Сегодня 22 июля 2017 г., суббота, 06:05USD 58.93 -0.1498EUR 68.66 0.6586
Новости экономики и финансов

Руслан Гринберг: «Пока бочка нефти стоит больше $100, обвальной девальвации не будет»

25 декабря 2013
hits 3589

В последнее время отечественную экономику преследуют неудачи. Надежды на оживление производства к концу года не осуществились. Экономисты не видят особых поводов для оптимизма и в наступающем году. Впрочем, не все. Директор Института экономики Российской академии наук, член-корреспондент РАН Руслан ГРИНБЕРГ, побывавший на днях в пресс-центре «МН», вселил в нас толику оптимизма.

- Прежде всего, разрешите поздравить вас и вашего соавтора и коллегу профессора Александра Рубинштейна с международными наградами.

- Спасибо! Да, действительно чуть ли не в одно и то же время в течение ноября уходящего года мы получили сразу три международные премии. Всемирная ассоциация политической экономии (штаб-квартира в Шанхае) удостоила нас награды «За вклад в развитие экономической теории», Польский союз экономистов буквально через неделю наградил нас ежегодной премией за разработку теории «экономической социодинамики». А несколько позже та же теория была отмечена Президиумом Национальной академии наук Украины. Я думаю, что это не случайно. Степень признания нашей концепции резко повысилась после мирового финансово-экономического кризиса 2008-2009 гг., когда обнаружилось, что именно она представляет собой адекватный теоретический ориентир для предупреждения такого рода социально-экономических неприятностей.

- В чем ее суть?

- В том, что мы даем принципиально новую трактовку места и роли государственной активности в современной рыночной экономике. В Концепции экономической социодинамики (КЭС) мы обосновываем законность и необходимость систематического участия государства в хозяйственной жизни общества, в то время как стандартная традиционная рыночная доктрина отрицает такую роль и вопреки складывающейся практике утверждает, что «чем меньше государства, тем лучше для экономики». К сожалению, в России с самого начала реформ этот тезис лег в основу всей политики, что, собственно, и привело к их огромной социальной цене. КЭС же не идеализирует и не демонизирует государство. Мы просто доказываем и показываем, что в экономике существуют обширные зоны, где частный бизнес и механизмы саморегулирования не срабатывают, так сказать, в силу собственной природы. Вот тогда-то и возникает особый интерес общества, который может реализовать только государство. На практике это выглядит как регулярная бюджетная поддержка культуры, образования, науки, здравоохранения, перераспределение личных доходов и т.д. В общем, согласно нашей концепции, устойчивое цивилизованное развитие страны возможно только тогда, когда частный бизнес и государство действуют не отрицая, а дополняя друг друга. При всех недостатках государства заменить его нечем - это важно помнить. Но вернемся к нашей теории. Мы утверждаем, что государство тоже участвует в рыночном процессе, реализуя общественный интерес, который не сводится к интересам конкретных личностей. Наука, культура, образование, здравоохранение яркие тому примеры. Если государство их не поддерживает, то всего этого хватит только для богатой части населения. Один частный бизнес просто не создает такой объем услуг, которого хватило бы на всех. Наша драма в другом - государство постоянно вмешивается туда, куда не надо, и не участвует там, где надо. Например, игнорирует здравоохранение. Куда делись профилактика, диспансеризация, которые были в СССР? Или образование. Нация может цивилизованно развиваться, лишь если все мальчики и девочки имеют доступ к хорошему образованию, а не только из богатых семей. За этим должно проследить государство. А оно, похоже, взяло курс на образование одной лишь элиты. Мы на первом месте в мире по количеству платных студентов, опередили американцев. Не говорю уже про Европу. ФРГ, Франция - там вообще все образование бесплатное. С другой стороны, мы видим, что бюрократическое угнетение частного бизнеса в стране не уменьшается. И это тоже государственная активность, только она вредит обществу.

- В Скандинавии есть госпрограмма, предоставляющая возможность каждому гражданину раз в 15 лет пройти курс бесплатного обучения по новой специальности.

- Точно! А у нас происходит тотальное недофинансирование этих сфер. Значит, государство в этом не участвует. Есть такой показатель: государственная квота - отношение госрасходов к ВВП. Этот показатель во всех развитых странах сегодня 40-50%. В Скандинавских странах, где самое лучшее житье-бытье, - 55-57%. В США - 38%, у нас - 33-34%. Скандинавы неизменно занимают первые, вторые, третьи места по индексу человеческого развития - наиболее, пожалуй, репрезентативному мерилу уровня жизни (он учитывает объем ВВП, продолжительность жизни и уровень образования). Во времена позднего СССР были на 28-м месте, сейчас - на 60-м, хотя будем справедливы - есть и успехи нашей трансформации: институт выборов, средний класс - 20% и т.д.

- Каковы критерии принадлежности к среднему классу?

