Сегодня 20 июля 2017 г., четверг, 17:54USD 59.08 -0.1595EUR 68.00 -0.2725
Новости политики. События в мире

Путин изменил страну и мир

17 августа 2014
hits 3962

15 лет назад, 16 августа 1999 года, Госдума утвердила Владимира Путина председателем правительства России. Процедура по тогдашним меркам была вполне обычной, даже рутинной: с апреля 1998 года это была уже шестая «смена вахты» в Белом доме. Мало кто сознавал, что на сей раз в стране меняется не только правительство, но и эпоха.  К числу немногочисленных прозорливцев принадлежал Борис Ельцин. Сообщив 9 августа 1999 года в своем телеобращении к нации об отставке правительства Степашина, первый президент представил Путина не только как кандидата в премьеры, но и как человека, который «сможет сплотить вокруг себя тех, кому в новом ХХI веке предстоит обновлять великую Россию».

Кстати, следует развеять старый миф: Ельцин не объявлял Путина своим преемником. Это слово действительно прозвучало, но в несколько ином контексте: не сомневаюсь, мол, что Степашин «поддержит своего преемника и своего друга». Однако по сути все верно: одновременно Ельцин выразил надежду на то, что «все, кто в июле 2000 года придет на избирательные участки и сделает свой выбор», будут уверены в Путине так же, как он сам. Для справки: в июле 2000 года в стране должны были пройти президентские выборы. Перенос на март произошел из-за досрочной отставки Ельцина, о которой тот объявит менее чем через пять месяцев после описываемых событий. Впрочем, даже Борис Ельцин и его Семья, выбравшие Путина из колоды потенциальных «наследных принцев», не предполагали тогда, до какой степени их креатура изменит страну.

НЕ ЖДАЛИ

Документальным свидетельством того, насколько неожиданным для политической элиты было появление Владимира Путина на вершине пирамиды власти, является стенограмма заседания нижней палаты от 16 августа 1999 года. Лидер фракции «Яблоко» даже назвал предложенного президентом кандидата в премьеры «Владимиром Владимировичем Степашиным», вызвав, как свидетельствует документ, «оживление в зале». Характерно, что Явлинский не стал извиняться за оговорку, выразив уверенность, что она всем «вполне понятна». Для тех, кому невдомек, поясняем: по кандидатуре Степашина Госдума голосовала всего три месяца назад - его правительство просуществовало всего 82 дня.

Кстати, Сергей Вадимович был встречен на Охотном Ряду с куда большим радушием, чем Владимир Владимирович: если за Степашина проголосовало конституционное большинство (293 голоса), то Путин едва набрал простое (232). А ведь Степашин «подсидел» не кого-нибудь, а Евгения Примакова - главу первого и до сей поры единственного в постсоветской России кабинета, сформированного на коалиционной основе (в него вошли представители всех думских фракций). И к тому же самого популярного на тот момент в стране политика. КПРФ - наиболее влиятельная тогда политическая партия, имевшая самую большую думскую фракцию, - грозилась вывести людей на улицы, если Ельцин посмеет тронуть Примакова. Но в итоге большинство принявших участие в голосовании коммунистов поддержали в мае его сменщика (голосование было свободным). А 16 августа, несмотря на то что ничего личного ни к Степашину, ни к его преемнику у Геннадия Зюганова и его команды не было, фракция в большинстве своем проголосовала против.

Да и прочие думцы отнеслись к новому кандидату с заметно большей прохладцей, нежели к Степашину. Интересная деталь: против назначения Путина на пост премьера голосовал в том числе Александр Ткачев, ныне губернатор Краснодарского края, член бюро высшего совета партии «Единая Россия», а 15 лет назад - депутат Госдумы в составе аграрной депутатской группы. А Элла Памфилова, входившая в группу «Российские регионы» (сегодня - уполномоченный по правам человека в РФ), и вовсе принялась стыдить кандидата: «Зачем вы... согласились участвовать в этом совершенно постыдном процессе государственной безответственности, которая навязывается сейчас нам кремлевской группой?»

