Новости шоу бизнеса. Откровения звезд
1486

Эммануил Виторган: «Жена вернула меня к жизни»

Эммануил Виторган: «Жена вернула меня к жизни»

В конце прошлого года Эммануилу Виторгану стукнуло 80. Но он далек от подведения итогов.

Когда актер говорит о детях, его глаза буквально загораются! Конечно, у старших - Ксении и Максима - уже давно своя жизнь.

Но рядом с Эммануилом Гедеоновичем сейчас две крохотные дочки: Этель, которой в конце февраля исполнится два года, и Клара, появившаяся на свет в августе 2019-го…

«ПРИХОДИТ ВРЕМЯ МУДРОСТИ»

- Эммануил Гедеонович, поздравляем вас с 80-летием! Как отметили юбилей?

- Еще не закончил отмечать. Растянется все на несколько месяцев и даже дольше. Ведь день рождения у меня - перед самым Новым годом, в Москве в это время всем не до того. Поэтому мы и уехали в Юрмалу, там отметили. А в конце зимы планируем уже устроить творческий вечер в России. В планах еще Баку в апреле, поедем туда с детьми, Санкт-Петербург, Астрахань и так далее... Везде у нас много друзей, все эти города мне родны и близки…

- С каким же чувством подошли к юбилею?

- Годы бегут, и с каждым годом думаешь, что вот еще немного и - они пойдут в обратную сторону… Во всяком случае, очень хотелось бы становиться моложе и моложе. Но ничего не поделаешь, нет такой возможности.

Я могу сказать только одно: если вы сейчас видите меня живым и здоровым - это благодарность моим родителям. И моим детям! Время бежит, и для того чтобы тебя оставалось на свете все больше и больше - надо рожать. Вот мы и родили. Одной скоро два года, а второй уже шесть месяцев. Я понимаю всю ответственность, конечно. Но главное - это появление того человека, который будет продолжать твою жизнь. Это колоссально! Так получилось, что в 78 лет я родил ребенка, так что для тех, кто верит и ждет, перспективы замечательные.

- Есть что-то такое, что поняли только к 80 годам?

- Наступает тот возраст, когда приходит время мудрости: прежде чем ответить, ты обязательно подумаешь, что сказать и как. При этом я спокоен абсолютно: любой вопрос, который мне даже не нравится, я выслушиваю, не перебивая. Поменьше эмоций, побольше головы…

- А есть обида на кого-то? Может, хотели бы избежать с кем-то встречи?

- Нет такого человека, с которым я не хотел бы общаться. Я всем благодарен. Видите, какой я хороший, даже самому противно! (Смеется.) Наверное, все это связано с моей профессией. Я прожил такое количество жизней и таких разных - от оберштурмбаннфюрера СС до Героя Советского Союза. Я прошел через это все, и для меня почти не осталось никакой загадки при какой-то конфликтной ситуации - я уже знаю наперед, чем все это закончится…

«БЕЗ ТЕАТРА ТАК ХОРОШО!»

- Вы как-то говорили, что вам больше нравятся отрицательные роли. Это действительно так?

- Отрицательные роли, конечно, интереснее играть, проживать эти жизни. И вот что любопытно: когда кого-то убиваешь по сценарию - не возникает желания кого-либо убить на самом деле! (Смеется.) Правда, мне потом зрители говорят иногда: «Мы вам не поверили: у вас такие добрые глаза были, когда это делали!» Но для меня до сих пор главное - чтобы не было войны. Поэтому я давал согласие на любую отрицательную роль - чтобы зритель, глядя на сцену, понимал, что это не способ проживания этой жизни. Для меня это очень важно. Так хочется, чтобы все спокойно жили…

- Какой период в творчестве вам наиболее дорог?

- Такие периоды действительно были, и очень часто. Было много премьер, а каждая из них - это большой подарок самому себе. Безусловно, таким дорогим подарком было и общение с режиссером Георгием Товстоноговым. Я тогда работал в Ленинградском театре Ленинского комсомола, и там он поставил «Вестсайдскую историю». Впервые в Советском Союзе разрешили поставить американский мюзикл! И это был такой праздник! Я задыхаюсь от удовольствия, когда вспоминаю то время.

