Новости культуры и искусства
2208 | 0

Светлана Немоляева: «Рязанов на меня страшно обиделся!»

Светлана Немоляева: «Рязанов на меня страшно обиделся!»

Оля Рыжова из «Служебного романа», жена Гуськова в «Гараже»… и просто любимая актриса миллионов.

Весной Светлана Немоляева отметила 85-летие. Но она по-прежнему в строю. Снимается в кино, играет в театре. А только что вернулась с кинофестиваля в Нальчике «Кабардино-Балкария - 100», где и состоялась эта беседа.

- Светлана Владимировна, в Театре им. Маяковского вы уже служите (страшно сказать!) 63 года. Не устали от сцены?

- Нет! Я хоть и родилась в киношной семье (отец - кинорежиссер и сценарист, мама - звукооператор. - Ред.), но театр занимает главное место в моей жизни. В апреле там прекрасно отметили мое 85-летие, я по-прежнему много работаю, познакомилась с новым молодым худруком - словом, жизнь кипит. Кстати, спектаклей Егора Перегудова, который к нам пришел, я пока не видела, хотя он много ставит в Москве. Вот запланировала себе пойти и посмотреть.

- А легко ли, будучи примой театра, подстраиваться под молодых партнеров, режиссеров?

- Да какая там прима, скажете тоже! Не придумывайте! Хотя я и знаю, что на мои спектакли публика ходит с удовольствием - всегда аншлаг. Что же касается молодых… Я, например, работаю в трех спектаклях со своей внучкой Полиной Лазаревой. Но на сцене мы забываем про любые родственные отношения между нами - мы просто партнерши, коллеги.

- У вас и сын актер, и внучка. Вы никогда не боялись косых взглядов на них и разговоров за спиной: мол, в профессию через служебный вход зашли?

- Нет. У меня никогда не было сомнений в том, что Саша и Полина поступают правильно. Другое дело, что внучка долгое время не хотела идти работать ко мне в театр. У нее был такой юношеский максимализм: ни в театр, где бабушка с дедушкой, ни в театр, где папа. Ни за что! Мечтала всего добиться сама. И это понятно, ведь известная фамилия человеку может помешать. Все сразу думают: помогли, протолкнули, позвонили… А привела ее в театр Евгения Симонова - буквально за руку! - на роль в спектакле «Месяц в деревне». Какое счастье, что это была не я и весь театр это прекрасно знает. Но и тогда Полина была приглашенной артисткой, а в труппу поступила, уже когда худруком стал Карбаускис: ей нравилась стилистика этого режиссера, тогда как к Арцибашеву, его предшественнику, она относилась критически.

- Ну а вам критиковать внучку случается?

- Это обязательно бывает. Но я делаю это очень деликатно, потому что боюсь ранить человека, будь то чужой или свой. Сама много в жизни натерпелась от режиссеров…

- И от Рязанова тоже?

- А он ведь далеко не сразу начал меня снимать. Обычно у актеров карьера в кино начинается в ранней молодости, а у меня она сложилась намного позже. Я ездила по всем студиям страны, всюду пробовалась, но везде терпела фиаско. У Рязанова я проходила пробы в «Гусарской балладе», и он меня тоже не взял. Заметил же после роли в спектакле «Родственники» по его же пьесе. Заметил и сказал: «Светка, я никогда не знал, что ты такая смешная артистка, просто Чаплин в юбке! Теперь буду снимать тебя». Я жутко гордилась этим комплиментом. Пока не выяснилось, что точно такой же комплимент Рязанов подарил и Ахеджаковой… (Смеется.) Но Эльдар Александрович слово свое сдержал и пригласил меня в «Иронию судьбы, или С легким паром!». Было сделано восемь проб. После восьмой он схватился за голову и сказал: «Светка, видит Бог, как я хотел тебя снимать! Можно сыграть хуже, но трудно». Когда годы спустя на одном из вечеров (а Рязанов сидел в зале) я рассказала про тот случай, он страшно на меня обиделся, сказал, что быть такого не могло, не мог он так говорить… Я же на него никогда не обижалась - он был такой изумительный, позитивный, талантливый, открытый. А потом случился «Служебный роман». Помню, как я ночью прочла сценарий, растолкала спящего мужа и спросила: «Может ли мне так повезти в жизни, что на лучшей студии страны у лучшего режиссера я сыграю в картине по такому чудесному сценарию?!» Повезло. Меня взяли даже без проб - у Рязанова уже тогда было такое высокое положение, что он мог снимать тех актеров, которых сам хотел.

- Именно после «Служебного романа» вы в полной мере узнали, что такое народная любовь?

- Я привыкла, что в нашем театре аплодисментами встречали выходы Наташи Гундаревой, Тани Дорониной, Армена Джигарханяна… А тут вдруг выхожу на сцену - и встречают аплодисментами меня. Я была в таком потрясении! Видимо, моя роль понравилась зрителям.

- 85 лет - возраст солидный, но держитесь вы прекрасно. Что дает силы?

- Вы знаете, у меня есть дача в знаменитом Абрамцевском лесу. Там огромные деревья с четырехэтажный дом и такая красота!.. Плохо только одно - нет моего Саши (Немоляева и Лазарев прожили в браке 51 год, до самой его смерти в мае 2011-го. - Ред.), без него того счастья, которое было, больше в жизни нет. Но у меня есть сын, есть внуки, есть любимый театр. И все это дает мне силы…

Федор Григорьев.

Фото автора

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.