Новости шоу бизнеса. Откровения звезд
1734 | 0

Юрий Шатунов: прощание с легендой

Юрий Шатунов: прощание с легендой

Исполнитель хита «Белые розы» всю жизнь получал эти цветы на концертах. Но больше всего белых роз было на его похоронах... Артист умер внезапно. И многие задаются вопросом: почему? Ему ведь было всего 48 лет...

«НАДО ОТДОХНУТЬ ЧУТЬ-ЧУТЬ»

Незадолго до смерти Юрий Шатунов успел дать несколько концертов. Перед своим последним выступлением он уже чувствовал себя плохо. Организаторы предлагали все отменить, но экс-солист «Ласкового мая» не захотел подводить поклонников, для каждого из которых билет «на Шатунова» был пропуском в юность. Во время шоу все заметили, что артисту петь тяжело. «Старость - не радость!» - пошутил Юрий со сцены. И добавил, что ему «надо отдохнуть чуть-чуть»...

Отдохнуть после концерта он решил с друзьями - на даче в подмосковном поселке Растуново. Накрыли нехитрый стол: пиво, раки... В какой-то момент Шатунову показалось, что у него прихватило желудок. Так иногда дает о себе знать сбой в работе сердца. Но кто же думал...

Застолье продолжалось до тех пор, пока Юрий совсем не сник. Побледнел, стал хвататься за грудь, дыхание сбилось. Друзья позвонили в скорую, где им сказали, что свободных машин рядом нет, придется подождать. Решили не ждать. Погрузили певца в авто (идти сам он уже не мог), помчались в ближайшее медучреждение. Это оказался травмпункт. Там сразу поняли, что дело серьезное. Шатунова отправили в Домодедовскую больницу, куда он прибыл уже в состоянии комы.

Полтора часа команда медиков пыталась завести его сердце. И несколько раз на короткое время сердечный ритм восстанавливался, но потом снова стремительно угасал. Позже главврач отметил, что спасти Юрия было нереально - слишком большое поражение: обширный инфаркт миокарда, вызванный оторвавшимся тромбом. Тромб закупорил крупную артерию. И даже удивительно, что Шатунов не умер мгновенно, а еще так долго боролся...

Впрочем, он ведь боролся всегда. Сначала - за любовь близких, которые предавали его один за другим, спихнув в итоге в детдом. Потом - за место под солнцем. А в последние годы - за песни, которые ему нельзя было петь по воле продюсера «Ласкового мая» Андрея Разина.

СУДЫ С РАЗИНЫМ

Знаменитый продюсер в свое время вывел «Ласковый май» на музыкальный олимп и долгое время пожинал плоды своей дальновидности: именно Разин сумел разглядеть огромный потенциал самодеятельной группы, созданной на базе оренбургской школы-интерната руководителем музыкальной студии Сергеем Кузнецовым. Перетащил юных артистов в Москву, стал возить их на гастроли...

Пели они песни, которые написал Кузнецов. И многие из них стали хитами: «Белые розы», «Розовый вечер», «Седая ночь» и другие... Разин, по его словам, выкупил у Кузнецова права на все хиты «Ласкового мая» еще в 1990-х. Но тот потом отправился в суд эти права возвращать, упирая на то, что песни не купили, а украли, подделав его подпись на документах.

Шатунов, который в 1992-м группу покинул, тоже пошел против Разина. И отсудил у него крупную сумму денег (по некоторым данным, 10 миллионов долларов), которые артист недополучил за выступления в качестве солиста «Ласкового мая». На вырученные средства певец прекрасно обустроился в Германии, куда переехал на ПМЖ.

Юрий купил шикарный дом в элитном поселке, женился. И все в жизни пошло так благополучно, что он забыл прошлые обиды и помирился с продюсером: тот даже стал крестным для первенца Шатунова Дэнниса. А вот к моменту рождения дочери Эстеллы Разин уже перестал быть своим в семье Юрия...

