Сегодня 16 августа 2017 г., среда, 22:34USD 59.65 -0.2745EUR 69.99 -0.376
Общественные и социальные новости

Когда слепота - счастье

15 мая 2015
hits 1477

70-летие Великой Победы труженица тыла и вдова ветерана Великой Отечественной войны Роза Камаева встретила, не имея нормального жилья, не чувствуя заботы близких и не получая помощи от государства. Все, что она смогла приобрести в старости, - деревянный могильный крест на собственное погребение.

В военную юность Роза Камаева вытачивала детали для танков и ухаживала за ранеными в госпитале. В молодости растила для страны урожай, рожала и воспитывала детей. В зрелости окончила институт, преподавала в школе. А в старости стала никому не нужной.

На помпезном праздничном параде Роза Леонидовна не была - в ее возрасте и с ее деньгами пенсионеры в столицу из Тульской области не ездят. Слушала трансляцию: «Наша страна победила фашизм, расцвела и укрепила могущество, за что благодарна своим героям». На экране телевизора мелькала какая-то суперновая военная техника, а бабушка сидела на узкой лавке - едва ли не ровеснице Победы, и думала о том, как Родина отблагодарила за труд и усердие лично ее, Розу Камаеву.

МОГИЛЬНЫЙ КРЕСТ В ДОМЕ

Мы приехали в городок Чекалин Тульской области по просьбе соседей Камаевой, сообщивших о бедственном положении вдовы ветерана. 90-летняя бабушка настолько устала от своей неустроенности и беспомощности, что собиралась покончить с собой 9 Мая.

«Все равно на днях чуть не сгорела. Затопила в комнате печь, да не увидела, куда уголек отскочил. Совсем слепая стала... Чувствую, дымом пахнет, - вспоминает Роза Леонидовна. - Шваркнула на печь ведро воды, вроде бы потушила. Пошла на кухню, а в комнате вовсю полыхает. Оказалось, загорелись сапоги, которые я на печь сушиться поставила, - сокрушается пенсионерка. - Теперь хожу в резиновых».

Спит она у печи - на лавке, покрытой домоткаными дорожками. Ночью не раз с нее падала, разбиты все кости и суставы, но выжить в ее доме, кроме как прижавшись к единственному источнику тепла, не получится. К тому же Розу Леонидовну давно мучает астма.

Дрова бабушка возит в старой детской коляске, еле-еле тащит их в дом. Только затопила печь - сквозняком из трещин тут же все выдуло. Чуть поодаль от поленницы кучка хлама. Это не помойка - личный колодец. Аккуратно, чтобы не провалиться в ничем не огороженную яму, она пробирается за водой на четвереньках с крошечным ведерком, привязанным к веревке.

В каком-то смысле слепота - счастье для пенсионерки. Не видит, в какой грязи и разрухе живет. Крошечные комнатки за десятки лет (дом построен в 1957 году) превратились в семейный музей: там умирала ее мать, тут - муж, рядом сгорал от рака первенец Александр. В дальней клетушке приготовлен огромный деревянный крест...

«... для себя. На могилу купила, - поясняет Роза Камаева. - У меня и доски на гроб в сарае припасены. Заранее обо всем побеспокоилась, чтобы никого не обременять».

«ПРОПАДЕШЬ ТЕПЕРЬ БЕЗ МЕНЯ»

«Моя девичья фамилия - Троицкая, дед Николай был священником. Отец служил судьей. Человек интеллигентный, образованный, а женился на простой ткачихе. В 1937-м папу посадили, позже выпустили, но он быстро умер от скоротечной чахотки, я сама его хоронила», - рассказывает о событиях своей долгой жизни Роза Леонидовна.

Мать Розы с двумя детьми перебралась к сестре в город текстильщиков Карабаново Владимирской области.

«Когда война началась, тетка посоветовала идти в фабричный комитет и проситься на мужскую работу, - продолжает Камаева. - На станки, там паек был больше».

Отдали Розу в токари. Наставник по кличке Шопен не только обучил девчонку вытачивать детали для танков, но и навсегда заразил любовью к музыке. Сам виртуозно на гитаре играл и ее научил. И по сей день инструмент хранится в доме Камаевой.

В Карабановский госпиталь стали поступать раненые, и Роза решила, что тут она будет нужнее. За бойцами ухаживала, работала на кухне и в госпитальной  аптеке.

«Потом подрядили меня возить поездом секретные документы в Загорскую лавру. Ездила по ночам. Помню, спать всегда хотелось, но нельзя было, боялась потерять важные бумаги, - говорит Камаева. - Так продолжалось до осени 1942-го. В 1943-м отправилась в Горький учиться на агронома-плодоовощевода. Совмещала науку и тяжелый труд - все студенты работали на лесосплаве. К декабрю 1944-го я была дипломированным специалистом и получила направление в город Веневу Тульской области».

Ее назначили старшим агрономом, поручили заниматься выращиванием семян в окрестных колхозах, дали ключи от конторы и выезд - оставшиеся от немцев лошадь и рессорную коляску. Здесь Роза проработала шесть с половиной лет, вышла замуж за фронтовика Лина Камаева и родила первенца.

