Сегодня 17 августа 2017 г., четверг, 16:31USD 59.24 -0.4031EUR 69.65 -0.3427
Новости шоу бизнеса. Откровения звезд

Валентина Талызина: «Я все-таки дождалась «спасибо» от Брыльской»

21 января 2015
hits 5116

Говорят, у Талызиной скверный характер. Ну и пусть себе говорят. Она заслужила право быть такой, какая есть. Рубить правду-матку сплеча, ни на кого не оглядываться, ни под кого не подстраиваться. Подстраиваются многие, а Талызина - одна. Одна из немногих наших актрис, про которых не задумываясь можно сказать: настоящая.

22 января Валентина Талызина справляет юбилей. Можно не  сомневаться, добрых слов услышит о себе массу. Даже несмотря на свой якобы скверный характер. Она ведь на самом деле разная...

«ПРО РАНЕВСКУЮ ТОЖЕ ГОВОРИЛИ, ЧТО У НЕЕ ДУРНОЙ ХАРАКТЕР»

- Валентина Илларионовна, вы хотели, чтобы в театре к юбилею на вас поставили спектакль. Это сбылось?

- Не сбылось. Обидно? Да нет, Павел Осипович (Хомский, худрук Театра им. Моссовета. - Ред.) выпускал другой спектакль. А вообще мне с ним работается очень хорошо. Я его слушаю, я с ним покорная. И я ему верю. У него абсолютный слух, я бы сказала, и вкус. Да и меня, кроме него, не возьмет никто - у всех на губах, что у Талызиной тяжелый характер.

- То есть в Моссовете у вас сейчас все хорошо?

- В Моссовете - хорошо, у меня лично - не очень. Один спектакль всего, хотелось бы, чтоб было два...

- Но вы же такая авторитетная артистка. Подойдите к худруку, скажите: хочу!

- А он мне пообещал. И я думаю, что обещание выполнит. К юбилею, не к юбилею - не так важно. Дай бог дожить...

- Какие самые счастливые годы у вас были в театре?

- Я вам скажу. Когда играла мамашу Кураж. Потом счастливые годы были, когда играла «Мораль пани Дульской».

- Но из «Пани Дульской» вы сами ушли. Может, стоило все-таки договориться с Ольгой Кабо по-хорошему?

- А с ней никак нельзя было договориться. Год мы с ней договаривались, а она все равно продолжала перевирать текст - импровизировать, так сказать. Но ведь это комедия, она катится, и смех зрительский просто так не рождается. Парт­нер говорит фразу, ты на нее реагируешь - рождается смех. А когда вдруг тебе выдают: «А вы мне завидуете!»... Ни с того ни с сего! Ты останавливаешься, начинаешь думать, что она сказала. Потом понимаешь, что это не тот текст и надо что-то ответить. Возникает одна пауза, другая. А потом вообще - столбняк!

- Неужели Ольга не захотела пойти вам навстречу?

- Нет. Она это делала специально, чтобы ввести меня в ступор. Специально! Во-первых, она из ВГИКа, там школы театральной нет. И потом, видимо, так была раздосадована тем, что ей нет аплодисментов...

- Получается, Хомскому нужно было выбирать: вы или Кабо, и он выбрал ее?

- Да. Я написала два письма: директору театра и худруку. Объяснила, что у меня перед каждым спектаклем давление под 200, что я уже ее боюсь... Ну это же невозможно при комедии быть зажатой такой, только и думать: что еще она сморозит... Но Хомский мне ответил: «Валя, у вас это какой-то псих». Я сказала: «Может быть. Но сделайте так, чтобы у меня не было этого психа!» ...Они выбрали ее. Подумали, что у меня какая-то звездность.

- Они вас знают много лет. Это вам свойственно?

- Нет. Абсолютно!

- Но сами же сказали, что у всех на губах ваш тяжелый характер.

- Но я не думаю, что у меня какая-то звездность. Во-первых, я всю жизнь была дисциплинированным человеком в театре. Потом, никогда не претендовала на какое-то особое отношение к себе... А насчет характера скажу так: я никогда в жизни ни с кем не ссорилась. Никогда!

- Вы человек эмоциональный, экспрессивный. Кто-то может принять за грубость.

- Не-е-ет! Тут свойственная вещь каждой индивидуальности! Про Свету Крючкову тоже говорят, что у нее плохой характер. Про Таню Васильеву говорят, что у нее плохой характер. Про Фаину Георгиевну Раневскую говорили. Но это не характер плохой - это очень неординарная индивидуальность.

- Люди не любят не похожих на себя.

- Совершенно верно!

