Новости шоу бизнеса. Откровения звезд
4950

Иван Янковский: Отстаньте от Кристины Асмус!»

Иван Янковский: Отстаньте от Кристины Асмус!»

Дед - великий актер, папа - известный. А у Ивана Янковского сейчас самый что ни на есть звездный час.

Мы встретились с популярным молодым актером и поговорили о его новом фильме «Союз спасения», об ответственности за свое место в актерской династии. И конечно же, не обошли стороной скандал вокруг постельной сцены с Кристиной Асмус в нашумевшем фильме «Текст»...

«МЫ НИЧЕГО НЕ ЗНАЕМ ПРО ВОССТАНИЕ»

- Иван, расскажите немного о своей роли в фильме «Союз спасения».

- Я играю декабриста Михаила Бестужева-Рюмина. Он - человек, который не воевал, это один из самых молодых персонажей в данной истории. И он был легким человеком, балагуром. Кто-то из декабристов служил идейным центром, а кто-то, как мой персонаж, - энергетическим. Тогда было круто, что ты офицер.

- А сейчас круто, условно говоря, иметь «бентли», да?

- Да. Вообще, если подумать, вот мне 29, а тогда молодые люди в 24-25 лет брали Париж после войны с Наполеоном! У них были совершенно другие внутренние ценности...

- Пришлось для съемок изучать какие-то исторические материалы? Константин Эрнст говорит, что о декабристском восстании знают многие, но поверхностно, без подробностей...

- Это действительно так. Мы все знали это на школьном уровне, и я в том числе. Где-то кто-то кого-то застрелил, император, смута... Но про восстание декабристов в учебниках всего пара страниц, и, безусловно, мы вдохновлялись архивами.

Есть огромное количество исторических документов с реальными показаниями людей, когда они уже сидели в тюрьме. Я имею в виду допросы. Один не сдал никого, второй все рассказал, третий промолчал и так далее... Там много было чего интересного и подробного, о чем никогда не расскажут в школе.

Вообще этим историческим событием можно много и долго заниматься. Не каждый знает, что и зачем эти ребята тогда делали. Они думали, что, побывав в Париже, увидев европейскую демократию, они спокойно смогут ее установить и здесь, в России. Это, конечно, наивно. Но тут есть и другое: то, что людям были небезразличны страна, народ, который в ней живет, порядки, которые в ней господствуют, вот что самое главное!

Мне кажется, что хуже равнодушия нет ничего. Когда ты равнодушен ко всему, тогда это смерть - везде, в любом деле. В профессии актера, когда ты равнодушен, ты мертвец, если как режиссер ты равнодушен, то тоже умер. А декабристы - это были истинные граждане России, неравнодушные живые люди. Нам всем сейчас этого, как мне кажется, очень не хватает...

«ОТ 90 ПРОЦЕНТОВ ОТКАЗЫВАЮСЬ»

- Иван, вы сказали, равнодушный актер - мертвец. Сами вы неравнодушны ко всем своим героям? За каждого переживаете?

- Безусловно! И я должен оправдывать все, что делаю в роли. Правда, осознавая при этом, что герой - это не я. Что-то мне в нем - философски, нравственно, психофизически - ближе, что-то дальше. Но нигде это не я, в ролях - это не я. Вот, например, режиссер снял фильм и понятно, вот о чем он думает, вот что его волнует. А я - артист, я играю роль. Где-то я Петя Хазин, где-то - Бестужев-Рюмин. Но это не я.

- Хорошо, что тогда вам ближе?

- Мне все мои герои близки. Я не снимаюсь направо и налево, я выбираю. То, что мне нравится, я играю. Если нет - я не снимаюсь.

- От многого отказываетесь?

- Да, от 90 процентов предложений.

- Почему? Плохие сценарии?

- Меня должно цеплять, мне должно нравиться то, что предстоит сыграть. Как, например, в фильме «Текст», который мы сделали, я считаю, очень смело - власть, произвол, наркотики, все сошли с ума... Или «Союз спасения», где работала нереально сильная группа: продюсеры Константин Эрнст и Анатолий Максимов, один из самых известных режиссеров, лучший оператор в стране, пять камер, партнеры - сплошь гениальные артисты...

