Персона
1465

Сергей Моисеев: «Книги - мостик между народами»

Сергей Моисеев: «Книги - мостик между народами»

Говорят, талантливый человек талантлив во всем. 

В точности этого афоризма убеждает пример Сергея Николаевича Моисеева. До того как стать президентом Союза предприятий печатной индустрии (ГИПП), он почти четверть века отдал армии, вышел в отставку в звании полковника, удостоен высоких государственных наград.

Сергей Моисеев ответил на вопросы главного редактора «Мира новостей» Николая Кружилина.

- Мы с вами оба - родом из СССР. Тогда, особенно в 1950-1960-е, престиж военной службы был чрезвычайно высок, миллионы мальчишек мечтали стать офицерами. И вы тоже?

- Признаться, нет, хотя я из семьи военного. Изначально не собирался делать армейскую карьеру. Окончил Харьковский политехнический институт по специальности «инженер-электромеханик». В 1980-м меня призвали, службу начинал на том же военном заводе, на котором работал после вуза.

Дело в том, что часть должностей там были офицерскими. На одну из них меня и назначили. А потом получилось так, что вместо положенных двух лет прослужил в армии без малого четверть века. Еще в институте активно занимался комсомольской работой, был заместителем секретаря комитета комсомола. По той же стезе продолжил двигаться, попав и на армейскую службу.

За время службы окончил Свердловское высшее военно-политическое училище и Военно-политическую академию. Наверное, так бы и шел дальше этим путем, но тут случился 1991 год. Политорганы рухнули вместе со всей системой.

- Но службу в армии вы продолжили...

- Да, в Прибалтийском военном округе на протяжении 12 лет кочевал по гарнизонам, затем оказался в Чехословакии. Наша 15-я танковая дивизия была, наверное, самой большой тогда в стране по численности личного состава. 15 000 человек!

В конце 1990-го было принято решение вывести дивизию из Чехословакии по требованию пришедшего к власти В. Гавела. 15-я танковая оказалась первой советской дивизией, выведенной из-за границы. Понадобилось 1100 эшелонов и транспортов, ведь демонтировать и вывозить пришлось буквально все.

На новом месте, в городе Чебаркуле Челябинской области, надо было в предельно сжатые сроки обустроиться. В общем, хлебнули лиха!

Армия разваливалась на глазах. Вскоре начались перебои с зарплатой, не получали ни копейки по 4-5 месяцев.

- Как жили, надо же было семьи кормить?

- Приходилось, что называется, крутиться. Военную карьеру заканчивал в Москве, 10 лет прослужил военкомом в центре столицы. На подведомственной территории находилось много банков, с руководством которых установились хорошие отношения. Брал взаймы доллары, менял на рубли, начфин по липовой ведомости выдавал зарплату. Когда получали наконец живые деньги, возвращали их в банк.

Наблюдать весь этот бардак было невыносимо. Решил из армии уволиться. На гражданке занялся бизнесом, в основном поставками различного оборудования.

- Как же оказались в правительстве Подмосковья?

- Моих родителей и меня хорошо знал Борис Всеволодович Громов. Встретились как-то - Громов тогда был губернатором Московской области, - он мне говорит: «Чего ты пустяками занимаешься? Возвращайся к своей армейской идеологической профессии».

Мне предложили должность первого заместителя министра по делам печати и информации правительства Московской области. Некоторый опыт подобной работы, хотя и не на таком уровне, конечно, у меня имелся - в 15-й танковой дивизии у нас было и телевидение свое, и радио, и газета, и типография. Все это находилось в моем ведении. Согласился, через полгода стал министром, проработал на этом посту почти 10 лет.

- Как вам удалось создать в Подмосковье мощный информационный холдинг?

- К моменту моего прихода в правительство области у нее имелась только газета, причем с огромной задолженностью по зарплате. Треть районных газет была приватизирована главами муниципальных образований и для области потеряна.

Первое, что я сделал, - начал возвращать районные газеты. Применяли различные тактические приемы. Скажем, владельцев газет оставляли учредителями СМИ, а министерство становилось учредителем редакций.

Поменяли систему финансирования - на районные и городские газеты тогда тратили больше, чем вся Россия, вместе взятая. Потом подтянули типографии, стали покупать самое современное оборудование, перешли на цветную печать, принялись выпускать книжную продукцию, возвращать книжные магазины, большинство которых новые владельцы превратили в винно-водочные.

Занялись и телевидением. Приобрели канал 7ТВ, на его базе наладили областное телевещание. В итоге у нас действительно получился полноценный информационный холдинг.

