Сегодня 20 июля 2017 г., четверг, 23:50USD 59.08 -0.1595EUR 68.00 -0.2725
Новости культуры и искусства

Вальтер Юрген ШМИД: «Процесс европейского единения нельзя оценивать по-бухгалтерски»

24 августа 2009
hits 581

Скоро в Германии будет отмечаться круглая дата - 20 лет со дня ее воссоединения. Удалось ли за это время выравнять два разных уровня жизни - капиталистического и социалистического? Как Германия решает важнейшую проблему мигрантов и борется с безработицей? Чем немецкая система налогообложения отличается от российской? На эти и другие вопросы отвечает сегодняшний гость главного редактора “Мира новостей” Николая Кружилина - Чрезвычайный и Полномочный Посол Германии в России Вальтер Юрген Шмид

- Господин посол, первый вопрос касается недавней истории. Процедура объединения двух Германий, произошедшая в конце 80-х годов прошлого века, оказалась болезненной для немецкого народа. Все-таки немало времени они прожили в двух диаметрально разных политических системах - разное воспитание, разная экономика, уровень жизни... 

- Процесс действительно был сложный, потому что нужно было объединить две разные общественные и две разные экономические системы. В этом было и есть уникальное историческое событие. Но, мне кажется, мы имели успех. Молодежь, все те, кому сегодня 30 лет и меньше (а это большая часть нашего населения), живут в осознании общегерманской реальности. Для них разделение - только исторический параметр, оно не является частью их личного опыта. 

- Не секрет, что в ФРГ уровень жизни был на порядок выше, чем в ГДР, и первое время пришлось потратить много сил и средств, чтобы выравнять эти уровни. Это удалось? 

- Наша конституция предписывает равные уровни жизни для всей Германии. И хотя добиться этого было нелегко, все-таки большая часть экономических и промышленных структур бывшей ГДР были неконкурентоспособными, мы шаг за шагом двигались вперед. Сегодня в новых федеральных землях у нас современная инфраструктура, конкурентоспособная промышленность, например, в области автомобилестроения или компьютерной промышленности. Для этого мы очень много инвестировали во всеобъемлющие национальные программы по развитию конъюнктуры. Новая экономическая структура сильная. Это не в последнюю очередь проявляется в условиях сегодняшнего кризиса. Восточногерманская экономика показала себя очень стойкой. 

- Тем не менее Германия, как и многие высокоразвитые страны, не смогла избежать скачка безработицы, особенно как раз на востоке... 

- Не стал бы говорить так категорично. Здесь тоже надо быть внимательным. На востоке Германии тоже есть сильные регионы, которые хорошо держались в вопросе безработицы, возьмем, к примеру, Саксонию. 

- Поволжским или казахским немцам, которые в начале девяностых возвращались на историческую родину, удалось ассимилироваться. Ведь многие из них не знали толком даже своего родного языка. 

- Здесь нам нужно различать. Сначала приехали много переселенцев, очень хорошо владевших немецким языком. Поэтому у нас не было никаких проблем интегрировать их целиком и полностью. Когда потом в Германию приехали люди, не владевшие немецким языком либо владевшие им очень плохо, интеграция стала тяжелой. Поэтому на сегодняшний день переселиться в Германию могут только те, кто прилично владеет немецким языком. В этой связи хотел бы упомянуть, что мы вместе с российским правительством разрабатываем и реализовываем программы, призванные удержать людей в России. У нас с вашей страной много интересных совместных программ для российских немцев на местах. Например, это касается и жилищного строительства. Недалеко от Омска есть немецкий городок, на Алтае есть целый немецкий район, Хальбштадт. Там мы осуществляем общие инвестиционные программы. Там мы не только строим жилье, но и создаем экономические предприятия в промышленной и сельскохозяйственной отраслях. Кроме этого во многих городах, где проживают российские немцы, есть так называемые российско-немецкие дома, осуществляющие наши программы в области культуры, образования, изучения языков и профессиональной подготовки. 

- Недавно прошла информация, что Испания (а, по слухам, вслед за испанцами и Греция) готова выдавать российским туристам двухгодичные визы и тем самым увеличить поток туристов. Немецкое государство не планирует пойти по подобному пути? 

- Решающим аспектом является то, что такие решения, касающиеся России и государств - членов Шенгенского пространства, сегодня принимаются не на двустороннем уровне, а между ЕС и Россией. В первую очередь компетентным органом здесь является комиссия ЕС. Испания в данном случае выступала как председатель Совета ЕС. За последние годы мы достигли прогресса в облегчении условий для въезда - как для туристических, так и для деловых поездок. Например, если человек в течение последних двух лет получил две шенгенские визы, то в третий раз он может подать нам заявление в облегченном порядке. Конечно, мы тоже обдумываем варианты, как ввести визы с более длительным сроком действия. Такие визы будут даваться, например, тем, кто не раз бывал в Германии и не нарушал немецкие законы. 

- Система образования, я имею в виду школьное и высшее образование, в Германии сильно отличается от российской? И вообще сложно, например, россиянину получить образование в Германии? 

- По поводу образовательной системы, мне кажется, мы продвинулись навстречу друг другу в рамках Болонского процесса. Уже сейчас около 15 тысяч российских студентов получают образование в Германии. А в будущем эта цифра повысится, если нам удастся в рамках Болонского процесса сделать наши образовательные системы еще более совместимыми. Тогда дипломы будут обоюдно признаваемы для дальнейшей учебы или работы за рубежом. 

