Новости шоу бизнеса. Откровения звезд
1813

Вадим Абдрашитов: «Кино отвернулось от человека»

Вадим Абдрашитов: «Кино отвернулось от человека»

Почти каждый его фильм стал событием. Для своего времени. А вот во времени нынешнем он почему-то молчит.

Вадим Абдрашитов - из тех режиссеров, от которых всегда чего-то ждут. До сих пор. Хотя вот уже 18 лет он не снимает новые ленты. Так почему же?..

«Я ПЕРЕОЦЕНИЛ СВОИ СИЛЫ»

- Вадим Юсупович, неужели в советское время вам было проще?

- Да нет, много проблем было всяких, и очень серьезных. Фильм «Остановился поезд» положили на полку, правда, всего на два месяца. «Охоту на лис» назвали антисоветской, антинародной картиной. Тогда меня даже уволили с «Мосфильма». Правда, всего на три дня, но такая драма была!..

Или, например, в течение девяти месяцев сдавал «Парад планет». Ничего криминального в картине я не видел, хотя понимал, почему фильм бесит начальство. Поправок не делал, поэтому они собрали большой худсовет с участием уважаемых режиссеров, размазали картину, топтали ее с чудовищной агрессией. Хотя были люди, которые вели себя достойно: Сергей Бондарчук, Игорь Таланкин, Марлен Хуциев...

В общем, у каждой ленты были свои сложности, но я относился к этому как к этапу работы. Есть съемка, монтаж, а есть сдача. Я же понимал недоумение власти, которая получила, например, фильм «Остановился поезд». Власть дает деньги, а делается картина как бы против нее. Поэтому иногда фильм сдавался в течение нескольких месяцев. Шоу из этого я не устраивал, интервью «вражеским голосам» не давал. Верил, что так или иначе картину удастся сохранить. В общем, все они вырулили в том виде, в каком были сделаны. Единственный шрам - на «Охоте на лис».

- Так почему сейчас вы уже 18 лет не снимаете?

- А я в свое время, как мне кажется, переоценил свои силы. У меня тогда появился замысел, который по российским меркам требует весьма много денег. Решил, что я-то уж найду. Встречался с потенциальными спонсорами, инвесторами, очень богатыми людьми. Поначалу они мне говорили: да о чем разговор, давайте встретимся, поужинаем вместе. И действительно, мы встречались, ужинали за их счет. И на этом все заканчивалось. Потому что тогда для вложения денег появились другие возможности. Люди, которые хотели инвестировать 3-4 миллиона долларов, а заработать в два-три раза больше, стали вкладывать в другую сферу. Кинематограф не приносил столько денег, сколько в советские годы. В СССР не было ни одной убыточной картины. Казалось, если вложить деньги, то доход гарантирован. Но вдруг произошел коллапс, все изменилось. И люди, у которых были деньги, решили вкладывать их в другие бизнесы...

В общем, все тянулось, тянулось. Да и я проявил неумное упорство. Сейчас речь идет уже о том, чтобы запуститься с другим замыслом, менее затратным в финансовом плане. Но я не уверен, что он будет успешным в прокате.

- Ну есть, например, Андрей Звягинцев, фильмы которого - «Левиафан», «Елена» и так далее - тоже не были успешными в прокате, зато на фестивалях собрали кучу наград.

- Я видел оба этих фильма. Хорошие картины. «Елена», на мой взгляд, получше. Как и ленты другого относительного молодого режиссера Юрия Быкова: «Майор», «Дурак», «Завод». Очень крепкий режиссер. И особенно хорошо, что в них нет насилия ради насилия, как в большинстве фильмов и сериалов, которые идут на наших федеральных телеканалах, которые, кстати, существуют на наши с вами деньги и которые смотрят наши с вами дети и внуки. В них нет какой-то идеи, они развращают зрителя, приучают его к насилию. У Быкова все иначе, в этих фильмах все продуманно, художественно оправданно… Но лично я не могу назвать много фильмов, режиссером которых я мог бы быть. Появляются, конечно, сущностные вещи, которые мне интересно смотреть, я в этом смысле киноман. Но у меня такие ощущения, что где-то я это уже видел. Причем в советское время, хотя это было снято вот сейчас. Нет какого-то прорыва, открытия…

«ДЕТИ САМИ ВЫБРАЛИ СВОЙ ПУТЬ»

- До 1970 года вы работали на заводе электровакуумных приборов. И вдруг кино! Как так получилось?