Причина такой «дискриминации» очевидна. Степашина, который пришел в политику еще во времена перестройки (с 1990 года - народный депутат РСФСР), парламентарии знали как облупленного. Меж тем Путин, за плечами которого не было ни одной выборной должности, воспринимался как темная лошадка, ставка на которую может быть попросту опасной. Кто знал, в какую такую «степь» она потянет страну? Геннадий Зюганов предположил, например, в своем выступлении, явно намекая на прежнюю должность Путина (директор ФСБ), что ельцинское окружение ищет «или очередного Корнилова, или Берию».

Впрочем, и те, кто призывал голосовать за Путина, делали это в таких выражениях, о которых сегодня, пожалуй, предпочли бы не вспоминать. Вот, к примеру, избранные места из спича лидера «Российских регионов» Олега Морозова, занимающего ныне пост начальника управления по внутренней политике администрации президента: «По сути дела, обсуждать сегодня нечего, потому что мы не можем серьезно обсуждать персону кандидата. Нам не известна программа его... Нам не известны личные качества Путина... У нас нет причин полагать, что Путин будет работать лучше, чем Степашин...» Тем не менее «надо соглашаться на кандидатуру Путина», поскольку у президента «запасены очередные кадровые «рокировочки», которые, появись они, сделают абсолютно невозможным взаимодействие парламента с правительством».

Словом, выбор был не между плохим и хорошим, и даже не между большим и меньшим злом, а между неизвестностью и предсказуемой катастрофой. «Коктейль» проблем, терзавших страну, и без того был ядреным: последствия дефолта, от которого не успела оправиться страна, ожесточенные бои с исламскими экстремистами в Дагестане, стремительно перерастающие во «вторую чеченскую»... Добавление сюда еще и такого ингредиента, как правительственный кризис, было бы в прямом смысле слова взрывоопасно.

ПОЧУВСТВУЙТЕ РАЗНИЦУ

Если оценивать итоги путинского 15-летия с точки зрения связанных с его назначением надежд, то успех прямо-таки фантастический. Ведь особых надежд ни у кого, включая самих назначавших, Ельцина и его окружение, и не было. Главное, чего чаяли граждане страны на излете лихих 1990-х, - только бы не было еще хуже. Кремль боялся мести непримиримой оппозиции в случае, если она дорвется до власти. «Непримиримые» - разгона Думы и запрета КПРФ. Народ - новых разорительных реформ и дефолтов. И все вместе - развала страны. Вышло, как видим, намного лучше, чем ожидалось.

В экономике это называется «эффект низкого старта». Но если судить по гамбургскому или, точнее, долларовому счету, достижения все равно впечатляют.

На момент прихода Путина к власти ВВП страны составлял по тогдашнему курсу 127,34 млрд долларов США. Через 15 лет, в 2013-м, экономика выдала «на-гора» 2 трлн 44,03 млрд в «зеленом» эквиваленте.

То есть, если считать в долларах, национальное хозяйство увеличилось в 16 раз! В той же пропорции выросли за 15 лет среднедушевые доходы населения (с 49 до 785 долларов) и средний размер пенсии (с 19 до 304). А среднемесячная зарплата скакнула аж в 18 раз - с 51 до 912 долларов!

Не менее убедительны достижения в области демографии. В 1999 году в России родилось 1 млн 283,3 тыс. детишек, ушло в мир иной 1 млн 988, 74 тыс. россиян. Естественная убыль - 705,45 тыс. человек. Результаты 2013 года: 1 млн 895,8 тыс. родившихся; 1 млн 871,8 тыс. умерших. Итого: плюс 24 тыс. Прибыль, конечно, невелика, тем не менее этот результат смело можно назвать историческим: естественный прирост населения отмечен в стране впервые с 1991 года. Весьма впечатляющий прогресс достигнут в отношении ожидаемой продолжительности жизни. Если 15 лет назад жизненный путь среднестатистического россиянина составлял 65 лет (59 лет - мужчины, 72,26 - женщины), то сегодня он достигает 71 года (65 - мужчины, 76 - женщины).

Наконец, на десерт - географический прирост: территория страны увеличилась на 26 100 кв. километров. Именно столько составляет площадь двух новых субъектов Федерации, вошедших в состав России в марте этого года, - Республики Крым и города Севастополя.

