Город
1693

Иди туда, не знаю куда…

Иди туда, не знаю куда…

Указатели в метро с орфографическими ошибками: забота о мигрантах или отмывание денег? 

На станциях московского метро появились указатели на таджикском и узбекском языках. Пока только на двух – «Лесопарковой» и «Прокшино». Столичные власти объясняют свой шаг желанием создать дополнительные удобства гостям города, которые едут в Миграционный центр в деревне Сахарово для прохождения процедуры легализации. Вместе с тем, в соцсетях появились ссылки на опыт других городов мира, в которых указатели и пояснительные надписи на языках мигрантов уже давно стали привычными. Приятно осознавать, что и наша столица, прочно вошедшая в список притягательных для мигрантов городов, не отстает от общемирового тренда. Есть одно но…   

Переводы на табличках-указателях выполнены неграмотно, допущены орфографические ошибки, перепутаны времена, есть путаница с предлогами. Немудрено, если в такой ситуации указатели окажут обратный эффект и просто запутают тех, кому они адресованы. 

Указатель «Выход» на станции метро «Лесопарковая» написан правильно и на узбекском, и на таджикском языках. А вот запрещающая табличка красного цвета «Нет входа» в переводе на узбекский язык содержит орфографическую ошибку, в результате чего можно подумать, что это указатель места входа. Правильно будет писать «Yo’l  yo’q» или «Kirish yo’li  yo’q». 

Надпись «34-й километр МКАД» в переводе на узбекский читается как «34 километра МКАД». Правильно будет указать «MKAD ning 34-chi kilometri»/ 

Указатель «автобусы до Миграционного центра (Сахарово)» переведен как «автобусы в Миграционный центр (Сахарово)», т.е., вместо предлога «до» (gacha) неправильно применен предлог «в» (ga). Правильно будет писать «Migratsiya markazigacha (Saхarovo) avtobuslar». 

В этом же указателе допущены ошибки при переводе на таджикский язык. В обратном переводе на русский табличка читается как «автобусы в Мухаджирский центр (Сахарово)». Во-первых, вместо предлога «ба» (в) здесь следует использовать предлог «то» (до). Кроме того, термин «миграция» заменен словом «мухаджир», что не совсем корректно.  

Под мухаджирством принято понимать случаи массового и целенаправленного переселения мусульман из немусульманских стран в мусульманские страны из-за нежелания мириться с положением религиозного меньшинства или в связи с иным этнорелигиозным давлением. Таким образом, считаем не совсем корректным обозначать термином «мухаджир» современных нам трудовых мигрантов из Центральной Азии: он несет в большей степени религиозный оттенок, в то время как нынешняя массовая трудовая миграция имеет социально-экономические корни. Мигранты-узбеки в РФ определяют свое положение как «мусофир/musofir» (путник), а мигранты-таджики также употребляют термин «ғариб» (бедолага). Иногда со стороны не только таджикских, но и части узбекских трудовых мигрантов встречается употребление фарси-таджикского термина «сарсон» (вариант – «саргардон»), что означает «кидаться из стороны в сторону без толку от безысходности» (прямой перевод – блуждать, блуждающий).  

Если термин «мусофир/musofir» более-менее устоялся, то другие слова имеют эмоциональную окраску и, таким образом, неточно отражают смысл термина «мигрант». В официальных документах и в СМИ Узбекистана, например, для обозначения трудовой миграции используется термин «mehnat migratsiyasi», что переводится как «трудовая миграция». Такой подход регламентируется ст. 7 Закона о государственном языке Республики Узбекистан, в котором отмечается, что «государство обеспечивает обогащение и совершенствование узбекского языка, в том числе за счет введения в него общепризнанной научно-технической и общественно-политической терминологии». А термины с эмоциональной окраской допускаются в бытовом употреблении, они стали привычны в мигрантской литературе на узбекском и таджикском языках. 