У Шатунова тогда наступил ренессанс в музыкальной карьере. Он стал давать концерты как сольный исполнитель. Публике, ностальгирующей по юности, по школьным дискотекам, от экс-солиста «Ласкового мая» нужны были те самые легендарные песни. Но Разин их петь запрещал, грозил штрафами и неустойками. Шатунов на запреты не обращал внимания, продюсер стал подавать иски один за другим. Судебные разбирательства растянулись на годы. Юрий суды проигрывал, подавал апелляции. В общем, не сдавался.

Друзья артиста уверяют, что атака на него шла по всем фронтам. И даже с тылов. По их словам, кто-то оказывал сильнейшее давление на супругу Шатунова Светлану: ей постоянно сообщали о том, что якобы муж на гастролях не чурается интрижек с поклонницами. Возможно, по этой причине в 2020-м Шатуновы стали жить порознь: Юрий большую часть времени проводил в России, а его супруга с детьми оставалась в Германии. Объясняли это ограничениями из-за пандемии. Но в окружении артиста поговаривали о разладе в семье, считая, что произошел он из-за происков третьего лица, заинтересованного в том, чтобы выбить у Шатунова почву из-под ног.

ОТКУДА ШРАМЫ НА СЕРДЦЕ

Не так давно - буквально в середине июня - очередной суд закончился в пользу Шатунова. По словам адвоката артиста, экспертизой было установлено, что подпись Кузнецова на тех давних документах о передаче прав на песни действительно поддельная. В итоге все хиты теперь - собственность Юрия, которому автор давно уже отписал свои музыкальные произведения...

Можно было праздновать победу? Нет. Андрей Разин, который недавно переехал в США, пообещал завалить оппонента новыми исками. Продюсер, как выяснилось, успел зарегистрировать сам бренд «Ласковый май» в Америке. И песни группы тоже зарегистрировал по американским законам, а потом передал права на них неким новым владельцам. И получается так, что в России Шатунов, конечно, может выступать. Но за границей его будут поджидать крупные неприятности. Более того, ему придется заплатить новым правообладателям за все те годы, что он выступал за пределами России со спорными хитами.

Разин пригрозил тем, что у Шатунова будет арестовано все его зарубежное имущество, а сам он будет привлечен к уголовной (!) ответственности. Все эти угрозы продюсер разместил на своей странице в соцсети. Но вскоре удалил. Потому что 23 июня Юрий Шатунов умер... При этом врач, озвучивший причину смерти, добавил, что инфаркт у певца произошел «из-за сложного образа жизни». Возможно, он имел в виду курение и работу на износ. Но очень многие люди, близко знавшие Шатунова, говорят о том, что его здоровье подкосили именно многолетние судебные разбирательства.

- Нервы, - считает экс-солистка группы «Мираж» Наталья Гулькина. - Все эти переживания, разборки по песням, когда тебе запрещают, когда публика из зала кричит, а ты не можешь... Это все шрамы на сердце. Сердце не железное.

А сердце у Шатунова действительно было не железным. Наоборот, очень уязвимым. Возможно, это наследственное. Ведь у мамы Юрия тоже были проблемы с сердцем, и она отдала его в школу-интернат, собираясь лечь на сложную операцию, которую ей сделать не успели: женщина умерла. Как раз от инфаркта...

МИЛЛИОН БЕЛЫХ РОЗ

На его похороны приехали тысячи поклонников со всей России и из многих стран бывшего СССР. Около траурного зала на Троекуровском кладбище Москвы было настоящее столпотворение. Люди часами стояли в очереди, чтобы только на минутку подойти к гробу и отдать дань памяти человеку, который стал для них символом молодости, романтики, первой любви, зарождавшихся надежд...

