Сегодня мы предлагаем воспользоваться льготными условиями для размещения рекламных материалов Вашей компании у нас на сайте и газете "Мир новостей"! Обращайтесь по адресу: adv@mirnov.ru.
Это интересно
805

В атаку на КОВИД идут шалайки

В атаку на КОВИД идут шалайки

Уникальных собак - шалаек (гибрид оленегонной лайки и северокавказского шакала), отличающихся поразительным обонянием, - кинологическая служба «Аэрофлота» обучает распознавать по запаху инфицированных коронавирусом пассажиров.

НЕЗРИМЫЙ СВИДЕТЕЛЬ - ЗАПАХ

Если в аэропорту Шереметьево вас будут обнюхивать рыжие собачки, похожие на лисичек, не удивляйтесь. Их называют по-разному, но чаще всего шалайками, а еще собаками Сулимова - по имени человека, который вывел эту удивительную породу с невероятно острым нюхом.

Именно им предстоит идти в атаку на коронавирус. Сейчас шалаек обучают распознавать инфицированных пассажиров по запаху. Необъяснимо, но давно научный факт - болезни пахнут, и животные это чувствуют. Ранее шалайки демонстрировали свои особые способности, распознавая больных с раковыми опухолями.

Кинологическая служба «Аэрофлота» готовит к такому сложному заданию 15 шалаек. Очевидно, нужно больше: после получаса работы псы должны отдыхать не меньше часа.

Опыты проходят без участия людей. Собаки работают в лаборатории с образцами: медики подготовили безопасные для собак и кинологов биоматериалы от больных коронавирусом. Сначала шалаек знакомят с новым запахом, потом просят найти его среди биоматериалов здоровых доноров и показать позой или голосом.

Обучение мохнатых санитаров в кинологическом центре «Аэрофлота» должно завершиться к декабрю. Тогда станет понятно, удалось ли научить собак работать не с пробами, а с людьми.

Если эксперимент окажется удачным, то в январе собачки заступят на дежурство.

- Применение собак для поиска инфицированных коронавирусом может быть эффективнее и выгоднее действующих методик, - считает вице-премьер Татьяна Голикова. - На вокзалах и в аэропортах в одно время находится много людей, и тестировать всех подряд физически невозможно. Собаки с их идеальным нюхом могут решить эту проблему.

ОСОБЫЙ ВИД ЭКСПЕРТИЗЫ

С Климом Тимофеевичем Сулимовым я познакомился в начале 1990-х. Узнав об уникальной лаборатории в Экспертно-криминалистическом центре (ЭКЦ) МВД России, добился разрешения ее посетить.

Лаборатория называлась одорологической (с французского оdeur - «запах»), а знакомил меня с работой коллег ведущий специалист ЭКЦ, кандидат биологических наук Клим Сулимов. Это сегодня Клим Тимофеевич - известный российский биолог, кинолог и специалист по одорологии, а тогда его имя было известно немногим.

В том давнем разговоре и выяснилось, что именно Сулимов разработал методику исследования запаховых следов. Позже к нему присоединился химик Василий Иванович Старовойтов. Эти два человека практически с нуля разработали методику экспертизы запаховых следов человека, суть которой в том, что запахи с места преступления можно консервировать и хранить несколько лет.

Как известно, не все злодеяния раскрываются по горячим следам. Когда же появляется круг подозреваемых - через три месяца или два года, - с помощью острого собачьего нюха можно определить, был ли на месте преступления тот или иной человек.

- То, что делают наши собаки, - не опознание преступника, а особый вид экспертизы, - отметил тогда Клим Тимофеевич. - Когда преступление тщательно спланировано и невозможно найти очевидцев, отпечатков пальцев, ДНК, остается один незримый свидетель - запах. У каждого человека он индивидуален и неповторим с рождения. Если в руках преступника побывал какой-либо предмет - пистолет, ключи или бутылка, - запах на нем остается и его способна вынюхать специально обученная собака…

Одорологическую экспертизу правоохранители встретили в штыки. Это что же выходит: собака кого-то облаяла и на этом основании судить человека? Но одно из громких убийств в столице в 1986 году удалось впервые раскрыть именно при помощи собак Сулимова. Потом последовали другие раскрытия. Муровцы искренне благодарили кинолога и его мохнатых помощников.

Ежегодно по всей России эксперты собирают около 3000 проб с мест преступлений. Однако следователи обращаются к этой коллекции только тогда, когда иных способов раскрыть преступление нет. Запах для них - это последняя надежда. Острый собачий нюх помог изобличить немало злоумышленников, а суды ныне безоговорочно принимают заключения одорологической экспертизы в качестве доказательства.

