Внешняя политика
7849 | 0

Китай всегда играет только за себя

Китай всегда играет только за себя
Читайте МН в TELEGRAM ДЗЕН

Главным событием прошедшей недели был приезд в Москву председателя КНР Си Цзиньпина.

Мы попросили оценить значение и перспективы этого государственного визита доктора исторических наук, профессора Алексея Александровича Маслова, возглавляющего Центр стратегических исследований Китая Российского университета Дружбы народов и заведующего отделением востоковедения Высшей школы экономики.

- Мы привыкли, что Китай выступает на международной арене в образе мудрой обезьяны, наблюдающей с безопасного расстояния за дерущимися тиграми. Однако первый официальный визит после избрания председателем КНР Си Цзиньпин наносит в Москву, явно обозначая, с кем намерен сближаться. Что повлияло на изменение позиции Китая?

- Изменение позиции во внешней политике связано прежде всего с процессами внутри самого Китая, а не только в мире. Довольно долго Пекин выстраивал свою экономическую и политическую модель в рамках совсем другой стратегии, исходя из того, что на планете нет войн и жесткого противостояния, и Китай на этом благоприятном фоне развивает свое продвижение во внешний мир. Выдвинутая в 2013 году инициатива «Пояс и путь» предполагала, что Китай будет подчинять себе инфраструктурные пути (порты, дороги и т. д.) и вкладывать капиталы в разные регионы мира.

ТРИ СОБЫТИЯ, ИЗМЕНИВШИЕ ПОЛИТИКУ ПЕКИНА

- В конечном итоге влияние Китая должно было постепенно распространиться на весь мир, но не потому что кто-то хочет его захватить. Просто внутри страны накоплен огромный избыток денег, который может привести к экономической дестабилизации, если эти капиталы никуда не вкладывать. Поэтому все и было рассчитано на то, что в течение десятилетий КНР будет расширяться, причем расширяться на внешнем контуре и развиваться изнутри в комфортной для себя ситуации. Но внезапно произошли три крупных события, которые все изменили.

Сначала ковид серьезно ударил по китайской логистике, приведя к закрытию портов и снижению скорости роста экономики. Пришлось потратить очень много средств на стабилизацию экономики.

За ковидом последовал сильнейший удар по Китаю со стороны США, причем в самые болевые точки. Это ограничения технологического роста. Задача США - не пускать китайские технологии во внешний, прежде всего Западный, мир и всеми силами создавать вокруг Пекина антикитайскую коалицию, чтобы страна в конце концов стала нерукопожатной. Отсюда обвинения в том, что КНР «породила коронавирус», собирается напасть на Тайвань и нарушает права человека в отношении уйгуров в Синьцзяне. Тема нарушения прав человека в Китае особенно активно поднимается с 2019 года.

- А третий вызов?

- Им стала ситуация на Украине и в Европе в целом. В результате вся логистическая структура, которую выстраивал Китай, внезапно оказалась под угрозой.

300-350 МЛН НЕРАБОТАЮЩИХ ПЕНСИОНЕРОВ

- При этом все отчетливее стало ощущаться влияние на экономику внутренних проблем роста. Население страны резко постарело. В Китае скоро будет примерно 300-350 млн неработающих пенсионеров. Это больше численности населения России в два раза! Китайская молодежь отказывается рожать много детей, предпочитая карьеру, поздние браки там стали нормой.

Но демографическая ситуация — это лишь одна из комплекса проблем. Есть и другие. Например, проблема неравномерного роста регионов: южные - очень богатые, северные и центральные - бедные. А прилегающая к границам России северо-восточная провинция Хэйлунцзян (в прошлом - часть территории исторической области Маньчжурия) вообще находится в застое, что нам, конечно же, невыгодно.

На этом фоне растет влияние финансовых элит, призывающих «не кормить» северные регионы и Синьцзян. Отсутствие социальной сознательности - последствие десятилетия быстрого рывка, когда много внимания уделяли экономике и мало - политическому и идеологическому воспитанию населения. В результате молодежь, увлеченная Доуинь, китайским вариантом TikTok, и зарабатывающая огромные деньги на блогосфере, оказалась не охвачена идеологическим воспитанием. И вот поэтому Китай впервые за последнее столетие выбирается из своей скорлупы и меняет политический нарратив.

- И что это за новый нарратив?