В очереди плакали почти все. И мужчины, и женщины. Иногда кто-то начинал петь песни «Ласкового мая», остальные тут же подхватывали. А сколько Юрию принесли белых роз! Он, наверное, за всю жизнь столько не видел, хотя эти цветы ему дарили на каждом концерте. Один из фанатов певца, который не сумел прибыть на похороны, прислал целый грузовик с розами. Букеты раздавали бесплатно всем желающим. Люди шли с утра и до вечера сплошным потоком. Не знаем, могут ли ушедшие от нас что-то видеть и знать после того, как ушли. Но вот бы удивился бывший детдомовец Юра Шатунов такому количеству скорбящих о нем...

Андрей Ештокин, концертный промоутер Центрального Черноземья:

- На прощании с Юрой Шатуновым нужно было выстоять в очереди под палящим солнцем минимум час, но истинных поклонников это не отпугнуло. Тем более там периодически раздавали бутилированную воду.

Примечательно, что из организаторов его концертов приехал не только я из Курска, но и продюсеры из других городов. Нам всем приятно было увидеть автора всех ранних песен Юры Сергея Кузнецова, с которым лично не приходилось раньше сталкиваться. Оказался очень вежливым и культурным человеком, искренне переживающим потерю друга и коллеги.

Первый раз я столкнулся с Шатуновым в гостинице «Курск» во время его гастролей в нашем городе в начале 90-х. Я тогда ещё учился в школе. Видел, как администратор отеля постоянно бегал звать Юру к телефону (мобильники ещё не появились). Звонили, естественно, девушки, а Юра у каждой сразу спрашивал: «Ты меня любишь?». В тот момент у меня родилась мысль пригласить Юру к себе на личное мероприятие, например, на День рождения. К себе не получилось, а вот на корпоративные мероприятия в Центральном Черноземье спустя, правда, много лет вышло.

Я был удивлен, насколько для людей даже пожилого возраста важно не просто увидеть и послушать Шатунова, а прикоснуться к нему и естественно в этот момент сфотографироваться. Подобные вещи в последние годы были возможны только на корпоративных мероприятиях, в тысячных залах Юра сразу объявлял: «Вас много - я один, поэтому сфоткаться не получится, а автограф можно взять в фойе зала - там продаются фотографии и плакаты, на которых я уже расписался заранее».

На июль-август этого года он не строил никаких планов в России, хотя обычно гастролировал по курортным городам. Хотел побыть с семьёй в Германии, а уже осенью, с октября месяца начать очередной тур по России.

ШАТУНОВА УБИЛА РЕФОРМА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

Может быть, кому-то это утверждение покажется преувеличением, но, по сути, нам наглядно продемонстрировали потенциал современной российской медицины.

Шатунову стало плохо во время отдыха с друзьями в селе Растуново в Подмосковье. Как потом оказалось, у него случился обширный инфаркт. Друзья позвонили в скорую, однако диспетчер предложил везти его самостоятельно, так как свободной машины не было, ехать далеко и пришлось бы долго ждать.

Шатунова довезли до ближайшего деревенского травмпункта, но ведь вы и сами знаете, что представляют собой эти медицинские учреждения, а после «реформы» там практически не осталось квалифицированных специалистов. Разумеется, в травмпункте сказали, что это тяжелый случай и надо везти человека в больницу. В деревню все-таки прислали бригаду скорой - древнюю «газель» без аппаратуры.

Главврач Домодедовской центральной городской больницы Андрей Осипов потом рассказал, что в сосудистый центр он поступил уже в состоянии клинической смерти. Юру Шатунова спасти не удалось...

Да, сегодня возбуждено уголовное дело против врачей скорой, которые выехали на вызов к сердечнику вообще без всякой аппаратуры. Но было бы справедливо в связи с этой смертью привлечь к ответственности авторов нашей медицинской реформы, которая, по сути, уничтожила все достижения советской медицины. И если в трех десятках километров от столицы не смогли помочь известному на всю страну человеку, то даже не хочется думать о том, что происходит в глубокой российской провинции.

Лидия Мезина.

Степан Калаушенко.

Фото: FOTODOM.

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.