- Какие, на ваш взгляд, наиболее перспективные профессии в Германии? Куда чаще всего идут выпускники школ? 

- Это очень сложный вопрос, ответить на который можно в принципе только задним числом. Мы, конечно, стараемся смотреть в будущее, прогнозировать события, что непросто. На данный момент мы, например, констатируем, что недооценили спрос на учителей. Кто еще пару лет назад пошел учиться на преподавателя, сегодня в гораздо лучшей ситуации, чем можно было подумать еще недавно. 

- Интересно, какие меры были приняты немецким правительством, чтобы вернуть учителей? Ведь подобная проблема очень актуальна и для России? 

- Им предложили и предлагают более выгодные условия для работы и более высокую оплату. 

- Словом, подняли уровень зарплаты? 

- Больше денег и лучшие возможности для карьерного роста. 

- Выпускники ваших вузов служат в армии? 

- Нет. У нас служат, как правило, после окончания средней школы, перед учебой в вузе. Исключение составляют те, кто признан непригодным с медицинской точки зрения. В последнее время у нас было недостаточно учебных мощностей, чтобы призвать всех молодых людей в призывном возрасте. Поэтому с 1 января 2011 года мы сократим срок прохождения военной службы с девяти до шести месяцев. 

- В немецкой армии существуют такие негативные процессы, как дедовщина, то есть неуставные отношения? 

- Нет. Когда в 1955 г. в Федеративной Республике мы занимались реорганизацией вооруженных сил, мы очень следили за тем, чтобы внедрить так называемый принцип внутреннего руководства. Основная ценность этого принципа заключается в том, что уважаются права каждого военнослужащего. Конечно, в первое время были определенные трудности, но сегодня эта система зарекомендовала себя и очень хорошо работает. 

- По мере расширения Евросоюза Германия для его поддержки вносит очень большой вклад, в том числе финансовый. Ведь расширяется он сегодня, как правило, за счет бедных стран. Как это влияет на экономику страны? 

- Наш вклад в бюджет Евросоюза действительно довольно большой. Но мы ведь довольно большая страна. И, несмотря на то что сами порой жалуемся на эти финансовые нагрузки, мы все понимаем, что процесс европейского единения нельзя оценивать по-бухгалтерски. В результате мы все выигрываем, совместными усилиями выстраивая общий европейский рынок для всех стран - членов Евросоюза. 

- Многие европейские страны сейчас серьезно столкнулись с проблемой мигрантов, и Германия не стала исключением. С ними связаны и увеличение числа преступлений, и безработица... Кроме того, зачастую это люди другой религии, ментальности. Это не вызывает у немцев раздражения, открытого отрицания? 

- После реформации Германию сотрясали войны на религиозной почве. Многовековой опыт, начиная с Просвещения, говорит нам, что на угрозу конфронтации при религиозных различиях и различиях в ментальности можно ответить только терпимостью. А именно терпимостью всех по отношению ко всем. В этом духе мы прилагаем все усилия. В Германии множество государственных и общественных инициатив, которые как раз занимаются созданием условий для проявления такой терпимости и для мирного сосуществования. При этом ясно одно: все это действительно на основе нашей конституции. Ее необходимо уважать. 

- Государственная политика терпимости поддерживается населением? Ведь наверняка не всем немцам нравятся проблемы, привнесенные эмигрантами, да и вообще инаковерующие? 

- Другого пути нет. 

- Как вы думаете, немецкая система налогообложения существенно отличается от российской? 

- Есть одна очень принципиальная разница. Это то, что в России единая ставка для всех - 13 процентов. У нас система прогрессии: тот, кто больше зарабатывает, должен платить более высокие налоги. Самая высокая налоговая ставка составляет в Германии около 42% с дохода выше 100 000 евро. 

- Недавно прошла информация, что в Германии идет уменьшение социальных пособий, медицинских страховых сумм, ограничиваются социальные выплаты. Если так, то с чем это связано? 

- Все это неправильно. Однако мы ведем дискуссию о будущем наших систем социальной безопасности. Ведь у нас проблемы, связанные с демографией. На сегодняшний день многие люди, слава богу, живут гораздо дольше, чем раньше. Им необходимо больше медицинского обеспечения. Медицина шагнула далеко вперед, тем самым продлив продолжительность жизни в общем. Одновременно за суперсовременные медицинские услуги нужно платить больше, чем раньше. Сейчас новое коалиционное правительство поставило перед собой цель решить эти проблемы. 

- Вы сказали о демографии. В России другая проблема - население страны сокращается. Рождаемость растет, как правило, в семьях не россиян, а в семьях приезжих из республик бывшего СССР. У немцев как у нации стоит вопрос демографического вымирания? 

- Нет. Мы вообще на это не так смотрим. Может, потому что нам за нашу историю приходилось интегрировать уже много мигрантов. И, проводя эту интеграцию, мы выиграли. В начале XIX века, например, у нас была большая волна миграции из Польши в регион Рур. Фамилии выдающихся игроков сборной Германии по футболу до сих пор тому свидетельства.

Просмотров: 581
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
«Недоросль» в Театре Чихачева Далее в рубрике «Недоросль» в Театре Чихачева


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.