- Китай понимает, что держава является великой, лишь когда она может не только обсуждать проблемы, но и решать их. А он пока не решил ни одной глобальной мировой проблемы - решал только свои собственные. В Китае понимают, что ситуация с Украиной как-то разрешится, и если это произойдет без него, у всех возникнет вопрос: а Китай-то чего отсиживался? Обостряется и ситуация с Тайванем, а если здесь возникнет провокация, какие страны в этом случае поддержат Китай? Сейчас на международной арене, пожалуй, лишь Россия является его главной поддержкой, поддерживает его в политике от начала и до конца. Поэтому фактор устойчивости Москвы внезапно оказался для Пекина очень важным. При этом КНР идеологически противостоит США, Евросоюзу, Австралии и Новой Зеландии, то есть находится не в самом дружественном окружении. Вот почему впервые за всю новейшую историю Китай предпринимает попытку быть участником политического процесса, а не просто наблюдателем.

- В Белом доме считают, что нельзя дать китайской дипломатии шанс хотя бы на какую-то победу, иначе проамериканский мир изменится?

- Да, нельзя позволить Китаю не только выиграть, но и остаться в нейтралитете. Надо показать, что китайские предложения по разрешению украинского кризиса несуразные, неправильные, что Китай - крупная страна экономически, но в политическом отношении - ребенок. А ведь от этого зависит, насколько Китай будут поддерживать другие страны, прежде всего Центральная и Юго-Восточная Азия. Поэтому Китай с его предложениями по урегулированию ситуации на Украине пытается решить не мировую проблему, а свои собственные проблемы путем решения мировых проблем. Именно поэтому Си Цзиньпин отправился с первым визитом в Россию сразу после переизбрания председателем КНР. Он стал первым в истории своей страны главой, утвержденным на третий пятилетний срок. В этом качестве он будет не просто выступать инициатором мирных переговоров по Украине, попытки организации которых до сих пор не увенчались успехом, а будет предлагать (и уже предлагает) свою программу урегулирования, которая - теоретически - удовлетворит всех. В итоге КНР, не выигрывая ничего в реальности, поддерживает свой авторитет и выигрывает историю.

- Сейчас даже американские политологи говорят, что США серией ошибочных действий подтолкнули Китай и Россию друг к другу до такой степени, что между нашими странами теперь нельзя вбить клин…

- Я бы очень аккуратно относился к таким оценкам. Большинство комментаторов, заявляя о том, что мы «встанем плечом к плечу», не понимают, что Китай никогда за всю свою историю ни с кем плечом к плечу не становился! Вступая в разные союзы, Поднебесная всегда старалась быть сверху, а не сбоку или тем более снизу. Поэтому сейчас она старается отыграть свою партию - КНР всегда играет только за себя. Но для нас сегодня такая позиция Пекина очень выгодна. В Китае понимают, что сейчас решается вопрос не об Украине и не о России, а о будущем всей геополитики. И если геостратегическая ситуация (а не военная операция) будет Россией, Китаем или какими-то другими странами проиграна, то все его усилия по построению суверенной экономики за последние 40 лет пойдут прахом. Потому что китайские технологии больше не пускают во внешний мир, страна уже не может быть мировой фабрикой, ведь все подорожало. И Пекин пытается продемонстрировать, что ему есть что сказать всему миру.

БУДЕТ ЛИ АЗИАТСКОЕ НАТО?

- Будет ли военный альянс между нашими странами?

- Формально он уже есть. Именно формально - с точки зрения взаимодействия. Мы проводим совместные учения, у нас есть военно-политическое сотрудничество.

- А будет ли подписан договор о создании альянса типа азиатского НАТО?

- Думаю, что нет, потому что это увеличило бы эскалацию напряженности. Китай пытается держать переговорные ворота открытыми. Мы слышали последние заявления премьера Госсовета КНР Ли Цяна, который, критикуя США, при этом предлагает наладить торговлю с ними, говорит, что Соединенные Штаты по-прежнему остаются главным торговым партнером страны. То есть Китай однозначно не желает размежевания, он заявляет: нет, мы не хотим разрыва отношений с США, мы выступаем за их нормализацию. Поэтому говорить о том, что Китай вместе с Россией создает новый мир, было бы неправильно, какие бы громкие заявления ни звучали. Мы часто принимаем китайскую фигуру речи за серьезную политическую концепцию: «Наши отношения крепки как скала», «Мы стоим плечом к плечу, спина к спине», «Сегодня наши отношения крепче, чем когда бы то ни было». Это хорошие фразы, но они произносятся Си Цзиньпином во время поездок в любые другие страны. Просто мы не следим за его визитами, нас ведь интересует Россия. А Китай по-прежнему пытается дружить со всеми, потому что разгром сложившейся в мире системы торговли и финансов ему крайне невыгоден.

Ирина Ковалева

Фото: KREMLIN.RU

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.