Власть и закон
888

Не видно деревца за лесом

Не видно деревца за лесом

В конце прошлого, 2019 года в Москве на улице Верейского выросло новое многоэтажное здание.

Холодный отблеск сине-зеркальных стекол всякому прохожему внушает мысль, что за этим непроницаемым стеклом должно размещаться учреждение исключительно серьезное. Внушительных размеров красная табличка эту мысль подтверждает: в многоэтажке разместился апелляционный суд столицы.

Федеральный конституционный закон о создании в России пяти апелляционных и девяти кассационных судов общей юрисдикции был принят еще летом 2018 года, а практическая их деятельность началась в конце прошлого года.

В юридических кругах создание новой судебной структуры вызвало много споров. К примеру, не совсем понятно было, почему отныне на рассмотрение кассационной жалобы, поданной на решение суда Московской области, придется ехать аж в Саратов.

Понятное дело, что для работы новой структуры понадобятся и значительные средства: необходимо было построить здания, привлечь к работе дополнительный судебный аппарат, технических служащих и много еще чего другого. Но кого же остановит расход государственных средств, когда речь идет о совершенствовании судебной системы? Ведь предполагалось, что апелляционные и кассационные суды будут теперь рассматривать жалобы более обстоятельно, вдумчиво, а следовательно, с большей степенью объективности.

Вот именно на такую объективность рассчитывали москвичка Александра Лисицына, многодетная мать троих малолетних детей, и ее адвокаты. И хотя «Мир новостей» об этом запутанном и невнятном деле за минувший год рассказывал не раз, стоит, пожалуй, напомнить суть.

В 2014 году близкий знакомый предложил Александре Лисицыной приобрести земельный участок. Для оформления Александра выписала доверенность некоему посреднику, которого и в глаза никогда не видела. Выписала и забыла, тем более что доверенность была оформлена сроком на один год и позволяла совершить лишь ограниченное количество юридических действий. К тому же знакомый Александры от тяжелой болезни умер, так что и уточнять было не у кого.

Но в ноябре Александру арестовывают, а следствие и районный суд считают, что содержать многодетную мать, к тому же больную сколиозом, необходимо исключительно в СИЗО. С 13 ноября 2018 года по 9 июля 2019 года адвокаты тщетно доказывали, что их подзащитная никакого преступления не совершала, что она полноценный и законопослушный гражданин своей страны, что разлучать мать с детьми жестоко и бесчеловечно.

Адвокатов не слышали ни в районных, ни в Московском городском судах. И лишь после восьми месяцев тюремного заключения Лисицыной изменили меру пресечения на домашний арест. Со всеми вытекающими из этой «гуманной» меры последствиями: электронный браслет на ноге, отсутствие даже кратковременных прогулок на свежем воздухе, полная изоляция, которая не дает возможности даже для полноценного лечения.

12 ноября 2019 года, то бишь за день до истечения годового срока, адвокаты подают очередную жалобу, которую по закону обязаны были рассмотреть в трехдневный срок. Но во вновь созданном апелляционном суде жалобу рассмотрели лишь в середине января нынешнего года.

В Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации есть статья, которая называется «Разумный срок уголовного судопроизводства». Не желая перегружать читателя юридическими терминами, скажу лишь, что УПК обязывает проводить следственные действия в разумные сроки. Но о каких разумных сроках может идти речь, когда за год и почти три месяца следствие вину Лисицыной не доказало, однако продолжает ее обвинять и держать хотя и дома, но под арестом.

Мелькнула было надежда, что вновь созданный апелляционный суд наконец-то поставит логическую точку в этой неправедной истории. Увы. И хотя апелляционную жалобу на сей раз рассматривал не один судья, а сразу трое, результат ничуть не изменился, как не изменилась и сама судебная процедура.

Адвокаты были убедительны. Они говорили о том, что нет ни единого доказательства вины их подзащитной. Представитель следствия адвокатов не опровергал. Но его формулировки, выразившейся по сути во фразе «следствие считает», вновь оказалось достаточно, чтобы меру пресечения Александре Лисицыной оставили без изменения.

27 января истекает срок следствия. И уже сегодня ясно, что, не имея никакого результата, следствие опять будет настаивать на продлении, которое теперь может затянуться аж до 27 апреля. За этим, шитым белыми нитками делом надзирает Генпрокуратура РФ, но ни в чем не повинную женщину продолжают обвинять в том, чего она не только не совершала, но и о чем слыхом не слыхивала.

В стране бушуют поистине революционные перемены. И судьба одного человека, гражданина этой самой страны, матери троих детей, похоже, никого не волнует. За густым лесом не видать одинокого деревца, которое ничего не стоит сломать и породить неверие в то, что великая страна может и обязана защитить ее, Александру Лисицыну, никакого преступления не совершившую.

Олег Якубов,

журналист-международник.

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)