Новости экономики и финансов
2228

Есть ли свет в конце тоннеля?

Есть ли свет в конце тоннеля?

Мы уже не раз писали о том, как больно ударил по малообеспеченным россиянам недавний всплеск цен.

И вот премьер Михаил Мишустин, выступая в Госдуме, популярно объяснил его причину: «Это жадность отдельных производителей… у правительства достаточно инструментов, чтобы обуздать аппетиты тех, кто наживается на ажиотажном спросе». Правда, не совсем понятно, «ажиотаж» - это трехразовое питание и вменяемые цены на картошку или что-то другое.

Будем откровенны: рост цен - процесс естественный. Но ведь в странах с работающей рыночной экономикой бывает и обратное. Наиболее наглядна цена бензина, зависящая от мировой стоимости нефти. Однако, разумеется, не в России, где в его розничной цене 70-75% составляют налоги. Потребитель сначала доплачивает за рост цен на топливо, а затем уже за все и вся - хоть за сахар или гречку, хоть за электроэнергию, - что очень сильно бьет по самому малообеспеченному населению. Задача компетентного правительства обоюдоострая: для народа цены должны быть по карману, то есть соответствовать его платежеспособности, а аппетиты монополистов - ограничены экономическими рычагами. Как видим, сегодня не действует ни первое, ни второе. Нищему населению изредка подбрасывают подачки, а роль ФАС в правительстве сведена, по сути, к минимуму, поэтому президент в ручном режиме регулирует цены в том случае, если они уже не растут, а прыгают.

Практически абсолютное торжество олигархата и высшей бюрократии сегодня выражается в нескольких очень красноречивых цифрах. До 75% выросло значение, роль и место госкорпораций в экономике, такое же наполнение бюджета дают энергоносители и сырье. При этом 1% населения владеет 3/4 национального богатства. В 2019 г. в офшоры было переправлено 4,3 трлн рублей, или почти четверть бюджета. Состояние миллиардеров превысило 35% ВВП - показатель, немыслимый для всего мира. Но зато всем становится понятно, почему 20 млн россиян живут за чертой бедности на нищенские 160 долларов.

Возникает вполне резонный вопрос: наши олигархи - иноагенты? Ведь прибыль, полученную от эксплуатации наших ресурсов, они вкладывают в экономику стран, стремящихся уничтожить Россию, а элементы роскошной жизни этих компрадоров тоже имеют иностранную прописку.

Разумеется, энергоресурсы могут дать толчок к развитию: благодаря нефти Техаса рванула экономика США, угольные шахты Йоркшира и Уэльса в свое время вызвали мощный рост машиностроения. А вот для СССР и затем России углеводороды всегда были и до сих пор остаются исключительно источником валюты, которая используется, скажем так, не на народное благо.

Советская пропаганда десятилетиями агитировала кого-то не только догнать, но еще и перегнать. В 30-х такое название получил станок - ДиП. Однако народ предупреждал Хрущева: «Никита Сергеевич, мы согласны с вами, но давайте никого не будет перегонять, иначе все увидят голую задницу».

Единственный шанс стать народной державой был упущен в конце 60-х, ту пятилетку назвали не только косыгинской, но и «золотой», настолько резко повысился уровень жизни народа. Просто предприятиям позволили оставлять часть прибыли и заключать прямые хозяйственные договоры. Перепуганные кремлевские старцы задавили не только Пражскую весну, но и наши реформы. Миллиарды прибыли от нефтяных месторождений пошли на гонку вооружений и афганскую войну, то есть советское политическое величие, что на самом деле и стало причиной краха социализма и распада СССР.

Для нашей страны в XXI веке президент определил задачу: «Для того чтобы достичь подушевого производства ВВП на уровне Португалии и Испании - стран, не относящихся к лидерам мировой экономики, нам необходимо примерно 15 лет при темпах роста не ниже 8 процентов». Кто и как это обеспечит, пока не ясно, но результат известен. В начале «рывка» на португальца в год приходилось 19 тыс. долларов, на россиянина - 9,2, теперь - 21,7 и 10,7 соответственно.

Почему же случился облом? То, что страна второе десятилетие стагнирует, стоит на месте, знают все. Португалия еще в послевоенные годы слезла с «сырьевой иглы» - поставок вольфрама. В 1970 г. диктатор А. Салазар умер, и тут же потеряли власть силовики и военные. В соседней Испании его престарелый коллега Ф. Франко уговорил короля Хуана Карлоса вернуться. Обе страны реально встали на рельсы преобразований. Потому что рыночная экономика умеет расти сама, если в ней не навалено институциональных баррикад, которые, по сути дела, в России создает та самая, очень хорошо живущая элита, которой никто и ничто официально противостоять не может.

Остается только надеяться, что нынешние хозяева жизни все-таки поймут, что нашей стране нужны системные, серьезные преобразования. Так что ответ на вопрос, вынесенный в заглавие этой статьи, очень прост: нет реформ, не будет и света.

Сергей Самарин.

Фото: ADOBE STOCK

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (0)