этого у него не отнимешь. Но опошлить можно. Что с большим рвением делала та же советская пропаганда. Не было такой идеологической дырки, куда бы она ни засовывала героя Гражданской войны. Мог ли рубака-сибиряк, погубивший в жестоких боях не одну человеческую жизнь (Василий Иванович на самом деле не брезговал расправляться лично шашкой с врагами), говорить такое: «Раиса, у тебя нет портрета Ленина?» Замечаю, что Василий Иванович необыкновенно взволнован. Показываю фото. Василий Иванович долго, пристально смотрел на ленинское лицо, а потом сказал: «Вот какой простой на вид человек, а как он правильно все понимает в жизни!»

Народ видел это издевательство над любимым героем и по-своему сопротивлялся. Чем активнее система делала из Чапаева икону, тем откровеннее люди приземляли его в своих байках. Этой нравственной закономерности советские идеологи не понимали. В советских СМИ то и дело появлялись возмущенные выступления: как же можно издеваться над героем Гражданской войны!? Боже ты мой, какое издевательство! Сочиняя анекдоты о Василии Ивановиче, люди как бы делились с дорогими сердцу персонажами тяготами незаладившегося социалистического бытия. Заметьте, в громаднейшем количестве народных историй о Чапаеве нет ни одной откровенно хамской, издевательски-уничижительной байки. Зато их много в анекдотах о Ленине, Сталине, Хрущеве, Брежневе, особенно - Горбачеве и Ельцине. Даже в самых жестких вариантах Василий Иванович выглядит вполне симпатично. Потому что народ его любил, любит и будет любить, несмотря на то, что сегодня эта любовь никем и никак не стимулируется.

Михаил Захарчук

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (0)