Общественные и социальные новости
3023

На манеже - четыре поколения одной семьи

На манеже - четыре поколения одной семьи

Цирковая династия Майхровских бережно хранит память поколений. Прабабушка и прадедушка, Бернард и Антонина, проехали всю войну в агитационном поезде - дарили радость бойцам в воинских частях и прифронтовых госпиталях. Их сын, Евгений Майхровский - знаменитый клоун Май, - нынче руководит одной из самых успешных трупп в российском цирковом искусстве.

В ЦИРК ПОПАЛИ СЛУЧАЙНО

Бернард Майхровский и его супруга Антонина цирковыми артистами стали случайно. Бернард Майхровский с юности занимался акробатикой, а в конце 1920-х годов его пригласили работать в цирковой антрепризе. Молодой человек показал себя как талантливый артист и хороший гимнаст. Публика восторженно его принимала, Майхровский приобрел известность. В 1930-е он выступал в московском парке культуры на так называемом «Острове танцев» с акробатическим номером. Там и познакомился со своей будущей женой Антониной - миниатюрной блондинкой, артисткой балета.

Молодые люди не только поженились, но и стали работать вместе.

- Прабабушка ловко вставала на плечи своему мужу, он мог удержать ее на ладони, - поясняет правнучка Антонины, Наталья Майхровская, наследница династии, известная дрессировщица. - Эффектные номера, изобретение которых сейчас приписывают китайскому цирку, - танцы «верхнего» на плечах «нижнего» - мои прабабушка и прадедушка проделывали еще 80 лет назад. На плечах и руках Бернарда бабушка показывала красивые балетные па. Публика не сводила с них глаз.

ПОДБИТЫЙ ТАНК ВМЕСТО ИГРУШЕК

В 1938 году у молодой цирковой семьи родился сын Евгений. А в 1941-м началась война. Артисты были приписаны к Мос­ковскому дому культуры железнодорожников. Управление железных дорог СССР в то время создавало так называемые агитационные поезда. В них артисты и жили, и перемещались с фронта на фронт.

- Я тоже путешествовал с родителями в этом поезде, - вспоминает Евгений Майхровский, - так же, как и другие дети артистов. Условий для малышни в поезде не было, но мама и папа не хотели оставлять меня в детском доме, боясь потерять в непростое военное время. И создавали удобства, как могли. Спать меня укладывали, например, в большой чемодан. Организовать кроватки было невозможно, да и с полки я падал. Папа натягивал в багажной полке специальную сетку, чтобы я не вываливался на пол. Пока я спал, они репетировали. Или выступали перед военными и гражданскими.

Антонина Майхровская, или Тоська, как ее звали дети, позже рассказывала внучкам, как радостно встречали их раненые, врачи в госпиталях, рабочие и служащие на заводах. Как благодарно хлопали. Как делились последним, стараясь накормить долгожданных артистов.

- Во время вой­ны люди ждали праздника, хотели хоть немного отвлечься от  тяжких будней, постоянной боли, бомбежек, крови, - рассуждает Наталья Майхровская. - Тоська говорила, что это было очень важно тогда. Им тоже пришлось видеть ужасы войны, когда они въезжали в города, освобожденные от оккупации, приходилось терпеть лишения, нехватку продуктов и одежды. Но вместе они справлялись с трудностями.

Евгений Майхровский сейчас со смехом вспоминает небольшой эпизод военного времени. Его мама, с большим трудом раздобыв на какой-то станции бак теплой воды, вымыла сына. Впервые за несколько недель. Но потом поезд сделал незапланированную остановку в чистом поле. Пока родители, пользуясь возможностью, репетировали, маленький Евгений сбежал из купе, чтобы поиграть на улице. Спохватившись, мама долго не могла найти сына - кричала, металась вдоль вагонов, обежала ближний поселок и станцию. Ребенок как сквозь землю провалился. Нашли его за пару минут до того, как поезд должен был тронуться. Женя сидел в поле за гусеницей огромного подбитого танка и горстями радостно сыпал на отмытую макушку песок.

- Родители очень меня ругали. Но были счастливы, что я нашелся, - смеется спустя годы Евгений Бернардович.

