Сегодня 22 июля 2017 г., суббота, 19:50USD 58.93 -0.1498EUR 68.66 0.6586
Это интересно

Сексуальные тайны Кремля

18 июля 2016
hits 9944

Страстные оргии, разврат и распущенность, совращение малолетних и надругательство над подчиненными… Долгие годы нам внушали, что в советской России секса не было, скрывая под грифами «совершенно секретно» документы о сексуальной революции, которую устроили большевики в 1917 году.

ПО ЗАВЕТАМ ИЛЬИЧА

Большевики, дорвавшиеся до власти, объявили «бунт чувственности». Проще говоря, упразднили все моральные нормы и ограничения. Лев Троцкий писал Владимиру Ленину: «Семья, как буржуазный институт, полностью себя изжила!» Ленин отвечал ему: «…И не только семья. Все запреты, касающиеся сексуальности, должны быть сняты… Даже запрет на однополую любовь».

Раз уж сам Ильич дал добро, чего б не покуролесить? Правящая верхушка много лет упивалась вседозволенностью. Было ощущение пьянящей свободы: делай, что хочешь, и ничего тебе за это не будет. Все женщины без исключения стали доступны для соратников вождя: одни шли в постель из идейных соображений, других легко было подкупить, остальных гнал страх за жизнь – свою и близких. Время расстрелов без суда и следствия. И половой распущенности…

ПЕДОФИЛ С НЕОГРАНИЧЕННОЙ ВЛАСТЬЮ

Мода на сексуальные развлечения зародилась в высших эшелонах советской власти в начале 1920-х годов и до 1937 года шла по нарастающей. Куролесили в меру своей испорченности.

Одним из самых крутых развратников того времени, как уверяют современники, был секретарь ЦИК СССР Авель Енукидзе. Главный хозяйственник Кремля заведовал не только распределением продуктов и жилья среди верхушки руководства, он, по воспоминаниям многих, обеспечивал еще и удовлетворение их сексуальных прихотей. Например, занимался организацией оргий для своих сотоварищей, поставляя молоденьких женщин на кремлевские банкеты, словно партии свежей рыбы и икры. Сам же любил отдыхать… в компании маленьких девочек.

Даже современники понимали, что его разнузданность граничит с патологией. Родственница первой жены Сталина Мария Сванидзе писала в своем дневнике: «Авель колоссально влиял на наш быт в течение 17 лет после революции. Будучи сам развратен и сластолюбив, он смрадил все вокруг себя — ему доставляло наслаждение сводничество, разлад семьи, обольщение девочек. Имея в своих руках все блага жизни, недостижимые для всех, в особенности в первые годы после революции, он использовал все это для личных грязных целей, покупая женщин и девушек. Тошно говорить и писать об этом. Будучи эротически ненормальным и, очевидно, не стопроцентным мужчиной, он с каждым годом переходил на все более и более юных и наконец докатился до девочек 9-11 лет, развращая их воображение, растлевая их если не физически, то морально...»

В 1935 году Енукидзе вдруг обвинили в аморальном поведении и исключили из партии «за политическое и бытовое разложение». А в 1937-м расстреляли. Историк Борис Илизаров уверен, что близкий друг Сталина «поставлял девочек не только «нужным людям» и соратникам, но и самому другу молодости. Получается, вождь убрал важнейшего свидетеля и обезопасил себя от разоблачений с его стороны.

БЕС В РЕБРО

«Всесоюзный похотливый козел» – именно так в узком кругу приближенных именовали Михаила Калинина. Благообразный, с бородкой и в очках, дедушка Калинин выглядел сильно старше своих лет - в 1917 году ему было всего 40, а на вид - глубокий старик. Прославился он неуемной любовью к театру. А точнее - к молоденьким актрисам.

Со стороны выглядело очень трогательно, когда Михаил Иванович после спектакля в Большом театре заходил за кулисы и тепло, просто-таки по-отечески, расспрашивал юных балерин о жизни. Ласково погладив девочек, большинству из которых едва исполнилось 16-17 лет, по голым ручкам, а то и поцеловав в обнаженное плечико, глава ВЦИКа приглашал в гости к себе - на правительственную дачу или прямо в рабочий кабинет. Стол с зеленым сукном, за которым всесоюзный староста принимал посетителей днем, вечером превращался в сцену, на которой балерины в чем мать родила танцевали для единственного зрителя…

За удовлетворение своей похоти Калинин платил покровительством всему театру: труппе ежегодно повышали зарплату, танцовщицам выдавали пайки и разрешали отдыхать в кремлевских санаториях. Большинство артисток на судьбу не жаловались: угодив Калинину, можно было даже получить жилье в столице.

Но не все были податливыми куклами в руках «ласкового дедушки». Одна из малолетних балерин, Белла Уварова, наотрез отказалась потакать «благодетелю». Ее не раз привозили к нему на «разговор», но девушка была неприступна. После одной такой встречи она просто не вернулась домой. Вскоре ее нашли в лесу недалеко от Москвы. Несчастные родители сразу не смогли даже опознать свою девочку - так было обезображено ее тело. Разразился скандал, Калинин тут же ушел на «больничный». В расследование вмешался сам Сталин. И тут, по странному совпадению обстоятельств, вдруг «выяснилось», что мать с отцом Беллы - иностранные шпионы. Их в срочном порядке расстреляли, а дело закрыли. После этого случая девушки уже не артачились, когда Калинин звал их к себе.

