В сентябре мы предлагаем воспользоваться льготными условиями для размещения рекламных материалов Вашей компании у нас на сайте и газете "Мир новостей"! Обращайтесь к специалистам рекламного отдела по адресу: adv@mirnov.ru.
Общественные и социальные новости
1978

«Ад» на Трубной, где решили убить Александра II

«Ад» на Трубной, где решили убить Александра II

Трубная площадь при советской власти долго оставалась такой, какой ее знали Чехов и Гиляровский. Она выглядела как на старинных фотографиях, сделанных на рубеже ХIХ-ХХ веков. Все старинные здания на четырех углах сохранялись. Площадь рассекали рельсы трамвая разных маршрутов. Один, самый старинный - «А», шел вдоль бульваров. Другие тянулись издалека, с Мещанских улиц. На Трубной, пересев на «Аннушку», можно было за копейки доехать до памятника Пушкину.

Спуск с холма Рождественского бульвара доставлял мучения водителям. Вагоны трамвая на тормозах сползали к площади. Намеревались соорудить эстакаду или срезать холм. Ничего из этой затеи не вышло. Крутой берег Неглинки остался таким, каким его видел боярин Кучка. С женой, дочерью и двумя сыновьями он жил здесь в ХII веке в укрепленном замке. Владел селами и землей, называвшейся его именем - Кучковым полем.

В найденной Карамзиным в Ипатьевском монастыре летописи Москва впервые упоминается 1147 годом с таких слов: «И прислал к Святославу Юрий и сказал: «Приди ко мне, брате, в Москов». Но народ продолжал называть Москов как встарь - Кучково. Триста лет летописцы называли: «Кучково, рекше Москва», Кучково, оно же называется Москва.

Кучково поле простиралось на плоской вершине холма, где теперь предстают прозаические Сретенские ворота с заурядными домами и церковью Успения в Печатниках. В ХII веке через это поле проходила дорога из Киева, где правил великий князь Юрий Долгорукий, в города Владимирской Руси. Как раз здесь произошло историческое событие, давшее начало Москве.

По преданию на своем пути князь «возлюбил» село Кучки и без приглашения с дружиной наведался в замок гордого боярина. Хозяин «не почте великого князя подобающею честию, яко же довлеет великим княземь, но и поносив ему к тому жь». Сын Владимира Мономаха «не стерпел хулы сей». По другому преданию в истории основания нашего города сыграла роль роковая любовь князя, который «хотя имел жену достойну», возжелал жену боярина. Оскорбленный Кучка вступил в борьбу с князем Юрием и погиб.

Так или иначе, но далее, как гласит «Повесть о зачале царствующего великого града Москвы», написанная в ХVII веке, произошло следующее:

«Сам же князь великий Юрьи Владимирович взыде на гору и обозрев с нее очима своими семо и овамо по обе страны Москвы реки и за Неглинною, и возлюби села оныя и повелевает на месте том вскоре соделати мал древян град и прозва его званием реки тоя - Москва град по имени реки, текущия под ним».

«Мал древян град» появился не на месте замка боярина Кучки, а в устье Неглинки, на более защищенном месте, где она впадает в Москву-реку. То есть на Боровицком холме, где возник Кремль.

Последний раз летописи упоминают о Кучковом поле в 1488 году. Позднее москвичи о древнем урочище забыли. Хорошо бы у Сретенских ворот напомнить всем об этом и установить обелиск, гласящий, что здесь произошло событие, связанное с основанием Москвы.

* * *

От Сретенских ворот вернемся к истоку Рождественского бульвара. Известный краевед Юрий Федосюк в книжке «Бульварное кольцо», вышедшей в 1972 году, описал угловой дом № 1, выходивший фасадами на Цветной бульвар, Трубную площадь и Трубную улицу.

«Строился дом № 1 постепенно, соединяясь в единое целое из отдельных разноэтажных корпусов. Начало возникновения этого комплекса относится к 1820-м годам. Сейчас здание окрашено в светлые тона и выглядит жизнерадостно. В прошлом же это была одна из самых зловещих трущоб Москвы, мимо которой даже днем проходить было небезопасно». Ну а ночью, как мы знаем из воспоминаний Владимира Гиляровского, обитавшие в трущобах бандиты и разбойники грабили и убивали прохожих, сбрасывая тела погибших в колодцы Неглинки.

В середине ХIХ века обширный подвал дома занимал трактир под названием «Ад». На первом этаже здания торговали лавки и магазины. Над ними находился еще один большой трактир «Крым».