В указателе «Старобитцевская улица» переводчик не учел грамматических правил узбекского языка и написал две буквы «т», хотя правильный перевод слова «Старобитцевская» пишется так: «Starobitsevskaya». 

При переводе на узбекский язык указателя «До Бунинской аллеи» использован предлог «qadar», что означает расстояние, но не направление. Правильно будет писать «Buninskaya alleyagacha». 

Те же ошибки допущены и при информационном оформлении станции метро «Прокшино». Но к ним добавились местные указатели с новыми ошибками. Название «Проектируемый проезд №7029» переводится на узбекский язык как «7029-sonli loyihalashtirilayotgan o’tish», так как это причастие настоящего времени. А на табличке значится «Спроектированный проезд №7029». Согласитесь, разница между прошедшим и настоящим временем есть. Специфической особенностью узбекского языка является агглютинативный строй, что означает осуществление словообразования путем присоединения к корню или основе слова аффиксов, каждый из которых однозначен и несет свое собственное грамматическое значение. Это при переводе также не было учтено. Указатель «ЖК «Дубровка» переводится как «Dubrovka turar-joy kompleksi», а не так, как на табличке. Впрочем, онлайн-переводчики популярных браузеров выдают именно те варианты, которые указаны на двух последних табличках. 

В пункте 2 ст. 3 Федерального закона от 01.06.2005 N 53-ФЗ (ред. от 30.04.2021) «О государственном языке Российской Федерации» подчеркнуто, что в случаях использования наряду с государственным языком Российской Федерации иностранного языка тексты на русском языке и на иностранном языке «должны быть идентичными по содержанию». 

Закон нарушен, но мигранты, которые больше озабочены проблемами вилки и ножа, а не правильными переводами указателей, никуда жаловаться не пойдут: попытались власти Москвы оказать внимание, и на том спасибо. «Нарушение настоящего Федерального закона влечет за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации», сказано в ст.6 Закона «О государственном языке Российской Федерации». 

Но ведь хорошая инициатива с переводом предпринималась «не за страх, а за совесть». Московские власти признают, что трудовая миграция вносит значительный вклад в развитие столицы, что подтвердил и прошедший год, который мы все прожили под знаком пандемии нового коронавируса. И честь и хвала правительству Москвы, которое открыто заявляет о своих озабоченностях. Вспомните недавнее прошлое, когда на конкурсах дворников побеждали лица со славянской внешностью, хотя москвичи и гости столицы видели на улицах лишь дворников-азиатов. Перевод табличек, это, несомненно, забота о тех, кто помогает преображать город, и своеобразное выведение их из тени. Но подходить к важному вопросу нужно серьезно и не допускать таких ситуаций, когда эффект от полезной инициативы перечеркивается безответственным отношением к ее реализации. 

Сейчас не только правительство Москвы, но и целый ряд культурных учреждений и банков запускают проекты, направленные на более активную интеграцию трудовых мигрантов. Прошло время, когда их старались не замечать. Первым стал Музей современного искусства «Гараж», который перевел все пояснительные таблички в экспозициях на языки народов Центральной Азии и запустил оффлайновые и онлайновые экскурсии по залам учреждения культуры на киргизском, таджикском и узбекском языках. Сбербанк также запускает проект по облегчению доступа к своим услугам для мигрантов. Для этого музеем и банком привлекаются профессиональные переводчики и редакторы. 

Почему метрополитен решил пойти своим путем, а не оперся в важном и нужном деле на специалистов, остается непонятным. А ведь гонорары за некачественные переводы, привносящие путаницу, скорее всего, выплачены сполна. Тут налицо не только  пренебрежительное отношение к чужим языкам, но и к собственному бюджету. А это уже более серьезная статья. 

Прошу считать эту статью официальным обращением к председателю Следственного комитета РФ Бастрыкину А.И. 

Азат Примов, 

юрист Профсоюза трудящихся-мигрантов,

сертифицированный переводчик.

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (0)