В июне мы предлагаем воспользоваться льготными условиями для размещения рекламных материалов Вашей компании у нас на сайте и газете "Мир новостей"! Обращайтесь к специалистам рекламного отдела по адресу: adv@mirnov.ru.
Это интересно
5598

Приюты или лагеря смерти?

Приюты или лагеря смерти?

День Победы справедливо считается праздником «со слезами на глазах».

Великая Отечественная война перемолола в своих жерновах миллионы людей. Отзвуки тех страшных лет в каждой нашей семье, достаточно посмотреть на многочисленные колонны «Бессмертного полка»...

ГОРЬКАЯ СТАТИСТИКА

На войне на каждого погибшего приходится до десяти раненых, немалая часть которых навсегда обречена на больничную кровать, инвалидную коляску, протезы или костыли, свидетельствует статистика. Полмиллиона человек, по официальным данным, после Великой Отечественной войны не могли жить полноценной жизнью. Изувеченные бойцы, вернувшись с фронта, рассчитывали на то, что государство, которое они защищали в боях, ответит им взаимностью, однако страна в те годы не могла обеспечить инвалидам достойную жизнь.

Чтобы забыться и хотя бы на время вырваться из реальности, они пили. Потом шли на вокзалы, рынки, в другие людные места просить милостыню. Нищие в военной форме постепенно стали приметой всех крупных городов. Объединившись, они часто просто вымогали деньги, угрожали, воровали. Быстро шла криминализация инвалидного сообщества. К концу 1940-х годов все это переросло в большую проблему для страны.

Наверху поняли, что так дальше продолжаться не может. Изувеченным войной людям начали предлагать переехать в дома инвалидов, которые стали открываться повсеместно. Вокруг тех интернатов до сих пор ведутся споры: были ли они приютами, где калеки получали необходимую помощь, или лагерями смерти, где инвалиды проходили все круги ада?

В Вологодской области интернат разместили в бывшем женском Вознесенском монастыре в Горицах, что на реке Шексне. «Многие инвалиды войны были и без рук, и без ног, - вспоминает 90-летняя Нина Котова, которая работала в интернате медсестрой. - Для них здесь были мастерские (сапожная, гармонная), их посылали на курсы в Кинешму. Им это во благо было, кормили хорошо, не жаловались».

Нина Александровна обижается, когда интернат называют местом ссылки. «Когда выпьют, войну, ранения свои да семьи вспоминают, плачут, конечно. Но ведь многие из тех, кого присылали, были молодые ребята. И что из того, что без ноги или руки. В клуб ходили, с девчатами гуляли. Некоторые поженились, даже безногие. В самодеятельности участвовали. Иные гармонь возьмут, как запоют - полдеревни зрителей соберут».

Эдуард Кочергин, советский художник и писатель, автор книги «Рассказы питерских островов», написал про Васю Петроградского, бывшего матроса Балтийского флота, который на войне потерял обе ноги.

Вот что пишет Кочергин:

«Самое потрясающее и самое неожиданное, что по прибытии в Горицы наш Василий Иванович не только не потерялся, а даже наоборот - окончательно проявился. В бывший женский монастырь со всего северо-запада свезены были полные обрубки войны, то есть люди, лишенные абсолютно рук и ног, называемые в народе «самоварами». Так вот Вася со своей певческой страстью и способностями из этих людей создал хор и в этом обрел свой смысл жизни».

Да, интернаты нередко сильно разнились, что зависело от местных властей и личностных характеристик руководителей этих учреждений. В одних к условиям проживания фронтовиков относились добросовестно, в других из рук вон плохо...

ВАЛААМ – ОСТРОВ ОБРЕЧЕННЫХ?

Первым, пожалуй, о тюремных интернатах для ветеранов-инвалидов написал в своей «Валаамской тетради» экскурсовод с 40-летним стажем Евгений Кузнецов: «В 1950 году в монастырских зданиях на Валааме разместили Дом инвалидов войны и труда. Но почему же на острове, а не где-нибудь на материке? Ведь и снабжать проще, и содержать дешевле. Формальное объяснение - тут много жилья, хозяйственных помещений, пахотные земли для подсобного хозяйства, фруктовые сады, ягодные питомники. А неформальная, истинная причина - уж слишком мозолили глаза советскому народу-победителю сотни тысяч инвалидов: безруких, безногих, неприкаянных, промышлявших нищенством по вокзалам, в поездах, на улицах да мало ли еще где. Ну посудите сами: грудь в орденах, а он возле булочной милостыню просит. Никуда не годится! Но куда их девать? А в бывшие монастыри, на острова! С глаз долой - из сердца вон».