- Хорошо, а в чем вы никогда не будете сниматься?

- Условно я не хочу играть про водопроводный кран и отключение воды. И про мента тоже. Я хочу другое играть. Я начитанный, «насмотренный» человек. Люблю режиссеров Дэвида Финчера, Франсуа Трюффо, Жана-Люка Годара, Мартина Скорсезе и так далее. Любя и смотря это все, я хочу соответствовать этому. И стараюсь выбрать то, что максимально отвечает моим запросам в профессии. Отвечает - я это беру, нет - нет. Все просто...

«НИКОМУ НИЧЕГО НЕ НАДО ДОКАЗЫВАТЬ»

- Династия актерская накладывает отпечаток? Наверное, к вам - в данном случае как к актеру - больше требований?

- Наверное, со стороны зрителей есть какое-то ожидание. Но я перестал об этом думать. Мне кажется, что все эти мысли - о том, кто ты и что ты, какой у тебя род, они останавливают в профессии. Вместо того чтобы искать, как играть с партнером, ты думаешь о соответствии своей фамилии. Мне никому ничего не надо доказывать. Но раньше я думал об этом, когда был моложе. Сейчас у меня уже больше опыта. Да и вообще я к себе честно отношусь. Знаю, что у меня были плохие роли, что больше я так не буду делать, не буду сниматься в таких фильмах, это не мое, это не мой жанр...

- То есть вы достаточно критично относитесь к себе?

- Да, самобичеванием и самокритикой часто занимаюсь. Я все вижу, что происходит на экране, мне не надо человека, который бы разбирал все со мной, я все сам понимаю...

- Родители смотрят? Советуетесь с ними?

- Да, конечно, и смотрят, и советуемся. Но они уже шутят на эту тему, говорят: «Ты уже больше всех нас понимаешь и сам можешь дать совет». Для меня, безусловно, мнения мамы, папы, бабушки, сестры, моего близкого человека очень важны.

- Часто видитесь с родителями?

- Стараемся, во всяком случае. Сейчас уже все выросли, но у нас есть дни семейные, когда мы все вместе собираемся. У нас так заведено. Сидим, общаемся, что-то кому-то рассказываем, куда-то вместе ходим...

«МЫ ХОРОШО ПРОДЕЛАЛИ СВОЮ РАБОТУ»

- Фильм «Текст» такую шумиху вызвал, все обсуждали вашу постельную сцену, Кристину Асмус вообще травить стали...

- Шумиха эта о чем говорит? О том, что я и Кристина хорошо проделали свою работу. Вы смотрели фильм? Поверили? Вот и все! А насчет всего остального - надо культурно себя образовывать, выращивать.

Почему ни у кого не было вопросов к Монике Беллуччи и Венсану Касселю? (речь о жесткой сцене изнасилования в фильме «Необратимость». - Ред.) Я что-то не припомню таких разговоров. Те люди, которые вот так осуждают... да пусть они сначала кино сделают хоть какое-то и меня позовут. И я приду, посмотрю и скажу: «Хорошо!» А если будет плохо, то я тоже смогу кое-что сказать... Это ведь я хожу по острию ножа, а они только смотрят.

Кому зашло - я рад, не поверили - ну, значит, не поверили. Но я не понимаю: зачем травить Кристину? Она так героически вела себя, проработала сложную сцену...

Это же наша профессия! Это актерское мастерство - заблудить тебя, зрителя, чтобы ты реально думал, что там что-то у нас было. На самом-то деле мы ничего не делали, это обман, мы играли эти роли, это все неправда. Но если все в это верят - значит, мы хорошо сделали свою работу...

Валерия Хващевская

Фото В. Тараканова

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)

© 2020. Сетевое издание «Мир Новостей». Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-58901 от 05.08.2014 г.

Свободное использование в Интернет-пространстве текстов, фото и видеоматериалов, опубликованных на этом сайте, допускается при условии обязательного размещения гиперссылки на источник публикации mirnov.ru.

Мы используем файлы «cookie» для функционирования сайта. Если Вас это не устраивает, пожалуйста, покиньте сайт. Политика конфиденциальности

16+
Top.Mail.Ru