Власть и закон
1067

Как резервы превратить в долги

Как резервы превратить в долги

Фокус с разоблачением - эпизод из знаменитого романа Михаила Булгакова, обернувшийся конфузом для большого чиновника.

И у нас случай похожий: чиновник немаленький, публика продвинутая - депутаты Госдумы, да и атмосфера почти как в Варьете. В смысле - публика ждет острого, а на сцене гражданин, именующий себя главой Минфина.

Министр финансов России Антон Силуанов доложил в Госдуме об исполнении бюджета РФ в 2020 году. С трибуны неслись исключительно победные реляции: «Задачей бюджетной политики в прошлом году было поддержать граждан, попавших в сложную ситуацию, и бизнес, работа которого ограничивалась. Для этого были дополнительно сконцентрированы ресурсы в сумме 4,5 трлн рублей, в первую очередь за счет увеличения заимствований».

Но Силуанов тут же и проговорился: «Увеличение расходов осуществлялось через пополнение Резервного фонда правительства. Он пополнялся за счет программы заимствований: чуть больше 1 трлн рублей за счет сделки по приобретению акций ПАО «Сбербанк», 1 трлн рублей мы перераспределили внутри расходной части бюджета и 350 млрд рублей - остатки, которые перешли с 2019 года». В этих фразах как в капле воды секреты финансов правительства.

В 2020-м ждали профицита (превышения доходов над расходами) бюджета в размере 4,5 трлн рублей. Этими деньгами можно было бы поддержать медицину, пенсионеров и социальную сферу. Но правительство запускает руки по локоть в этот профицит и вычерпывает в свой карман больше четырех триллионов! И уже нет профицита, сплошной дефицит. В смысле, старая песня: «Денег нет!»

Депутатам такое превращение показалось странным. Но тут же на защиту А. Силуанова бросился глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров: «В 2019 году, когда еще не было никакой пандемии, правительство согласилось сократить Резервный фонд правительства. В результате в 2020-м его пришлось увеличивать в 300 раз - с 14 млрд рублей до более чем 4 трлн рублей».

Лучше бы он сидел тихо! Поскольку и ему, и парламентариям хорошо известно, что наши международные резервы пополнялись в минувшем году очень активно, превысив на сегодня 600 млрд долларов, или 40 с лишним триллионов рублей. В то же время по состоянию на 1 января 2021 года объем госдолга составил 18,9 трлн рублей, увеличившись за год более чем на 5 трлн рублей, или на 39,6%. Это максимальный показатель с 1 января 1999 года! А объем средств ФНБ вырос за год на 5,7 трлн и составил на конец 2020 года рекордную сумму - 13,5 трлн рублей. С какого бодуна надо увеличивать госдолги - заимствования - при таких огромных заначках?!

Эксперты, которые не стесняются в высказываниях, поясняют, что, согласно Бюджетному кодексу, правительство само устанавливает для себя размер своего Резервного фонда и само же его распределяет. То есть в международные резервы залезть - целая процедура, а тут правительство берет из расходов бюджета сколько хочет и само же тратит. И плевать на всяких контролеров!

Пусть объяснение выглядит несколько цинично, но никакого другого власти ни гражданам, ни парламенту не предлагают. Ну не воспринимать же всерьез утверждения того же А. Макарова, что Россия является лидером по расходам на поддержку граждан и бизнеса среди стран G20, хотя никаких «вертолетных денег», по мнению депутата, гражданам не раздавалось: «Поддержана каждая вторая семья в стране, это результат разумной бюджетной политики». Смешно, однако.

Депутат Олег Смолин напомнил коллегам, что во время пандемии увеличились не только заимствования со стороны государства, но и долги регионов: «То есть на людях экономили, а ФНБ пополняли любой ценой».

А Михаил Делягин задал главе Минфина очень неудобный вопрос: «Почему бюджет систематически наращивает займы и расходы на их обслуживание, хотя помимо ФНБ есть еще бюджетные остатки, которые составляют триллионы рублей. Или это способ выкармливать крупные банки, обеспечивая их сверхприбыль?» В ответ последовало нечто вроде детского лепета: «Мы заимствуем, чтобы профинансировать ранее сделанные заимствования». И далее последовало невнятное бормотание, что «использовать остатки от расходов бюджета для финансирования расходов следующего года - это плохая практика...» Вероятно, по Силуанову, куда лучшая практика эти остатки, которых, по подсчетам Делягина, за последние годы накопилось под 10 трлн рублей, передавать в коммерческие банки для выдачи потребительских кредитов.

Знатоки рисуют схему: деньги налогоплательщиков изымают из расходов бюджета, передают в банки, а там те же деньги граждан впаривают им же за проценты! Фантастика?

Как такие фокусы властей отражаются на гражданах страны, озвучил депутат Алексей Куринный. «При сравнении расходов на здравоохранение в РФ и развитых странах в доле ВВП мы на 2018 год отставали от них в два раза, а по расходам на душу населения в долларах (по паритету покупательной способности) - в три раза. Как следствие, в России доля личных расходов населения на здравоохранение (от общих расходов граждан и государства) была на 50% выше, чем в странах ЕС. Другими словами, недостаточные государственные расходы на здравоохранение ложатся дополнительным бременем на бюджеты российских семей. На тех, кто способен заплатить». А кто не способен - куда им деваться?

Много чего еще было сказано в адрес главы Минфина. Но вершиной его саморазоблачения стала попытка ответить депутатам, не пора ли подумать о дальней прогрессивной шкале налогов. Чтобы хоть как-то прибавить расходы бюджета на нужды граждан. «Нет, - привычно отмахнулся министр. - Крупные миллиардеры найдут способ, как уйти от налогообложения, в первую очередь пострадает средний класс». Этой репликой член правительства господин Силуанов не просто продемонстрировал свою беспомощность. Фактически полностью саморазоблачился. До гола!

Григорий Алексеев

Фото: ADOBE STOCK

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (0)