Сегодня 25 июля 2017 г., вторник, 00:12USD 59.65 0.7247EUR 69.47 +0.8085
Общественные и социальные новости

Розыск детей: особенности национальной неохоты

12 декабря 2015
hits 5178

В следующем году начнет работу круглосуточная горячая линия для обращений о пропавших детях (ее номер пока неизвестен). Она будет создана на базе Национального мониторингового центра помощи пропавшим и пострадавшим детям. Это, пожалуй, первая в стране масштабная попытка организовать и систематизировать поиск исчезнувших малышей и подростков.

Каждый год в России пропадает порядка девяти тысяч детей. Больше 80% из них те, кого поисковики называют бегунками. Кто-то уходит из дома после очередного скандала с родителями, кто-то спасается от унижений и избиений. Многие бегунки-рецидивисты имеют привычку уходить в отрыв по нескольку раз в год. Остальные - это дети, действительно попавшие в беду. В прошлом году 2,6 тысячи российских мальчиков и девочек были найдены мертвыми, из них 773 человека признаны убитыми.

Вот уже пять лет поисками детей занимаются несколько волонтерских организаций. Лидером стало всероссийское движение «Лиза Алерт». Начинали добровольцы с нуля, не имея никакой поддержки специалистов, плохо понимая, как  и что надо делать. Национальный центр помощи пропавшим и пострадавшим детям должен сделать процесс поиска максимально эффективным. Здесь предполагается выработать единую методику, согласно которой должны действовать и чиновники, и полицейские, и сами добровольцы. Ничего этого до сих пор в стране не было. Волонтеры спасали детей как могли, учась на своем, часто очень горьком опыте.

ОТРЯД ЛИЗЫ ФОМКИНОЙ

Осенью 2010 года в подмосковном лесу под Орехово-Зуевом погибла пятилетняя девочка Лиза Фомкина. Каким образом она вместе с родной тетей оказалась в непролазной чащобе, уже никто никогда не узнает. Но когда обе не вернулись с прогулки домой, родственники побежали в полицию.

Стражи порядка совсем не горели желанием броситься на поиски. Первым делом они обвинили в пропаже перепуганных родителей. Пока те метались между чиновниками, полицией и МЧС, в бездействии прошло несколько суток. Еще бы! В Орехово-Зуеве готовились к празднованию Дня города, и ответственным лицам было совсем не до поисков пропавшей Лизы. Только потом кто-то из друзей семьи стал рассылать сообщения по соцсетям, умоляя людей прийти на помощь.

Тогда еще никто толком не понимал, что надо делать. Как правильно прочесывать лес? Как организовать десятки добровольцев? Кто-то пытался опрашивать местных жителей. Другие уговаривали местную администрацию дать хоть какую-то подмогу. Наконец поисковикам выделили кинологов с собаками. Чуть позже подогнали отряд полицейских.

Тело тети нашли в буреломе, она была почти без одежды. Потом выяснится, что женщина отдала ее ребенку. Неподалеку лежала мертвая девочка, а рядом - любимая собака Лизы, которая до последнего пыталась согреть собой маленькую хозяйку. Экспертиза показала, что малышка погибла только на девятые сутки. Ее можно было спасти. Но взрослые с этим не торопились.

После этого случая стихийно сформировался первый поисковый отряд, ставший известным под названием «Лиза Алерт». У него не было и нет ни офиса, ни расчетного счета в банке. Есть только сайт, на котором появляются объявления о розыске. И форум, где добровольцы пытаются как-то координировать свою работу...

Кировская область, 2013 год. Тревожный сигнал поступил из Опаринского района. Здесь в лесу бесследно исчезли братья Володя и Сережа Кулаковы, 8 и 11 лет от роду.

Спустя два года, просматривая записи на сайте поисковиков, становится ясно, какой, в сущности, самодеятельностью занимались откликнувшиеся на клич о помощи. Но других желающих отправиться в глухомань на поиски совершенно незнакомых мальчишек так и не нашлось.

Кто-то готов был ехать из Москвы на своей машине и приглашал безлошадных волонтеров присоединиться к экипажу. Кто-то сообщал, что очень занят в эти дни - работа, учеба, семья, зато он может купить билеты на поезд. Активисты из соседнего с Кировом Нижнего Новгорода жаловались, что у них не нашлось ни одного добровольца, но они готовы отдать свои спальники и старенькие рации. Местные кратко, по-деловому преду­преждали, в каких условиях придется работать.