- И вы думаете, так говорят про вас, потому что завидуют?

- Я не знаю... А чему завидовать? Я вот думаю: ну что мне завидовать?! Я мало играла в театре. И мало снималась, между прочим...

- Больше ста фильмов.

- Да, больше. И сейчас немножко снимаюсь... Но на самом-то деле я человек близорукий, спокойный, тихий. Никого не трогающий. И вообще ничего ни от кого не желающий. И не просящий никогда. Чему завидовать-то?!

«НИКОГДА БЫ НЕ БРОСИЛА СВОЕГО ПАРТНЕРА, КАК АХЕДЖАКОВА»

- Валентина Илларионовна, вот так я и думал, что внешнее у вас не совпадает с внутренним. Посмотришь - ну вулкан, Везувий просто. А когда озвучиваете других актрис, какая-то нежность появляется, трогательность, даже беззащитность.

- А у меня и роли такие есть: беззащитные и трогательные. И получили международное признание, между прочим. Недавно, например, на 65-летии Бодрова, я услышала, что Вим Вендерс сказал про наш фильм «Непрофессионалы», что это шедевр.

- Я знаю, что вы любите этот фильм Сергея Бодрова-старшего. Но ассоциируют вас все же с другим.

- Ну я виновата, что он сорок лет идет по стране? Сорок лет!

- Когда последний раз смотрели?

- Вот сейчас, 31 декабря. Я каждый год смотрю.

- Серьезно? Уверен был, скажете: лет 30 не смотрела.

- Но ведь, между нами говоря, это действительно удивительный фильм. Как актеры играют! Бурков - гениально! Мягков - гениально! Саша Белявский, Ширвиндт!..

- Не назвали Барбару Брыльску. Неужели действительно не любите друг друга? Думал, слухи, но недавнее шоу Малахова их отчасти подтвердило: «Впервые Талызина и Брыльска обнимутся и забудут старые обиды».

- Да нет, все «желтая пресса» придумала. Это между Пугачевой и Брыльской произошла история. Было какое-то ток-шоу с ними. Пугачева опоздала на час, Брыльска сделала ей замечание. Пугачева воскликнула: «Кто это?» - и ушла. И тогда Брыльска спросила: «А это кто?» Ей сказали: «Как - кто? Это певица, которая за вас пела». После этого Барбара написала ей письмо и в следующем ток-шоу зачитала: спасибо вам, что вы спели за меня.

- Ну а вы когда получили «спасибо» от Брыльской? Этим же объясняют ваш якобы конфликт - она получила за фильм Госпремию и даже не поблагодарила.

- Вот как раз на этой передаче у Малахова и получила. Тогда этого «спасибо» и дождалась.

- Выходит, все-таки ждали?

- Ну конечно! Когда одна артистка говорит: спасибо, вы озвучили лучше, чем я сыграла, хочется, чтобы и другая артистка сказала.

- «Одна» - это Лилита Озолиня из «Долгой дороги в дюнах», да?

- Да. И поэтому я вроде как ожидала... Но нет, у нас нормальные отношения. Тем более что, по-моему, она с охотой приезжает в Россию. Оно и понятно - в Польше, которая на евро перешла, демократия большая, а пенсии маленькие. Барбара ведь уже не снимается, а когда приезжает сюда, хоть какой-то гонорар получает.

- Наверное, еще поэтому она с удовольствием снялась в новой «Иронии». А вы?

- А я - человек команды. За компанию кто-то там повесился - я из той когорты... Да и как я могла отказаться?

- Ахеджакова смогла.

- Да. А я бы никогда не бросила своего партнера! Когда прилетели на съемки в Чехию, первый мой вопрос был: «Она согласилась?» И когда мне сказали «нет», у меня сразу все вниз опустилось. Подхожу к продюсеру, говорю: «Чего будете делать?» «Ну, - отвечает, - Таня ушла в магазин». «Ничего себе! Таня ушла в магазин - Таня должна вернуться». - «А что вы предлагаете?» - «Или умерла, или уехала». «Нет, - говорит, - умерла - это слишком, у нас лирическая комедия. А уехала куда?» -  «Маленькая, черненькая - куда она может уехать?» ...И, вы знаете, Ахеджакова обиделась. Когда узнала, что ее в Израиль отправили, сказала: «Вот сволочи!»

Но мне кажется, она отказалась, потому что у нее были какие-то трения с руководством Первого канала. А я?! Как я могла отказаться от Андрея Мягкова, от Юры Яковлева, от той же Брыльской! И от памяти нашей!

