Театр
1931

Новая волна театральных скандалов: что происходит?

Новая волна театральных скандалов: что происходит?

Уже второй год в сфере высокого искусства неспокойно: один конфликт сменяется другим.

И поскольку случаются они кучно, есть подозрение, что все это не частные случаи, а один общий кризис. В чем же он заключается?

Сложно уже даже перечислить все театры, в которых клубились бури различного масштаба. И уж тем более тяжело изложить, из-за чего эти бури возникали. Просто потому, что слишком много всего произошло и происходит. Но вот из последнего: новый директор МХАТ им. Горького Владимир Кехман прогнал худрука Эдуарда Боякова. А заодно снял скандальный спектакль с участием Ольги Бузовой.

Конечно, у Боякова было много противников, недовольных его методами работы, выбором репертуара, кадровой политикой и - особенно - контрактом с Бузовой. Некоторые открыто добивались увольнения худрука, считая, что он делает ставку на хайп, а не на искусство. Требовали вернуть в театр Татьяну Доронину, а вместе с ней размеренный, традиционный подход к постановкам. И вот Бояков ушел. И тут же вокруг МХАТа опять закипели страсти.

Во-первых, далеко не все с радостью ждут Доронину. Некоторым актерам прекрасно жилось при Боякове, и теперь они опасаются, что лишатся ролей и заработков. Например, Екатерина Волкова, которая должна была сыграть одну из главных ролей в новом спектакле «Женщины Есенина», уже высказала опасение, что постановку снимут.

Во-вторых, обнаружилось, что на счетах театра осталось всего 2 миллиона рублей, которых не хватит даже на очередную зарплату труппе, а уж тем более на гонорары приглашенным актерам. Куда исчезли деньги - не совсем понятно. Возможно, в этом будет разбираться прокуратура. Однако, например, Бузова решила не ждать прокурорских выводов, а потребовать причитающуюся ей сумму через суд. Не исключено, что ее примеру последуют и другие артисты.

А тем временем залихорадило и другие очаги культуры. Из Театра им. Моссовета вдруг решил уйти его ведущий актер Александр Домогаров. Причем перед уходом он хлопнул дверью, написав в соцсетях: «Негромкий, интеллигентный, классический и очень стабильный. Этот театр не «рвал» вершин театрального прогресса, но оставался таким стабильным, что казалось: этот столп не свернуть. Оказывается - возможно. Дело в худруке (Евгений Марчелли. - Ред.). Занятый только своими личными амбициями, не имеющий никакого представления о классическом театре, поганящий все своим авторским виденьем, не имея на это никакого права. Ни творчески, никак. В театре рассорили и разобщили труппу. Старики ушли, а нам ничего не остается, кроме как сберечь самих себя».

Потом, правда, актер объяснил, что он не уволился из театра насовсем, а оформил творческий отпуск на полгода. И только все обсудили эту историю, как тут же прогремела похожая в «Ленкоме». Дмитрий Певцов забрал оттуда свою трудовую, оставив за собой право работать в некоторых спектаклях по контракту. И тоже кинул камень в родной огород, точнее, в руководство театра:

«Мне печально, что молниеносно, в течение двух лет исчезли из репертуара все последние постановки Марка Захарова, а вводы новых исполнителей в знаковые спектакли «Ленкома» проводятся массово и без режиссера, без нашей (тех, кто выпускал и играл многие годы) помощи, по видеозаписи... Есть ощущение, что театр стремительно катится в сторону... «продюсерского центра» дешевых антрепризок».

Вот такие громкие высказывания и нагромождение конфликтов, очень похожих по сути, наводят на мысль о каком-то системном кризисе. Кажется, что идет борьба между теми, кто за чистое искусство, и теми, кто за хайп и возможность зарабатывать. Так ли это?

- Во время пандемии обострились все конфликты, - комментирует наш постоянный эксперт, известный режиссер Андрей Житинкин. - И прежде всего противостояние классики и коммерции. Где-то сокращают штат, как в Ермоловском, где-то переводят актеров на половину ставки. А где-то пытаются заработать абсолютно на всем. Директоров и худруков можно понять. Они изыскивают любые возможности, чтобы хоть как-то удержать зарплаты, выплачивать премии и так далее. И на этом фоне вырисовывается уже такой момент: актеры видят, что коммерция пожирает искусство. Для крупных, ведущих актеров, избалованных - в хорошем смысле - глубокими ролями, творчество важнее. А руководству важнее продать билеты. Продать их на какую-нибудь легкую комедию, где зритель бы просто веселился и хохотал, ни о чем серьезном не размышляя, гораздо проще. И привлечь внимание зрителя к постановке, вокруг которой завертелся какой-либо скандал, тоже проще. Вот и возникает то тут, то там столкновение интересов.

- Мне совершенно не близка тенденция, которая возникла в последнее время. Это продюсерский, или, как еще говорят, директорский театр, - говорит известный режиссер, худрук театра «Модерн» Юрий Грымов. - Это противоречит изначальной идее художественного театра, которую проповедовал Константин Станиславский. Например, в «Ленкоме» был великий Марк Захаров. Но сейчас уже год как там нет художественного руководителя. Всю работу, в том числе ту, которую должен выполнять худрук, берет на себя директор. Он принимает решения по творческим вопросам, по репертуарной политике, по подбору актеров...

Я думаю, что Марк Захаров наверняка был бы большим противником такого подхода. И конечно, те скандалы, которые в таком количестве сейчас происходят в театрах, не красят театральную общественность в целом. Потому что это сильно отражается на репутации не каких-то отдельных театров, а наносит удар по театру в полном смысле этого слова. В меньшей степени обсуждаются творческие победы, но зато все время на слуху какие-то кадровые проблемы, какие-то внутренние конфликты. Мне это категорически не нравится.

История с тем же МХАТом им. Горького, с Дорониной и Бояковым - яркий пример того, куда может завести такая сосредоточенность на склоках. Взять хотя бы это публичное снятие новым директором МХАТа Кехманом портрета Боякова. Если вы помните, Бояков в свое время тоже публично снял портрет Татьяны Дорониной... Ребят, ну как-то все это очень просто! Это же совсем не по-взрослому - бороться с портретами и фотографиями. Может, первым делом выработать вектор развития? МХАТ им. Горького всегда был творческим театром со своим лицом. И я хочу пожелать, чтобы он в этом же направлении и двигался, а не превратился бы в продюсерский, директорский театр. Владимир Кехман - очень яркий директор. Думаю, что в итоге он сделает все наилучшим образом.

Лидия Мезина.

Фото: А. Кардашов/АГН «Москва»,

Н. Малышев/ТАСС, из архива Э. Боякова.

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (0)