Социальная сфера
28766

Заговор против стариков

Заговор против стариков

Знаменитая на всю Россию пара Михаил Цивин и Наталья Дрожжина, известная скандалами вокруг договоров ренты, которые они заключали с одинокими пенсионерами, как выясняется, имеет своих последователей и единомышленников.

84-летняя Людмила Саркисова лишилась элитной квартиры на Фрунзенской набережной. Она умоляет общественность, журналистов и компетентные органы вырвать ее из рук нотариуса Марины М.

- Я отдала квартиру бесплатно, под выплату ренты, поверив обещаниям и статусу нотариуса. Теперь она не скрывает: ждет не дождется моей смерти и не намерена выполнять условий договора. А я не знаю, где окажусь завтра - в психиатрической больнице или в могиле, - говорит пожилая женщина…

ПОПУГАИ-НЕРАЗЛУЧНИКИ…

По манерам Людмила Саркисова - английская леди. Не поворачивается язык назвать ее бабушкой. Красивую литературную речь перемежает остротами в духе Фаины Раневской. Способность шутить даже в таких обстоятельствах говорит о безусловной силе духа! Людмила Николаевна - лежачая: упав на улице примерно год назад, травмировала позвоночник. Плюс вялотекущая (развитие болезни купировано операцией, но недавно симптомы вернулись) онкология.

- Я, безусловно, еще встану, - твердо говорит она. - Мне 84 года, это ведь не сто в обед… А начались все несчастья 28 июля 2015 года, когда умер мой муж, саксофонист Анатолий Сазонов. И я, вы знаете, растерялась, не понимала, как жить дальше. Мы поженились в шестидесятые, в браке почти полвека. Толя был невероятно талантлив. Всего себя посвящал музыке, сбережения тратили на инструменты, собрал коллекцию саксофонов, в которой были и раритеты. Его любила публика, уважали коллеги. А для меня Толя был всем. Мы с ним как попугаи-неразлучники. Вот только с детьми не сложилось. По причинам сугубо медицинским, не хочется вдаваться в подробности…

«МЕНЯ НИКТО И НИКОГДА НЕ ОБМАНЫВАЛ…»

По самым скромным оценкам, «двушка» Саркисовой на Фрунзенской площадью около шестидесяти квадратных метров, с высокими потолками оценивается примерно в 28 миллионов рублей.

- Когда я пошла оформлять наследство мужа, нотариус долго уговаривала меня заключить с ней договор ренты, была мила и обходительна, - говорит Людмила Николаевна. - Обещала, что относиться будет как к члену собственной семьи. После долгих уговоров я подумала: увы, годы берут свое, помощь мне, вероятно, понадобится, зачем же держаться за квартиру? С собой «наверх», в мир иной, Фрунзенскую набережную не унесешь…

Позже выяснилось, что договор ренты составлен весьма хитро.

- Я ведь совершенно не сведуща в юриспруденции - что дали, то и подписала, - продолжает Людмила Николаевна. - Мне в жизни, понимаете, очень повезло, меня никогда и никто не обманывал. С учетом моих заболеваний, онкологии нужны постоянная сиделка и лекарства, помощь и уход. Нотариус уверяла меня, что все это организует, будет оплачивать. Вот только квартиру на Фрунзенской набережной я должна ей передать… бесплатно.

Какую же поддержку на самом деле получает пожилая дама, переписав на чужого человека свою жилплощадь стоимостью почти 30 миллионов? 25 тысяч рублей рентного платежа плюс небольшая положенная по закону индексация. То есть 34 тысячи рублей ежемесячно. И более ничего. А квартирка за 28 миллионов - уже личная собственность нотариуса.

- Обещаний было много, но дальше дело не пошло. Каждый раз находились непреодолимые обстоятельства. Сначала один ее сын поступал в институт, потом второй - по ее словам, уходили все сбережения, а на мои нужды ничего не оставалось. Затем, с ее слов, заболела мама… К соседке по дому приходили две помощницы, я упросила их помогать и мне: прибраться, за продуктами сбегать, обед приготовить, - рассказывает пенсионерка.

Услуги помощниц оплачивала самостоятельно - из пенсии и 34 тысяч «рентовых». Остальное уходило на продукты. Почти ничего не оставалось на лекарства. Пришлось продать даже оставшиеся от мужа саксофоны. А что было делать?..

СМЕРТНЫЙ ПРИГОВОР?

В конце концов, когда Людмила Николаевна в очередной раз позвонила нотариусу-рентодательнице с просьбой о выполнении условий договора, в ответ услышала раздраженное: мол, я вам не должна ничего, кроме выплачиваемых тридцати четырех тысяч! Читайте договор!

Пожилая дама стала искать варианты перезаключить договор ренты.

- Обращалась за консультацией к юристам - все говорят: ситуация безнадежна, бумага кабальная, терпите. Думаю, до чего же я дотерплюсь? По сути, подписала себе смертный приговор! А около года назад Марина на связь выходить вообще перестала. Видимо, я ее совсем утомила. Иногда заезжает ее супруг Андрей. Любезный мужчина, пластический хирург, однако такой специалист мне сейчас без надобности. А просить его помочь мне помыться, извините, в ванной, хоть я давно и не девица, не позволяет природная скромность…

Последней каплей стал ремонт. Людмила Николаевна ложилась в больницу, а вернувшись, не узнала свою жилплощадь:

- Представляете, прорубили в стене дверь на кухню, и, как вы сами можете убедиться, моя спальня теперь оказалась проходной! Не хватило терпения дождаться, когда меня не станет?..

Наша героиня где-то прочитала, что нужно составить список претензий в письменной форме. Что и сделала. В ответном письме (оно имеется в распоряжении редакции) нотариус-рентодатель в крайне раздраженном тоне обвиняет Саркисову в… симуляции (!) болезней и… бытовом тунеядстве. Это лежачую больную с онкозаболеванием!

На днях, говорит моя собеседница, ее без приглашения навестил супруг нотариуса Андрей. Говорил, что в любой ситуации есть выход. В сложившейся, например, - специализированные заведения, где помощницу и медуход предоставляют совсем недорого, а то и вовсе бесплатно.

- Определение «дом престарелых» не звучало, но смысл я поняла. Однако, согласитесь, не для того я отдала им квартиру стоимостью около 28 миллионов рублей, чтобы остаток дней провести в «заведении для малоимущих», - недоумевает пожилая женщина.

Людмила Николаевна снова и снова взывает: помогите вырваться, очень хочу дожить остаток дней в своей квартире. И опасаюсь за свою жизнь!

P. S. Эти опасения оказались небеспочвенными. Пока готовился материал, в квартиру к Саркисовой заявилась Марина с мужем, а также с неизвестным лицом азиатской наружности. Цель визита проста: нотариус узнала, что в Хамовнический районный суд направлен иск о расторжении договора ренты.

В адрес самой Людмилы Николаевны и ее представителя по доверенности Анны Б. полетели угрозы. Лихая троица поведала о своем опыте 90-х и рекомендовала отступиться от судебного дела, иначе «плохо будет всем».

По этим фактам подано соответствующее заявление в правоохранительные органы (копия находится в распоряжении редакции).

Виктория Катаева,

фото автора.

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (2)