Вместе с тем многие лелеемые 15 лет назад мечты остались несбывшимися. «Для того чтобы достичь душевого производства ВВП на уровне современных Португалии или Испании - стран, не относящихся к лидерам мировой экономики, - нам понадобится примерно 15 лет при темпах прироста ВВП не менее 8% в год, - писал Владимир Путин в своей статье «Россия на рубеже тысячелетий», опубликованной 30 декабря 1999 года. - Если сумеем в течение этих же 15 лет выдерживать темпы прироста ВВП на уровне 10% в год, то достигнем нынешнего уровня душевого производства ВВП Великобритании или Франции».

Увы, нам так и не удалось догнать и перегнать Португалию. Доля ВВП, приходящаяся на среднестатистического россиянина, составляет 18,1 тыс. долларов США, в то время как на португальца приходится 22,9 тыс. По этому показателю Россия отстает, кстати, не только от самой бедной страны старой Европы, но и от большинства новых членов ЕС - Латвии, Литвы, Эстонии, Венгрии, Чехии, Польши... Ну а до Франции (35,7 тыс. долларов на душу населения) с Великобританией (37,3 тыс.) нам вообще как до Луны. Не слишком эффектно смотрятся на европейском фоне и прочие наши социально-экономические достижения: размеры зарплат и пенсий, продолжительность жизни, качество медицинского и социального обслуживания, уровень коррупции и бизнес-климат... В общем, как говорится, есть куда расти.

К счастью для власти, народ по-прежнему не предъявляет к ней завышенных требований. Как и в августе 1999 года, главное для нас - чтобы не было хуже. Правда, реализовать эту задачу будет, пожалуй, еще сложнее, чем 15 лет назад.

ЕЛЬЦИН ДОВЕРИЛ СТРАНУ ПУТИНУ

Борис Ельцин:

«Мне было ясно, что неотвратимо близится новый раунд острейшей политической борьбы. Последняя схватка за политический выбор страны. Степашин способен кого-то на время примирить, но не способен стать политическим лидером, бойцом, идейным противником Лужкова и Примакова на выборах в Думу... Да, сейчас отставка будет выглядеть совершенно нелогичной. Ну так и не нужно искать для нее логичных причин: якобы не справляется с тем или с этим. Нужно назвать реальную причину отставки: Путин! Путин - тот человек, с которым я связываю свои главные надежды. Тот человек, в которого я верю и которому могу доверить страну...

Путина я приметил, когда он возглавил главное контрольное управление администрации, затем стал первым заместителем Юмашева (по региональной работе). В Кремле он появился в марте 1997 года. Иногда Путин оставался за старшего. И тогда встречаться нам приходилось чаще. Путинские доклады были образцом ясности. Он старательно не хотел «общаться», как другие замы, то есть излагать свои концепции, воззрения на мир и на Россию; казалось, специально убирал из наших контактов какой бы то ни было личный элемент. Но именно поэтому мне и хотелось с ним поговорить! Поразила меня и молниеносная реакция Путина. Порой мои вопросы, даже самые незамысловатые, заставляли людей краснеть и мучительно подыскивать слова. Путин отвечал настолько спокойно и естественно, что было ощущение, будто этот молодой, по моим меркам, человек готов абсолютно ко всему в жизни, причем ответит на любой вызов ясно и четко. Вначале меня это даже настораживало, но потом я понял - такой характер...

5-го (5 августа 1999 года. - «МН»), рано утром, я встретился с Путиным... «Я принял решение, Владимир Владимирович, и предлагаю вам пост премьер-министра». Путин смотрел на меня внимательно. Молчал. «Но это еще не все, - продолжил я. - Вы примерно представляете, почему я вынужден отставить вашего предшественника. Я знаю, что Степашин ваш друг, тоже петербуржец, но сейчас нужно думать о другом. Ваша позиция должна быть предельно корректной, выдержанной, но твердой. Только так вы достигнете и авторитета в обществе, и успешного итога парламентских выборов»... Путин задумался. «Предвыборной борьбы не люблю, - признался он. - Очень. Не умею ею заниматься и не люблю». «А вам и не придется ею заниматься. Главное - ваша воля, уверенность. Ваши поступки. От этого все зависит. Политический авторитет либо приходит, либо нет. Вы готовы?» «Буду работать там, куда назначите», - немногословно ответил Путин».