«Разгульный «Крым», по словам Гиляровского, занимал два этажа. В залах были эстрады для оркестра и для цыганского и русского хоров, а громогласный орган заводился вперемешку между хорами по требованию публики, кому что нравится, - оперные арии мешались с «Камаринской», и гимн сменялся излюбленной «Дубинушкой».

(Хочу заметить: у завсегдатаев трактира, «всякого жулья», музыкальный вкус был не испорчен, как их биографии. В наши дни подобный репертуар ни во всем не устарел.) Далее, как писал бесстрашный и могучий дядя Гиляй:

«На третьем этаже трактира второго разряда гуляли барышники, шулеры, аферисты и всякое жулье, прилично сравнительно одетое...

Если «Крым» шумел, гудел, играл и пел, то «Ад» зловеще молчал. Из подземелья не доносился ни один звук на улицу. В большом зале «Ада» на одной его половине помещались сотни людей. В его середине на огромной плите жарились и варились горячие блюда. Буфет заполняли бутылки вина, водки, пива». За буфетом в тишине шла игра в «ремешок» и «наперсток», реанимированный мошенниками в 90-е годы «рыночных свобод» на улицах Москвы.

ТО БЫЛА ПАРАДНАЯ ЧАСТЬ ПОДЗЕМНОГО «АДА»

Другая половина называлась «Преисподней». Она состояла из коридоров и каморок разной площади, меньшие назывались «Адскими кузницами», две большие «Чертовыми мельницами». В них никто не пил, в тишине, куда полиция не совала нос, шулеры метали банк, шла карточная игра на большие деньги, делилось и продавалось награбленное, исполнялись заказы по фальшивым паспортам и другим бывшим в ходу документам.

(Нечто похожее практикуется в современной Москве не в тишине и тайком, а публично на глазах полиции и власти. На фасадах домов, столбах, в вагонах метро, не опасаясь тюрьмы, пестрят объявления: «Дипломы», «Аттестаты», «Регистрация», «2 НДФЛ», «Разрешение на работу», «Патент», «Медкнижки, медсправки», «Больничные листы». Под заманчивыми предложениями номера телефонов. Звоните и обрящете без правоохранительных органов и чиновников.)

Кроме криминала, разгула, карточной игры в подвале дома № 1 впервые созрел заговор не в Санкт-Петербурге у придворных, убивших Петра III и Павла I, не у офицеров-декабристов, восставших против Николая I, а в Москве у недоучившихся студентов, решивших убить императора Александра II и поднять крестьянское восстание.

Задуманное покушение случилось 4 апреля 1866 года. Тогда убийца промахнулся. Эта трагедия начиналась в трактире «Ад». Спускались в него косматые молодцы - студенты Московского университета и Петровской академии, пели «Дубинушку», мечтая обрушить ее на головы угнетателей народа, ели и пили, пользуясь уважением бродяг и вышибал. Дружеским общением студенты не ограничивались. Как свидетельствует Гиляровский: «С трактиром «Ад» связана история первого покушения на Александра II... Здесь происходили заседания, на которых и разрабатывался план покушения на царя».

Для конспиративных встреч заговорщики выбрали самое укромное место, не рискуя встретиться с полицией. В «Аду» собирались члены тайного революционного общества под названием «Организация». Образовал и руководил ею вольнослушатель Московского университета Николай Ишутин. Этот молодой революционер, мечтавший о свободе народа и социализме, родился в 1840 году в заштатном Сердобске. Сын дворянина в два года остался сиротой, воспитывался в семье дяди-помещика, учился в гимназии Пензы. Курс не окончил, поступить в университет мог как вольнослушатель. Занятиями не утруждал себя, все время отдавал страсти, далекой от вина и женщин.

Сын потомственного почетного гражданина исповедовал принцип, унаследованный не от отца: «Цель оправдывает средства». Она состояла в пропаганде идей социализма, крестьянском восстании и захвате власти для передачи народу. Ишутин не во всем был беспочвенным мечтателем.

За три года жизни в Москве Николаю и его единомышленникам удалось объединиться с питерскими и периферийными кружками, связаться с польскими революционерами, помочь сбежать из заключения Яну Домбровскому, будущему генералу Парижской коммуны. Ишутин побывал в Женеве, наладил связи с русской политической эмиграцией. В Москве организовал кассу взаимопомощи, библиотеку, переплетную мастерскую, ватную фабрику для пополнения кассы кружка.

(Продолжение следует)

Лев Колодный

 

 

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)