- Этот опыт, наверное, очень помогает вам и в издательском бизнесе, и на посту президента Союза предприятий печатной индустрии (ГИПП)?

- Что ж, меня знали на рынке, я, в свою очередь, неплохо на нем ориентировался. Вероятно, эти обстоятельства коллеги учитывали, когда доверили мне представлять их профессиональные, отраслевые интересы.

- Скажите, почему государство совершенно не помогает отрасли удержаться на плаву?

- Сегодня во власти в основном молодые технократы-москвичи. Для них жизнь за пределами МКАД - понятие абстрактное. Они многого совершенно не понимают, например, того, что нельзя повышать стоимость подписки на районную газету даже на 200 рублей. Ведь для людей, пытающихся свести концы с концами на 10 000 рублей в месяц, каждая копейка на счету. «Подумаешь, - отвечают, - ну выпьет на одну бутылку водки меньше».

Увы, люди, во многом определяющие информационную политику, слабо представляют себе, как живет остальная страна. Этим я, в частности, объясняю процесс вытеснения бумажной прессы, книги из нашей жизни.

- Но ведь печатные издания, книги обладают огромным информационным, воспитательным ресурсом, без преувеличения содействуют в решении задач управления государством.

- Несомненно! Уверен, что схлопывание отрасли приведет к громадным идеологическим, информационным потерям для государства. Но, повторяю, многие во власти этого упорно не хотят понять. Хотя мы, конечно, не устаем им разъяснять, что печатная периодика востребована народом. Несмотря на крайне стесненные финансовые обстоятельства, люди выкраивают деньги на любимые издания. Что касается книги, то это «дальнобойная артиллерия», стреляющая на 10-15 лет вперед.

- Среди вашей книжной продукции немало изданий для подрастающего поколения, адресованных не только российским детям, но и их сверстникам из других бывших советских республик. Расскажите, пожалуйста, об этой стороне вашей работы.

- У нас и в других странах регулярно проходят книжные выставки. Я неоднократно обращался в Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям с предложением: давайте я для каждой выставки подготовлю достаточно большой тираж книги на двух языках - русском и языке республики, где выставка проходит. Пусть это будут, к примеру, сказки. Вы мне выделите деньги только на покрытие затрат, я же передам вам весь тираж. Раздайте его бесплатно на книжной выставке. Такие книжки - мостики между народами, а дети - самая восприимчивая аудитория.

Почему те же американцы печатают и раздают книги миллионными тиражами, а мы все жалеем деньги. Убежден, что дружба, взаимопонимание дороже денег. Нельзя на этом экономить! Немало различной литературы мы издаем совместно с белорусами, с ними установились самые тесные контакты.

- Многих отпугивают астрономические цены на книги. Как тут быть?

- Это настоящая трагедия! Одно время мы выпускали серию «Классика советской детской литературы». Себестоимость книги такой серии - 150-180 рублей. Из-за диктата сетей издательство может получить 30-40 рублей. В магазине же такая книжка стоит 800-1000 рублей! Кто позволит себе выложить за книгу такие деньжищи? Вот и пылятся книжки на полках. Как в таких условиях вести издательский бизнес? Неудивительно, что многие издательства загибаются.

- Задача государства - как-то регулировать процесс ценообразования, может быть, дотировать издание книг, периодики.

- Согласен, однако понимания со стороны государства мы, несмотря на все наши усилия, пока не находим.

- А тут еще так называемые гаджеты теснят книгу, печатную периодику...

- Моя 13-летняя внучка от гаджетов этих не отлипает, хотя я ее от них отгоняю. Ума-то они не дают, происходит механическое заглатывание информации. То ли дело книга, журнал, газета. Их полистать надо, почитать. Ищешь нужную информацию, одновременно и другую какую-то обязательно получаешь. Так этого не только наши внуки не хотят понять, но, увы, зачастую и их родители. Однако, несмотря на все это, я не теряю веры в будущее печатного слова. На том, как говорится, стоим.

Фото А. Решульского

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)

© 2019. Сетевое издание «Мир Новостей». Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-58901 от 05.08.2014 г.

Свободное использование в Интернет-пространстве текстов, фото и видеоматериалов, опубликованных на этом сайте, допускается при условии обязательного размещения гиперссылки на источник публикации mirnov.ru.

Мы используем файлы «cookie» для функционирования сайта. Если Вас это не устраивает, пожалуйста, покиньте сайт. Политика конфиденциальности

16+
Top.Mail.Ru