Источник: Борис Ельцин «Президентский марафон».

Владимир Путин:

«Борис Николаевич пригласил меня к себе и сказал, что у него есть идея предложить мне пост премьер-министра, только он должен еще переговорить со Степашиным. Я не особенно удивился. Уже было понятно, что все к тому идет. Я имею в виду не мое назначение, а снятие Степашина. Ельцин не спрашивал, согласен ли я стать премьером или нет. Он лишь сказал, что относительно Степашина уже принял решение. Кстати, в разговоре со мной он не произносил слова «преемник». Ельцин говорил о «премьере с перспективой», что если все пойдет нормально, то он считал бы это возможным...

Мы сидели вчетвером - Борис Николаевич, Степашин, Аксененко и я. Сергею президент объявил о его отставке. Представляете мое состояние? Я же его товарищ. Оправдываться мне вроде перед ним не в чем. Ну что сказать: «Сергей, все равно тебя уволят». Ну это невозможно произнести вслух. Язык не поворачивается. Конечно, было очень неприятно... Внешне он не сделал ничего такого, за что можно было бы уволить. Но президент посчитал иначе. Он исходил, наверное, не только из тех двух-трех месяцев, что Сергей был премьером...

Все это происходило на фоне только что начавшейся агрессии в Дагестане. Я как бы внутренне для себя решил, что все, карьера на этом, скорее всего, закончится, но моя миссия, историческая миссия - звучит высокопарно, но это правда - будет заключаться в том, чтобы разрешить эту ситуацию на Северном Кавказе. Тогда совсем непонятно было, чем все закончится, но мне, и не только мне, наверное, было ясно, что на Северном Кавказе «башку себе этот паренек сломает». Я к этому так относился. Сказал себе: бог с ним, у меня есть какое-то время - два, три, четыре месяца, - чтобы разбабахать этих бандитов. А там уж пусть снимают».

Источник: «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным».

Татьяна Юмашева, дочь первого президента России:

«В начале августа папа окончательно принял решение, что Сергея Степашина он премьером не оставит, а назначит Владимира Путина. И вопрос стоял лишь в том, когда произойдет смена, в начале августа или позже, уже осенью. Кстати, именно тогда состоялся тот самый знаменитый спор между главой администрации Александром Волошиным и Анатолием Чубайсом... Позиция Чубайса была следующей - Степашина ни в коем случае нельзя убирать. Это будет катастрофой для президента. Путин, безусловно, блестящий, идеальный кандидат. И он, Чубайс, прекрасно знает Владимира Владимировича еще по Питеру. Но Путина Дума никогда не пропустит. После трех голосований - роспуск парламента. Коммунисты вместе с Лужковым и Примаковым на следующих выборах набирают твердое, может быть, и конституционное большинство. После этого страна катится к катастрофе, вплоть до гражданской войны... Аргументы у Волошина были следующие. Дума, говорил он, считает, что Путин слабый, никакой. Они его пропустят, потому что они не воспринимают его серьезно. Сейчас парламент мало волнует, кто будет накануне выборов премьером... Спорили они так несколько часов. Друг друга ни в чем не убедили. И тогда договорились о следующем. На следующее утро Волошин попросит президента встретиться с ними двумя, Чубайсом и Волошиным, чтобы у президента была возможность выслушать оба мнения. И если президент решит оставить Сергея Степашина, тогда Волошин попросит президента, чтобы Чубайс возглавил администрацию и довел вместе с президентом президентские выборы 2000 года до конца... Чем закончились все эти истории, вы знаете. Папа не прислушался к мнению Чубайса».

Источник: http://t-yuma­sheva.livejournal.com/

Андрей Владимиров

Фото РИА «НОВОСТИ»

 

Просмотров: 3962
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Чиновник, не потерявший совесть Далее в рубрике Чиновник, не потерявший совесть


Загрузка...
Комментарии (4)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.