- Но вы же знаете, какие разговоры потом начались. Главный вопрос звучал так: зачем? И еще многие говорили: не хочется, чтобы этих людей, любимых актеров, было жалко. А было жалко. Того же Белявского, который после инсульта говорить не мог...

- Ой, между нами говоря, трагическая жизнь. Он был весельчак, он был, как в театре старом называли, бонвиван, имел успех у женщин. Доброты и широты необыкновенной! И такая судьба... Вы знаете, «жалко» - это плохое слово. И все-таки дело в режиссуре. Конечно, Бекмамбетов очень мягкий, добрый человек, творческий. Но, может, если бы Эльдар Александрович взялся, это было бы лучше. Еще лучше...

«РЯЗАНОВ КРИЧАЛ: «ВАЛЯ, Я ТЕБЯ ОБОЖАЮ!»

- Профессия дала вам много счастья. Но и несчастья, наверное, тоже?

- Вы знаете, нет. Вот мне иной раз говорят: ты недоиграла. Да, может быть. Но Фаина Георгиевна тоже недоиграла. Но зато как она сыграла у Ромма в «Мечте» сцену матери с сыном. Ну это вершина! Лучше не может быть! И вообще всю «Мечту» забываешь, кроме этой сцены!

- Но вашу недоигранность-недосказанность можно и по-другому представить. Вот вышел фильм «Зигзаг удачи». И стал сигналом для режиссеров: Талызина - она вот такая, ее образ - некрасивые женщины с неустроенной судьбой.

- Совершенно верно!

- И сколько потом было этих одиночек, разведенок. И у Рязанова в том числе. Вот эти все крохотные роли: секретарша, дежурная по этажу, провинциальная актриса... Такое впечатление, что Эльдар Александрович вам остался должен.

- Вы знаете, у меня не так давно был концерт в его клубе «Эльдар». И там я сказала зрителям, что абсолютно не обижаюсь, что я у него где-то на шестом-седьмом-восьмом месте как артистка. А еще высказала одну мысль. И, наверное, затронула его какие-то струны - Рязанов сидел в зале... Я рассказала, что одна корреспондентка меня спросила: вы не можете объяснить, почему такое мистическое значение несет фильм «Ирония судьбы»? И вдруг мне в голову ударило: ведь действительно мистическое, 40 лет люди смотрят. «И что же было в создании этого фильма? - сказала я. - Что же было такого, из чего родилась мистика? И кто же был душой этого фильма?..»

- Так понимаю, сейчас проявится ваша природная скромность?

- Не скромность, нет-нет. Тут скромность в том, что я не могла говорить конкретно, потому что это не моя тайна...

- Валентина Илларионовна, ну заинтриговали.

- Так вот слушайте. Я сказала на этом вечере, что наконец поняла: душой этого фильма была не та актриса, которая снималась, не та, которая пела, и не та, которая говорила. Была другая женщина, которая ходила с ассистентом по актерам Леной Судаковой и долбила Рязанова, что озвучивать должна Талызина. Когда он в раздражении подошел ко мне и сказал: «Я не против, чтобы ты озвучила», - у меня внутри (а я всегда с ним разговаривала внутри) все перевернулось. «Да я у вас ничего и не выпрашиваю», - подумала я. «Если твой голос подойдет к Пугачевой - озвучивай», - продолжил он. «Да бог с тобой!» - пронеслось в голове. Но я сделала один крупный план, и мой голос подошел. А когда встала к пульту, чтобы начать озвучивать, ко мне подошла Нина Скуйбина, главный редактор на «Мосфильме», и сказала: «Валя, надо спасать картину». Вот она мне сказала такие слова...

- Она их как-то объяснила?

- Нет, я не спросила у нее, я не смела спросить! Но позвонила вечером Ленке Судаковой, говорю: «Это что за текст, Лена? Ко мне Нина подошла...» Отвечает: «Ты понимаешь, был черновой прогон, и все сказали: какой скучный фильм - наконец-то Рязанов проваливается...» Но дело даже не в том, что она подошла. А дело в том, что она стояла рядом. Вот рядом стояла при создании этого фильма. Потом Нина стала женой Эльдара Александровича, прожила с ним десять лет. Потом ушла. Понимаете?

- Рязанов как-то отреагировал на ваш рассказ?

- Да. Он из зала кричал: «Валя, я обожаю тебя! Я люблю тебя! Я благодарен тебе!» Он кричал это в микрофон, потому что я задела какие-то его струны. А я ему сказала: «Эльдар Александрович, это я вас обожаю! Спасибо вам за то, что дали мне путевку в кинематограф!»