«Места полностью глухие. Проблемы: медведь, кабан, волк, лось, рысь. В большом количестве. Очень большом. Бурелом. Болота. Бурелом, как правило, сплошной. Дороги чаще только зимники. Грязь на дорогах такова, что по осени в ней тонут коровы. Основное средство передвижения - гусеничный трактор. Реки из-за бобровых плотин постоянно меняют русло... Ужас для легковых. Ехать надо не спеша, могут быть ямы, дыры, железные прутья», - инструктирует товарищей кто-то из добровольных спасателей. И они отправляются в эту глухомань из благополучной Москвы, удобного Питера, уютного Архангельска.

Володю и Сережу не нашли до сих пор. Прокуратура возбудила дело по статье «Убийство». Зато в Кировской области очень быстро поняли, что искать пропавших детей куда удобнее дружными усилиями целой команды. И в «Лизе Алерт» говорят, что это едва ли не единственный регион, где они находят абсолютную поддержку властей. Чего не скажешь, например, про Екатеринбург. Когда добровольцы прилетели туда на очередной поиск, у местных властей не нашлось даже автобуса для гостей. До места они добирались сами, сбросившись на аренду нескольких автомобилей.

«Нам требуется несколько суток, чтобы пробить административный барьер. Это бред полный, но он не дает спасти некоторые жизни. Таких историй очень много», - рассказывает участник отряда «Лиза Алерт» Григорий Сергеев.

НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ

Что даст новый центр? Предполагается, что волонтерам не придется обзванивать администрации регионов, уговаривая чиновников помочь хоть в чем-нибудь. Распоряжение поступит из столицы.

«Проблема в том, что сейчас даже у полиции нет возможности узнать местоположение человека по мобильному телефону. В случае если родители пришли в отделение и сказали, что пропал ребенок, полицейские оказываются бессильны. По закону сначала Следственный комитет должен возбудить уголовное дело, но это произойдет только через несколько дней. Можно обратиться к судье, но для этого нужны резолюция начальника отделения и другие документы. Прибавляйте еще несколько суток. А искать надо прямо сейчас», - продолжает Григорий Сергеев.

Если родители попытаются уточнить, что делают стражи порядка для розыска их ребенка, то ответа не получат - почему-то эта информация засекречена. Поисковики вспоминают, как несколько лет назад представители МВД пригласили их для разработки алгоритма поиска пропавших. Активисты «Лизы Алерт» написали целый трактат на эту тему. А потом поинтересовались, к каким заключениям в итоге пришли полицейские. Им не ответили, тоже объяснив это особой секретностью.

Когда из больницы в Балашихе был похищен полуторамесячный Матвей Иванов, волонтеры целую неделю переписывались с Московским метрополитеном, пытаясь получить разрешение на размещение листовок с информацией о пропавшем малыше. И получили отказ. Зато неповоротливое, казалось бы, ОАО «РЖД» уже через сутки транслировало на всех вокзалах просьбу помочь в поиске.

«Очень многое зависит от личной расположенности к нам руководителей различного ранга», - говорят волонтеры. Вот только поиск детей - дело далеко не личное.

«Нужно участие всего общества. Речь идет о том, чтобы оперативно вывесить информацию на билбордах, на экранах МЧС. Местные администрации должны расклеить в общественном транспорте объявления, найти людей, которые умеют работать в лесу - это же целая наука, которую не сразу осваивают добровольцы», - поясняет Сергеев.

О новом центре волонтеры пока высказываются осторожно: ведь до сих пор они рассчитывали только на себя. Но надежда на то, что судьба пропавших детей перестанет быть заботой горстки энтузиастов, остается.

Наталья Пуртова

Фото ТАСС/ИНТЕРПРЕСС/О. Захарова, FOTODOM.RU

А КАК У НИХ?

В России о желании участвовать в поиске детей заявили от силы несколько тысяч волонтеров. Реально в работе участвует гораздо меньше. Тем временем в Великобритании добровольных спасателей насчитывается около 5 млн человек. В странах Евросоюза создана целая поисковая сеть, которая координирует действия чиновников, спасателей и волонтеров сразу в нескольких государствах. Поэтому на Западе это движение уже перестало быть сугубо национальным. Но преодолевать бюрократические препятствия приходится не только россиянам: польским поисковикам понадобилось 14 лет, чтобы внести изменения в законодательство, облегчающие их работу.

 

Просмотров: 5178
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Волонтеры Москвы провели собственный форум Далее в рубрике Волонтеры Москвы провели собственный форум


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.