- А как вы оказались в Ленинграде?

- Я там учился, так как в Москве меня не приняли ни в один театральный институт, а я поступал всюду! Когда спустя какое-то время, уже отучившись, снявшись в фильмах, я переехал в столицу, то мне все говорили: «А чего ты там делал? Почему не у нас учился?» Говорили те же педагоги, которые меня не принимали.

- Какие роли дались вам легче всего?

- Их такое количество, что мне казалось, что я все легко делаю. Конечно, были и скандалы, и иногда я позволял себе эмоциональные вспышки, которые касались режиссуры. Все было. Но это было только для дела. Так что мне в этом смысле всегда очень везло.

- Наверное, можете выделить какую-то любимую роль?

- Мне бесконечно повезло со сценическими постановками. В кино я тоже благодарен каждому режиссеру. Никто меня не втаскивал насильно - я всегда соглашался сам. Когда меня куда-то не приглашают, я обычно говорю: «И правильно, значит, так надо!» Никогда никакой обиды ни на кого не было - поверьте, это чистая правда! Конечно, хочется в какой-то материал попасть, понимаешь, что какую-то роль хотел бы сыграть... Но я ведь продолжаю сниматься, то есть все еще впереди. Недавно, например, сыграл у Бориса Грачевского в «Ералаше» и получил колоссальное удовольствие! Когда есть работа - это замечательно. Так что грех жаловаться. Хотя, признаюсь, без театра так хорошо!

- Чем же?

- Тем, что не прибегаешь к 11 утра на репетицию. Что не узнаешь о том, что тебя назначили на какую-то роль, которую ты не хочешь играть (Эммануил Виторган не служит в театре с 2005 года, он открыл свой культурный центр. - Ред.). Теперь сам себя назначаю, сам выбираю, что играть, сам приглашаю режиссера, партнеров. Такая благодать: сплю, сколько влезет! (Смеется.)

«ХОТЕЛ УЙТИ ВСЛЕД ЗА АЛЛОЙ»

- Ваш сын Максим Виторган и Ксения Собчак разошлись. Вам удается видеться с внуком Платоном?

- Так уж повелось, что, к сожалению, многие разводятся. Да, мы были огорчены этой новостью, но это жизнь, ничего не поделаешь... Мы продолжаем общаться, видим Платона, увы, не так часто, как хотелось бы. Но это только потому, что таковы обстоятельства: они живут за городом, а у нас тут постоянно куча проблем и вопросов, которые необходимо решать...

- А скажите, есть разница в ощущениях: быть отцом в молодом возрасте и в зрелом?

- Да, конечно! В молодости я был очень занят, Максима видел редко, у меня было по три фильма в год, по 20 спектаклей в месяц, я мотался как угорелый. Поэтому уделить ребенку то количество времени, которое надо было, я не мог. А сегодня с девочками готов сидеть с утра до ночи. Пусть они спят, это не важно, только бы быть рядом с ними…

Конечно, Максимом много занималась его мама. Она была чудо, она по всем параметрам чудесный человек, ее уход стал жуткой трагедией! Тем более что до этого она меня спасла: у меня был рак, и она изучила про эту болезнь все. Но сама не смогла выбраться из нее (жена Виторгана Алла Балтер ушла из жизни в 2000 году. - Ред.). После того как ее не стало, я сам хотел уйти. Это было действительно так.

Мне казалось, что моя жизнь не имеет продолжения, лишена смысла. Но через какое-то количество времени я понял, как ошибался. Я не имею права распоряжаться своей собственной жизнью - этим распоряжается кто-то другой. И вот этот другой мне сказал: «Не спеши!» И вот я уже 18 лет с Ириной (Ирина Млодик - нынешняя супруга актера. - Ред.). И то, что имею честь с вами разговаривать, - ее заслуга, это она вернула меня к жизни. А то, что она еще к тому же подарила мне двух девочек, - это вообще фантастика! Это праздник навсегда!..

Валерия Хващевская

Фото В. Тараканова.

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)