«Я УГОВАРИВАЛА МУЖА НЕ РАСХОДИТЬСЯ»

- Ваша ровесница Гурченко говорила: актрисе нужно выбирать: или личная жизнь, или профессия. У вас был такой выбор?

- Я бы сказала по-другому. Что актрисе надо от многого отказываться.

- Еще она говорила: хорошая актриса не может быть хорошей женой.

- А Люся была хорошей женой - слава богу, у нее много было мужей...

- Ладно, это ее история. А ваша - одно замужество, увы, неудачное.

- Почему неудачное? Нормальное. 12 лет мы прожили. Потом он полюбил другую женщину. Ну полюбил! Художницу, человека своего круга. Я его уговаривала: не надо расходиться, мы оставляем девчонку безотцовщиной. Он мне сказал какие-то слова. И ушел.

- Вам сколько было лет тогда?

- Где-то сорок. Ну и нормально все...

- Для кого-то нормально, а кто-то скажет: несложившаяся женская судьба.

- Да почему несложившаяся-то? Я просто поняла, что привести в дом мужчину и называть его своим мужем не смогу. Надо было знакомить с мамой, надо было знакомить с дочкой. Это проблема.

- Но может, еще дело в профессии?

- И профессия, верно... Да нет, я считаю, что у меня была удачная женская судьба. Не все же вам рассказываю...

- Это понятно. Кстати, в фильме, который сняли о вас четыре года назад, намекали, что у вас был роман с Леонидом Марковым.

-  Ну начинается!.. Да, Марков предлагал мне выйти за него замуж.

- Шикарный актер!

- А я подумала: вот был у меня один алкоголик и зачем мне другой? Я этого уже наелась до потери пульса.

- И никогда не жалели потом, что не вышли еще раз замуж?

- Нет. Вот честно - нет... Да, мне не повезло, что не встретила... Но это же вообще редчайший случай, когда женщина, тем более актриса, встречает друга. Знаете, есть такие мужчины, что вот - друг! У Милы Ивановой был хороший муж - Валька. Профессор, доктор наук. Такой умный, спокойный. Понимающий, что его докторская диссертация ничто по сравнению с тем, что она выходит на зрителя... Вот такого у меня не случилось. Но это же большая редкость!

- У вашей дочери как с личным?

- Все в порядке, она замужем.

- А в профессии?

- Тоже хорошо. Она сейчас снимается в главной роли на Первом канале.

- Хорошо - даже по вашим меркам?

- Да, мне мой максимализм мешает. В отношениях с дочерью - однозначно! Она говорит: «Как тебе?» Я ей: «Тебе как сказать: что хорошо или правду?» ...Но у моей дочери еще сложнее история. Она, во-первых, красивая женщина. Вот пережить это вообще очень сложно! А потом красота уходит, и это вдвойне еще сложней!

- А если внучка пойдет в артистки?

- Ой, я не могу обсуждать внучку. Потому что это вообще!.. Она однажды пришла и сказала: «Валя, меня все в классе дразнят яйцом». А у нее лицо - вот такое, овальное. Я сказала: «Они дураки. У тебя лицо как с картин Боттичелли». Она полезла в шкаф, достала альбом художников эпохи Возрождения... А как-то пришел Юра Ершов ко мне по делам. Показываю ему фото внучки - говорит: «Боже мой, лицо Боттичелли!» То же самое, представляете?.. Как она с этим лицом обойдется - это ее дело. Я уже ей сказала, что быть красивой дурой каждый может. А вот быть умной и красивой - это редкость.

- Так все-таки, Валентина Илларионовна, для женщины актерская профессия - это счастье или несчастье?

- Однажды Римма Кречетова, есть такая критикесса, мне сказала: «Вот как ты оценишь свою работу, столько она и будет стоить». Ведь то же самое можно сказать и о женщине, и об актрисе. Вот как ты сама себе скажешь, так и будет. Если скажешь: ой, какая это ужасная работа - это и будет ужасная работа. А если скажешь: какое счастье - это и будет счастьем. Наверное, так.

- Значит, вы счастливый человек?

- Мм... Ну, во всяком случае, я точно знаю, что не несчастный. А потом, мне столько всего люди говорят... Я же вообще не избалована зрительским вниманием, меня не узнавали. Кстати, и не переживала на этот счет - разве что немножко в молодости. Но мне столько всего говорили, так много добрых слов! И в театре, когда выхожу на сцену, всегда звучат аплодисменты. Значит, наверное, не зря все это... 

Дмитрий Мельман

Фото В. Айнет

 

Просмотров: 5116
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Елена Образцова: «Никто не увидит мою старость» Далее в рубрике Елена Образцова: «Никто не увидит мою старость»


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.