- Я придерживаюсь методики Института социологии РАН. Она довольно сложная, но если не вдаваться в детали - к среднему классу можно отнести семьи, в которых на душу приходится доход $800-1000, т.е. после оплаты ЖКХ и питания остаются средства одежду купить, съездить в отпуск, заплатить за медпомощь. Удивительным образом эта цифра - 20% - совпадает с количеством россиян, имеющих загранпаспорта. Думаю, это не случайно - они могут поз-волить себе выезд за границу.

- В президентском послании парламенту Владимир Путин заявил, что снижение ВВП объясняется в основном внутренними причинами. В связи с этим два извечных российских вопроса: кто виноват и что делать?

- Две главные причины стагнации. Первая - прекращение инвестиций в мегаобъекты, такие как Олимпиада. Темпы роста во многом обеспечивались мощными государственными инвестициями. Сейчас наступила инвестиционная пауза. Вторая - усталость частного бизнеса. Люди, использовав уникальные предпринимательские возможности начала 1990-х, заработали деньги, могут многое купить, побывали за границей. Если раньше они понимали, что нужно пробиваться, давать взятки, это было для них в порядке вещей. Сейчас этот драйв закончился, наступила апатия. Своего рода кризис среднего возраста. Ситуация сегодня в стране очень некомфортная для бизнеса. Знаю это хорошо: у меня сын - бизнесмен. Еще очень важный момент - засилье импорта; для всех, у кого есть деньги, всегда найдется импортный товар - от семечек до яхт.

- А тут еще в ВТО вступили.

- Из каких-то общих соображений. Если бы имели индустриальную политику с приоритетами, знали бы хоть, что будем защищать. Мы плохо разбираемся в правилах ВТО. Их, кстати, все страны нарушают, все со всеми судятся. Ну и что? Мы должны научиться жить в несправедливом мире, царстве жесточайшей конкуренции. Особенно когда речь идет о готовой продукции. С нашей стороны было ужасно легкомысленно отдать много хороших брендов. Самолеты - это первое. Мы делали прекрасные самолеты: Ил-86 - ни одной аварии! Или Ил-96, Ил-62!
Мы рассуждали так: джинсы у нас плохие, значит, все плохое. Такая глупость! Как-то разговорились с немцем из крупного химического концерна. Он говорит: «Вы почему-то все перестали производить, а ведь какая у вас химия была! Мы ваши учебники переводили, чтобы у вас учиться».

- Так почему перестали производить?

- Поверили байкам, которыми нас кормили в конце 1980-1990-х: мол, перекачивайте нам газ и нефть, остальное мы вам пришлем. Мы уши и развесили.

- Что все-таки надо делать, чтобы экономика начала расти?

- Поддерживаю Путина, когда он говорит об инвентаризации всего нашего хозяйства и запуске новых мегапроектов. Надо определиться с приоритетами. Всем предприятиям, которые еще дышат, которые ближе всего к мировым стандартам, начинаем жестко помогать, даже нарушая правила ВТО. Есть такое понятие - экономизация внешней политики. Например, в Германии главное во внешней политике - продвижение своих товаров. Надо действовать так же.

- Есть деньги, чтобы помогать промышленности стать на ноги?

- Денег-то много! Накопили резервов $500 млрд. Деньги лежат, не работают. Между тем мировая практика показывает, что есть предел кубышки. По нашим подсчетам, $230-240 млрд.

- Девальвацию ждать в будущем году?

- Пока бочка нефти стоит больше $100, девальвации обвальной не будет. Ползучая, да, очевидно, будет.

- Почему нефть не дешевеет, а курс рубля все равно падает?

- Виной тому панические настроения. Экономика на 50% - это психология. Зачем было так громко закрывать Мастер-банк, нервировать людей? Может, и надо санацию проводить, отзывать лицензии, но без истерики. Прогноз же такой: девальвация будет чуть ниже инфляции.

- Что нас ждет в наступающем году? И каковы ваши пожелания читателям «МН»?

- Не должно быть никакого пессимизма! Мы приспосабливаемся к открытому миру, конечно, возникают на этом пути и проблемы. Будет развиваться человеческий капитал. У нас очень мощные традиции культуры и образования, любознательная, умная молодежь. Хочу пожелать, чтобы молодые были гражданами своей страны, не только подданными. Ну и, конечно, чтобы шли в бизнес. Да, это сложно, но надо идти, рисковать. Уверен, что у России очень серьезные шансы в этом бушующем мире. Мы добились в этом году очень больших успехов во внешней политике, на очереди - улучшение внутренней. Когда техника стала бурно развиваться, появились самолеты, подводные лодки, великий британский писатель и мыслитель Бернард Шоу сказал: «Мы уже научились летать как птицы, плавать как рыбы, нам осталось совсем немного - научиться жить как люди». Всех поздравляю с Новым годом и желаю счастливой, зажиточной и долгой жизни! Будьте счастливы!

- Спасибо!

Публикацию подготовил Игорь Минаев

Фото Т. Павловой

Просмотров: 3589
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Долги российских потребителей за газ превысили 100 млрд рублей Далее в рубрике Долги российских потребителей за газ превысили 100 млрд рублей


Загрузка...
Комментарии (4)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.