- Такое бывает. Человек, достигнув определенного возраста, вдруг понимает, что существует другой способ самореализации. Все заметные фигуры приходили в кино с жизненным опытом. Элем Климов был авиаинженером, Глеб Панфилов - инженером-химиком, Андрей Кончаловский имел консерваторское образование…

Наш курс из 22 человек набирал Михаил Ромм, и только двое пришли туда после школы. Я поступил в 25 лет, будучи начальником большого цеха Московского завода электровакуумных приборов. Мне казалось, что буду во ВГИКе самым старым дядькой, оказался средним по возрасту. А сейчас ВГИК катастрофически помолодел. Происходит насильственная инфантилизация. По нынешним законам нужно платить за второе образование, а это немалые деньги. Огромное количество людей, которые могли бы поступить во ВГИК, обходит его стороной.

На протяжении многих лет мы пишем письма президенту, в министерства финансов и культуры, в Госдуму. Просим об одном: разрешить людям с высшим образованием поступать на общих основаниях на две смыслообразующие специальности - режиссуру и драматургию. Ведь что может 17-летняя девочка, поступившая на режиссерский факультет, рассказать зрителю?.. И вот теперь нам наконец ответили, что такое решение принято. И за это я власти благодарен…

- Сейчас вы преподаете во ВГИКе. Скажите, ваши студенты думают о том, чтобы сделать мир чище, лучше?

- Ничего они такого не думают. Вещающий с трибуны и пропагандирующий какие-то моральные ценности режиссер, да простят меня некоторые коллеги, - это страшное дело. Мне кажется, величайшее заблуждение псевдомарксистского толка - что произведение искусства необязательно должно быть талантливым, но обязано за что-то агитировать. Если оно талантливо, то доходит до зрителей. А призывы к чему-либо - это к искусству не имеет отношения. Я говорю тривиальные вещи, но это надо понимать.

Сегодняшний зритель, читатель, слушатель отвернулся от современной литературы, от кино, телевидения, выставочных залов. Зритель теряет интерес, если то, что ему показывают, касается каких-то марсианских хроник, а не его реальной жизни. И наоборот, как только искусство присматривается к живому человеку и пытается каким-то образом рассказать о его реальной жизни, пусть и не всегда успешно, люди на это реагируют и собираются полные залы. Потому что это - обо мне. И я должен посмотреть, разобраться в жизни. Для этого и существует искусство. Но поскольку искусству сейчас стал как-то неинтересен живой человек, то пути разошлись. Кинотеатры не наполняются, книги не читаются, библиотеки пустые, на вернисажах никого нет, кроме представителей художественной богемы. Не стало художественной идеи, которая раньше была…

Вот взять итальянский кинематограф. До Второй мировой войны их кино называлось «кинематографом белых телефонов». Прошла война, и каким-то образом в Италии по воле Всевышнего в одном месте в одно время собрались ребята, которым было до 30 лет. Неореалисты. Это был взрыв бомбы! А что такое неореализм? То, что жизнь простого человека не менее интересна, чем жизнь Цезаря или какого-то миллионера, героя. Так вот не менее интересна жизнь, например, безработного… Картины этих ребят потрясли мир. Их идея оплодотворила весь мировой кинематограф, и советский в том числе. А теперь эта идея затихла. Человек исчез из кино. И люди не идут в зал.

- Интересно, а ваши дети пошли по вашим стопам? Они работают в кино?

- Сын Олег пошел по моей первой специальности, окончил физтех, как и я. А дочка Нана - художник, талантливый график. Это у нее от деда. Она уже известный сценограф, много работает в театре: в Омске, Риге, Новосибирске, Петербурге… Пять лет назад у нее была премьера в «Современнике»...

Когда дети росли, мы с женой делали все, чтобы представить им полную палитру жизни: общение с людьми, моими друзьями-физиками, художниками, писателями. На съемки дети приезжали. И сами себе выбрали дорогу…

Андрей Князев

Фото: PERSONA STARS

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (0)