Новости шоу бизнеса. Откровения звезд
1898 | 0

Юлия Галкина: «Остался шрам на память»

Юлия Галкина: «Остался шрам на память»

Она играла в спектаклях с Олегом Табаковым, снималась с Людмилой Чурсиной. С будущим мужем познакомилась на съемках сериала «Журов». А еще училась на факультете психологии и даже защитила кандидатскую диссертацию!

- Юлия, у вас около 80 киноработ, вы востребованная успешная актриса. Зачем же надо было писать кандидатскую?

- Вы знаете, мне в жизни везет на уникальных людей. Сразу после школы я поступила в Курский университет на психологический факультет, а через год перевелась на заочное и поступила в Школу-студию МХАТ. Там у нас преподавал профессор философии и культурологии Сергей Михайлович Найденкин. На каком-то занятии я делала доклад по Фрейду и спалилась, легко апеллируя психологическими терминами. После занятия профессор спросил, откуда у меня такие специфические знания. Пришлось сознаться, что получаю второе образование. С этого момента он стал моим союзником и разрешал проводить на семинарах тестирования, которые пригодились для дипломной работы в Курске. У меня тема была: «Специфика развития психологии театрального вуза», и на меня смотрели как на пришельца с Луны. Ведь и там не знали, где я еще учусь!

- Ну вы и конспиратор!

- А то! И вот я окончила оба института, и Сергей Михайлович, с которым мы продолжали общаться, говорит: «Юля, а вы понимаете, что у вас есть шанс стать единственной актрисой - кандидатом психологических наук и единственным кандидатом психологических наук - актрисой?» И родители меня поддержали. Уже нельзя было никого подвести! Кстати, в Академии госслужбы в Москве, где я защищалась, на меня тоже странно смотрели...

- Немного хронологии с 2005 по 2009 год. Вы окончили Школу-студию МХАТ и университет, начали работать в МХТ имени Чехова, написали диссертацию, снялись в пяти картинах, на съемках сериала «Журов» познакомились с мужем, родили ребенка... Как все ус­пели?

- Не знаю! (Смеется.) Как-то так получилось - ведь когда человек в процессе, он не задумывается, а просто делает. Меня с детства приучили работать. И как говорили мама с бабушкой, смена деятельности - это уже отдых. Мне повезло: у меня такая профессия, что приходится постоянно менять род деятельности. Да и когда работа нравится - что ж не поработать? Это счастье!

- Юлия, у вас есть и еще одно нетипичное для актрисы звание: вы лауреат премии Службы внешней разведки России за роль Зои Воскресенской-Рыбкиной.

- «Две жизни полковника Рыбкиной» - очень значимый для меня проект. Я до сих пор общаюсь с ветеранами СВР - участниками вой­ны, разведчиками, вершившими историю. Мне очень важно, что и сын познакомился с ними, читал им стихи на 9 Мая. Надеюсь, он сохранит это в себе. Так же, как и я всегда буду приходить в МХТ и вспоминать, что 10 лет играла на одной сцене с Олегом Павловичем Табаковым...

- Ваш муж - режиссер Илья Макаров. Снимаетесь в его проектах?

- За 13 лет - в трех, на одном из которых мы и познакомились.

- А что так мало?

- Мы адекватно относимся к себе и своей профессии. Если я попадаю типажно, то и хорошо, а если нет - зачем мучиться? Плюс в нашей индустрии есть понятие «актерский ансамбль»: люди должны друг другу подходить.

- Наверное, проект «Журов», который вас познакомил, - самый запомнившийся? Во всех смыслах...

- Его значимость нельзя отрицать. Но любой новый сценарий, съемки - это всегда приключение. Недавно, например, вышел проект «Смертельный номер». Моя героиня Вера - дрессировщица тигров и медведей. В одной сцене мне надо было выйти из-за занавеса с медведицей на коротком поводке. Мы с ней были знакомы, обнимались, я ее с руки кормила виноградом. Репетировали в полной тишине, что важно. И вот команда «Мотор!», камеры готовы снять с одного дубля, рядом дрессировщик, в зале 150 человек массовки, мы с медведицей готовы. И... какой-то умный человек дает барабанную дробь! Медведица пугается, дергается в мою сторону, задевает лапой. Открывается занавес, и перед изумленной публикой картина: я вцепилась в поводок медведицы, а у меня из руки хлещет кровь...

- Так надо было все бросать и бежать!

- Категорически нельзя! Меня предупредили, что если она почувствует слабину, то будет плохо. Потом была скорая, зашивали руку, успокаивали и меня, и медведицу. Не знаю, что уж они говорили медведице, а я часа два ходила-бродила... Тем временем костюмеры удлиняли перчатки, чтобы прикрыть бинты. Но эпизод мы в итоге досняли. А на руке остался шрам на память... (Улыбается.)

Светлана Марголис

Фото: Кадр из сериала.

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.