С годами «похотливый староста» слабел, но сходить с дистанции не собирался. Рассказывают, что на даче он, скинув штаны, садился на открытый улей, веря, что укусы пчел поднимут его потенцию. Пиком развратного поведения стареющего Михаила Ивановича стало изнасилование несовершеннолетней родственницы маршала Егорова, за что тут же была арестована… жена Калинина. Екатерину Ивановну обвинили в том, что не смогла сдержать супруга и он погряз в разврате. И отправили в лагеря на 15 лет…

ИЗ ОДЕЖДЫ – ТОЛЬКО ТУФЛИ

Долгое время считалось, что прообразом бала Сатаны в романе Булгакова «Мастер и Маргарита» были помпезные рауты в американском посольстве. Однако французский историк Рене Буве, порывшись в архивах, выяснил, что Михаил Булгаков описал приемы в особняке наркома просвещения Анатолия Луначарского, на которых сам неоднократно бывал. В первый раз увиденное ввергло писателя в глубокий шок. Мужчины, упакованные во фраки, чинно вели светские беседы с дамами, на который из одежды были только... туфельки да перья в прическах. При этом красотки ничуть не смущались своей наготы и вовсю флиртовали с кавалерами. Ведьмы, да и только!

Заканчивались эти приемы, как нетрудно догадаться, шумными оргиями, в которых ленинская верхушка отрывалась на всю катушку. Луначарский, образованный человек, выходец из дворянской семьи, обожал приглашать на такие загульные кутежи балерин из Большого театра, который лично курировал.

Когда нарком появлялся в ложе, кордебалет приходил в волнение: каждая артистка мечтала обратить на себя внимание Луначарского. Ведь его благосклонность обещала много благ: подарки и поездки, духи, чулки и шелковое заграничное белье, да и вообще райскую жизнь. Например, одна из его любовниц, Инна Чернецкая, обрела возможность ставить балеты в качестве режиссера, да еще и получила государственное финансирование для своей частной школы танцев. Пассий у наркома было немало: одно время он параллельно развлекался сразу с двумя актрисами - Рукавишниковой и Руц. Вообще, точного количества «курируемых» им женщин, наверное, не знал никто.

Между тем Анатолий Васильевич был женат. Свою вторую супругу, посредственную артистку, но, как говорят, очень умелую в постели даму, Наталью Сац-Розенель, он обожал до истерики. Выбил ей в управление Александровский дворец - бывшую резиденцию Николая II. На антресольном этаже супруга наркома устроила свои покои, туда по приказу Луначарского свезли всю дворцовую мебель, библиотеку и гардероб членов царской семьи. Для жены он готов был на все. Что, впрочем, не мешало ему сделать своей любовницей еще и ее родную племянницу…

Луначарский был не одинок в своей любви «к искусству». Обожали актрис и Семен Буденный, и Клим Ворошилов, который, кстати, опекал оперу, и Михаил Тухачевский, и замнаркома иностранных дел Лев Карахан, и многие другие, облаченные властью партийные чиновники.

СЕКС – КАК СТАКАН ВОДЫ

Не только мужчины-большевики пускались во все тяжкие - женщины тоже ратовали за свободную любовь без границ. Обществу, взбудораженному падением нравов, нужен был женский эталон - красивая, раскрепощенная и сексуально свободная революционерка. «Первая леди» страны Надежда Крупская на эту роль никак не годилась. А вот Александра Коллонтай – нарком призрения в советском правительстве - вполне. Как ее только ни называли в России тех лет: и «сексуальная революционерка», и «эрос в мундире»…

Коллонтай очень нравилась модная в то время среди комсомольцев теория про секс и стакан воды. Хочешь пить – выпей, хочешь секса – займись им. Для этого никакой любви не надо, все это буржуазные предрассудки. Александра Михайловна, выйдя замуж за троюродного брата, имела довольно беспорядочные интимные отношения с товарищами по партии и просто случайными партнерами.

Коллонтай стукнуло 45 лет, когда она по уши влюбилась в молодого симпатичного министра по военно-морским делам Павла Дыбенко. Он полностью разделял теорию своей партнерши по постели, был не прочь приударить и за другими красивыми представительницами революционной молодежи. И тут, как говорится, нашла коса на камень, потому что в Колонтай вдруг взыграла собственница. Она никак не хотела отдавать «в чужие руки» молодого рослого красавца. Но все же его потеряла, страшно переживая эту трагедию всю жизнь и пытаясь утешиться в объятиях все более молодых любовников.

Словом, теория стакана воды сыграла с ней самой злую шутку…

Просмотров: 9944
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Братья наши меньшие: жертвы доброты Далее в рубрике Братья наши меньшие: жертвы доброты


Загрузка...
Комментарии (3)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.