Удаленность острова шириной около 8 километров и длиной почти 9, расположенного в северной части Ладожского озера, вызвала у Кузнецова подозрение, что от ветеранов хотели избавиться. Ну как, например, можно было упрятать инвалидов в Горицах? Это же большой населенный пункт, где все на виду.

Совсем не для того инвалидов разместили в монастырских постройках, чтобы изолировать, спрятать от людских глаз несчастных людей. Просто другого выхода не было. Новые дома инвалидов только начинали строить, но на это нужно было время, вот и изыскивалась возможность открыть подобные учреждения в уже имеющемся жилом фонде.

В годы войны кров потеряли около 25 млн человек, люди жили в землянках, и надо было искать пустующее жилье. Тогда-то и обратили внимание на монастыри, которые традиционно обладали огромной территорией. Понятно, что поначалу было тяжко, ведь на Валаам привезли около тысячи человек. Их не «вылавливали» на улицах, а привозили из «домов инвалидов малой наполняемости», уже существовавших в Карелии. В интернате для них организовали медицинское обслуживание, питание, посильный труд...

Из документов известно, что на острове со временем стали функционировать три бани, прачечная, амбулатория, парикмахерская, библиотека и читальный зал, красный уголок, сапожная мастерская, две швейные мастерские, четыре кухни и столовые. Имелось два своих мотобота. В начале 1957 года на 856 инвалидов было 218 человек обслуживающего персонала, в том числе четыре врача, два фельдшера, девять медсестер и 76 санитарок. Кормили инвалидов хорошо.

На рисунках художника-реалиста Геннадия Доброва, автора графического цикла «Листы скорби», видно, что у многих инвалидов интерната на Валааме среди медалей памятный знак «25 лет Победы в Великой Отечественной вой­не», а также кружки с датами 1945-1975... Получается, что «отбросы общества», которых «массово отлавливали к 70-летию Сталина», в «нечеловеческих условиях» Валаама со страшными увечьями смогли прожить еще 30-40 лет после войны! И не просто прожить, но и создать семьи, нарожать детей!

И насчет тысяч умерших. По данным московского историка-генеалога Виталия Семенова, который в 2003 году организовал экспедицию на Валаам, записал свидетельства очевидцев и работал с архивами, документально подтверждается смерть на Валааме с 1950 по 1984 год 200 с небольшим человек, в том числе 54 инвалидов войны. «Рассказы о якобы очень высокой смертности среди обитателей интерната не подтверждаются», - отметил Семенов.

* Персонал Дома инвалидов войны и труда на Валааме с любовью заботился о своих подопечных

В ПАУТИНЕ ЛЖИ

Одним из источников мифа о том, что Сталин ссылал инвалидов войны на Соловки, в другие безлюдные места, считается разговор Нателлы Болтянской и историка Александра Даниэля на «Эхе Москвы» 9 мая 2009 года. Выдержка из разговора:

«Болтянская: Прокомментируйте чудовищный факт, когда по приказу Сталина после Великой Отечественной войны инвалидов насильно ссылали на Валаам, на Соловки, чтобы они, безрукие, безногие герои, не портили своим видом праздник Победы.

Даниэль: Это факт известный, чудовищный. Совершенно понятно, почему Сталин и сталинское руководство изгнали ветеранов из городов. Я уверен, что из эстетических соображений. Безногие на тележ­ках не вписывались в то художественное произведение, так сказать, в стиле соцреализма, в которое руководство хотело превратить страну».

Но если выслали и уничтожили всех калек в конце 1940-х, то откуда взялись сотни тысяч в начале 1950-х? Например, на знаменитом футбольном матче сборных СССР и ФРГ, который прошел на московском стадионе «Динамо» в 1955 году. По свидетельству поэта Евгения Евтушенко, безногих зрителей на трибунах было не менее 10 тысяч.

Нечистоплотна и «Валаамская тетрадь». Опубликовал Кузнецов свою книгу в 2003 году, а экскурсоводом на Валааме работал с 1964 года, то есть не мог видеть того, что там происходило в 1950-е. Ложь о геноциде инвалидов быстро разошлась, со временем пополняясь новыми порциями фантазий. Но ни слова о том, что многие безрукие и безногие сами мечтали попасть в дома инвалидов, так как это был единственный для них выход, если они хотели жить, ведь там кормили, лечили, ухаживали за ними.

Владимир Гондусов

Фото: VALAMO.RU,

РИА «Новости»/Б. Бабанов.

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)