НА МАНЕЖЕ С ТРЕХ ЛЕТ

Тогда же, в военное время, состоялся цирковой дебют маленького Жени.  Родители, выступая, однажды взяли его с собой. Папа передал его снизу маме. А мама, делая акробатическую фигуру на плечах Бернарда, поставила сына себе на голову. Сын отлично устоял и даже ухитрился сделать публике «комплимент» ручкой.

Приходилось переживать и настоящие авианалеты. Бывали случаи, когда поезд спешно покидал передовую, уходя в тыл, а прямо вслед за последним вагоном на железнодорожный мост сыпались снаряды.

Пережив войну, холод и голод, семья не потеряла желания радовать людей своим творчеством.

- Прадедушка всегда был в семье «барином» - вальяжным и немногословным, - с улыбкой замечает Наталья Майхровская. - И тем не менее многое умел делать руками. Построил дом, посадил розы. Вышивал картины, мог сшить жене эффектное платье, пальто или даже обувь. А бабушка, наша любимая Тоська, до последних дней была легкой, задорной и никогда не теряла оптимизма. Она до восьмидесяти лет преподавала в цирковом училище. Ставила технику мне. Выучила практически всех ныне работающих артистов. Ее многие вспоминают с огромной благодарностью.

Она очень любила петь и пела всегда. Любила гостей и принимала их радостно, а провожала весьма оригинально, показывая у лифта целый каскад балетных па, приговаривая: «Томбэ, па-де-буре, глиссад и ассамбле!» Гости ликовали. Неуемную энергию Антонины унаследовала и Наталья Майхровская. Молодая звезда цирка говорит, что при любых невзгодах она вспоминает прабабушку с ее силой жизни и позитивным восприятием мира.  И к ней возвращается оптимизм.

Сын Бернарда и Антонины, Евгений Майхровский, дебютировавший в три года и с детства живший в цирковой среде, мечтал быть не акробатом и не клоуном, а драматическим артистом. Но так и не смог поступить ни в одно театральное училище из-за низкого тембра голоса. Но поступил в цирковое.

Когда со студенческой скамьи его призвали в армию, смог организовать самодеятельную цирковую труппу из солдат-призывников.

- Мы вставали в четыре утра, чтобы репетировать, - говорит старейшина цирковой династии, - с шести утра у нас начинался обычный солдатский день по распорядку. А с отбоя и до полуночи я сидел за учебниками и конспектами, так как учился во ВГИКе на режиссерском отделении. Евгений Майхровский по окончании училища начал работать клоуном.

КЛОУН В ЧЕМОДАНЕ

В советское время клоун Май и его чудесные дрессированные животные - ученый гусь и собачка Филя - были известны и любимы почти так же, как Карандаш или Юрий Никулин.

Почти все Майхровские стали цирковыми артистами и работают в одной труппе. Внучка Евгения Бернардовича, очаровательная Наталья Майхровская, - известная дрессировщица, которая вместе с супругом Салихом Гаязовым создала уникальный номер с морскими львами и пингвинами. Впервые она вышла на манеж к публике, когда ей было ровно столько, сколько и деду, то есть три года. Вышла вместе с Маем в образе Маленького Мая, путешествующего с клоуном в чемодане. А спустя 20 лет точно так же вышла на публику и ее дочь, Майхровская-младшая.

- Я не знаю, кем станет дочка и будет ли она, «рожденная в опилках», артисткой цирка, - признается Наталья. - Но и мы, и наши родители начинали карьеру с этой роли. Семейная традиция. А традиции для цирковых артистов очень важны.

Ирина Потапова,

Фото автора

 

 

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)

© 2019. Сетевое издание «Мир Новостей». Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-58901 от 05.08.2014 г.

Свободное использование в Интернет-пространстве текстов, фото и видеоматериалов, опубликованных на этом сайте, допускается при условии обязательного размещения гиперссылки на источник публикации mirnov.ru.

Мы используем файлы «cookie» для функционирования сайта. Если Вас это не устраивает, пожалуйста, покиньте сайт. Политика конфиденциальности

16+
Top.Mail.Ru