«В город Чекалин мы приехали в пульмановском вагоне. С постаревшей матерью, годовалым сыном Шуриком, нехитрым скарбом, двумя конями и козой Козей, - перечисляет Камаева. - В Чекалине я и главным агрономом трудилась, и председателем колхоза была. Расстояния огромные - и верховую езду пришлось освоить, и на мотоцикле по дорогам погонять».

В Чекалине у супругов родились дочь и сын. Лин и Роза построили для семьи бревенчатый дом. Материал так себе оказался, осина, третий сорт. Супруги не успели его заменить - некогда было, работа и дети не оставляли свободного времени.

В сорок лет Роза Камаева поступила в Калужский педагогический институт. Окончила вуз, получив дип­лом преподавателя химии и биологии, но в школе вела уроки труда - в те годы большое внимание уделялось профориентации. При участии Камаевой было создано Чекалинское лесничество, о чем напоминает пожелтевшая грамота на ветхой стене: «Награждается династия Камаевых за многолетний добросовестный и безупречный труд». Дочь Розы Леонидовны Люба до пенсии служила главным лесничим Чекалинского лесхоза.

Труд спас Камаеву от депрессии, когда в 1969-м не стало ее мужа. В войну он был в плену в Дюссельдорфе, из концлагеря избитого и покалеченного Лина выкупил немецкий барон - нужна была рабсила для имения.

«Умирая, Лин повторял: «Какие же мы с тобой, Роза, дураки были. О стране думали - до старости пахали, троих детей нарожали, а дом так и не достроили. Пропадешь теперь без меня». Прав был, пропадаю», - тяжело вздыхает Роза Леонидовна.

МЕДАЛИ И ЗАБВЕНИЕ

В доме Камаевой протекает кровля, просели полы, потрескались стены. Нормальная вода есть только в колонке, а она далеко. Старший сын Розы Леонидовны умер, оставив пятерых детей, у живых Любы и Виктора тоже имеются наследники. Однако в своей избушке пенсионерка осталась совсем одна.

В городской администрации говорят, что о бабушке помнят. Вручили ей знак «Фронтовик 1941-1945», дарят медали к юбилеям Победы. Год назад в местной газете «Светлый путь» поздравили с юбилеем: «Ветерану войны и труда, заслуженному человеку, прекрасной матери, мудрой наставнице от администрации города, Собрания депутатов Чекалина, Суворовского лесничества, коллектива средней школы». Интересно, а кто-нибудь из подписавшихся видел, в каких условиях обитает заслуженный человек? Дети и внуки о Камаевой не заботятся, социальным службам она не нужна.

Одиночество немолодой женщины скрашивают две собачонки, такие же старенькие и слепые, как она сама. Из-за них у Розы Леонидовны вышла неприятная история с соцработниками. Государственные служащие выдвинули Камаевой ультиматум: или избавляйтесь от псов, или не будем носить вам продукты и лекарства. В итоге вдову ветерана сняли с обслуживания.

Когда вышел указ Президента РФ «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Оте­чественной войны 1941-1945 годов» и государство пообещало улучшить жизнь фронтовиков и их семей, Камаева обрадовалась. Решила: вдруг и ей помогут. Собрала документы для получения субсидии и в 2010 году обратилась в районную администрацию. Чиновники ответили: «Гражданка Камаева и ее муж прописаны в доме, пригодном для проживания». А ничего, что мужа лет сорок назад похоронили и что в избе Камаевой пригодна для проживания лишь новая крыша, на ремонт которой город выделил аж 50 тысяч рублей?

Удивленной пенсионерке предложили перебраться в дом-интернат для престарелых. От испуга, чтобы доказать: «Я не инвалид, не старуха», - Роза Леонидовна отправилась в лес и в одиночку нарубила дров на всю зиму...

Сегодня на наш рассказ о Камаевой глава той же Суворовской районной администрации Геннадий Сорокин отреагировал как на неожиданное известие: «На весь Чекалин остались четыре ветерана, как можно было допустить, чтобы человек оказался в таких обстоятельствах?! В ближайшие дни дом Розы Леонидовны приведут в порядок. Продукты и воду будут доставлять ежедневно. Создадим комиссию для обследования строения с целью признания его непригодным для проживания. Если потребуется, для защиты интересов ветерана будем обращаться в суд. Думаю, в течение лета вопрос решится, Камаева получит субсидию и переедет в квартиру со всеми удобствами».

Если она доживет до лета.

Нелли Чуканова, Анна Бессарабова,

Фото Елены Кузнецовой

Р.S. После визита корреспондентов всего за один день городская администрация сделала в доме Розы Камаевой ремонт. Ее двор освободили от хлама и привели в порядок. Мэр Чекалина Ирина Усенкова уверяет: «Продукты, лекарства и воду бабушка отныне будет получать ежедневно». Ждать этого «будет» женщине пришлось несколько лет.

 

Просмотров: 1477
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Григорий Гладков: Странная игра на грани закона и вкуса Далее в рубрике Григорий Гладков: Странная игра на грани закона и вкуса


Загрузка...
Комментарии (3)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.