МАЛЕНЬКИЕ, НО УДАЛЕНЬКИЕ

А начиналась секретная лаборатория тогда еще МВД СССР с четырех ненецких оленегонных лаек, завезенных Сулимовым из северных краев.

- Такое решение принял потому, что северные собаки по чутью превосходят всех остальных, ведь им приходится работать в условиях сильного холода, а при низкой температуре вещества становятся нелетучими, поэтому обоняние обостряется. Лайки удобны и тем, что они мельче овчарок, у них природная неприхотливость, морозостойкость, привязанность к человеку и интеллект без всяких кавычек, - пояснил Клим Тимофеевич.

Однако использование лаек было лишь частью эксперимента. Далее он скрестил их с шакалами.

- Понимаете, за много лет жизни с человеком собака потеряла многие качества, необходимые для жизни зверей на воле. Нужна была новая кровь. И тогда появилась мысль скрестить собак с дикими шакалами. Эти животные обладают более чутким носом, чем любые породистые собаки. Они живут тем, что найдут по запаху.

Родоначальников уникальных гибридов в 1975 году прислали в Москву из бакинского питомника.

- Четыре щенка туркменского шакала были плотно упакованы в обувную коробку, - говорит Клим Тимофеевич. - Щенков подложили под лайку, и она их выкормила. Затем приступили к скрещиванию.

Через несколько лет появились собачки с острым обонянием, выносливые и крайне неприхотливые, к тому же хорошо поддающиеся дрессировке. Вес - не более 12 кг, рост в холке - 40-45 см.

МОХНАТЫЕ СЫЩИКИ

После дефолта августа 1998 года Сулимов оказался со своими питомцами «на помойке» - так сам он обозначает то место, в которое угодил. Три года пристраивал своих гибридов по квартирам друзей и родственников, пока трагедия 11 сентября 2001 года не прервала скитаний шалаек.

После атаки исламских террористов на небоскребы Нью-Йорка отечественные авиакомпании спешно озаботились безопасностью полетов. Первым проявил заинтересованность «Аэрофлот». Там понимали, что никакой прибор не заменит собачий нос при обнаружении взрывчатых и наркотических веществ и узнавании индивидуального запаха человека.

К тому времени компанию достали анонимные звонки о бомбах. Каждый раз приходилось вызывать кинологов из МВД, закрывая аэропорт на несколько часов. Необходимо было обзаводиться собственными собаками.

Служба авиационной безопасности «Аэрофлота» обратилась к Сулимову с просьбой предоставить для работы в аэропортах своих чудо-псов. Клим Тимофеевич был назначен научным консультантом СБ Шереметьево, а в аэропорту появились те самые шалайки.

Увидеть собачек Сулимова можно уже при регистрации пассажиров. Они обнюхивают людей и их багаж, причем без намордников, в которых нет надобности. Абсолютно добродушные собачки, они даже лаять толком не умеют.

Но они способны обнаружить взрывчатку, отравляющие вещества и наркотики на расстоянии в десятки метров. КПД - 95%. Показатель ложной тревоги - всего 0,5%.

Со временем в аэропорту появился питомник - 2 кв. км. Живут собаки в вольерах на улице - не боятся ни ненецкого холода, ни туркменской жары. На территории питомника есть даже Ту-154 в натуральную величину. Для тренировок.

Сейчас в аэропорту Шереметьево работают полсотни шалаек. Обследуя самолет, они ловко забираются по лестницам и проходят по карнизам, пролезая в самые узкие места. А еще они помогают обнаружить аэропортовых воришек, которые вскрывают багаж и стирают следы своих пальцев. Но запах-то остается!

Клим Сулимов, которому в следующем году будет 90 лет, от селекционных дел отошел, их продолжают другие специалисты-кинологи, которые нет-нет да и обращаются к автору уникальной собачьей породы за советом.

Так что в Шереметьеве, а теперь уже в Домодедове и Внукове на государственной службе состоят небольшие собаки, в которых легко угадываются их дикие предки. И пусть в сердцах крикнет какой-то перевозчик наркотиков или взрывчатки: «Застукали, шакалы!» - мохнатые сыщики не обидятся. Что уж поделаешь, если они того самого, шакальего, рода-племени.

Владимир Гондусов

Фото: ТАСС/М. Джапаридзе

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Комментарии (0)