Кино и ТВ
1467

Кто в «Симфонии» главный?

Кто в «Симфонии» главный?

Блокада Ленинграда - одна из самых трагических и героических страниц Великой Отечественной войны.

А история о том, как в блокадном и голодном городе в августе 1942-го исполняли Седьмую симфонию Шостаковича, до сих пор трогает своим возвышенным героизмом. Не случайно к этой теме обращаются даже в Новой Зеландии - тамошняя прозаик Сара Куигли недавно снискала большой успех на родине романом «Дирижер».

Кинематографисты тоже рассказывают эту быль не впервые. В 1957 году, когда раны еще были свежи, вышел советский фильм «Ленинградская симфония». В нем почти нет конф­ликтов, главное - противостояние хороших людей тупой и безжалостной гитлеровской машине.

И вот теперь тему заново поднимает канал «Россия-1» языком сериала. Но 8-часовой фильм не может состояться без настоящего конфликта и подлинных героев. «Какими им быть? - видимо, задумались продюсеры. - Что они могут, эти музыканты? Разве что взмахивать палочкой да говорить: начинаем с третьей цифры». Поэтому наряду с реально существовавшими людьми, дирижером Карлом Элиасбергом (прекрасно сыгранным Алексеем Гуськовым) и его женой пианисткой Надеждой Бронниковой, ввели выдуманного персонажа - лейтенанта госбезопасности Серегина (тоже замечательная работа Алексея Кравченко). И вот энкавэдэшник становится главным героем «Седьмой симфонии». В начале мы видим, как гибнут при попытке эвакуации его жена и дети. А после этот глубоко трагический герой под пулями и бомбами едет на разные участки фронта, разыскивая музыкантов, спасает из горящего дома мальчика (а после мастерит ему кроватку), утешает флейтистку оркестра (великолепную Елизавету Боярскую), заступается за скрипача, подделавшего продуктовые карточки, и наконец закрывает своим телом дирижера Элиасберга... Словом, как цинично выражаются в частных беседах сами кинематографисты: «Отрабатываем тему: сотрудник госбезопасности - лучший друг советских музыкантов».

Но это, мягко говоря, не вся правда о войне и блокаде. Или полуправда. Правду можно прочитать, к примеру, в потаенных дневниках Ольги Берггольц или в воспоминаниях о том же Элиасберге. Поэтому, как ни правдиво сработали в сериале актеры или главный художник, а также художники по костюмам и гриму, сериал порой кажется картонным, трескучим, фальшивым.

И подлинной правдой выглядит разве что сама Седьмая симфония. И блокадные стихи Ольги Берггольц, которые прекрасно читает Виктория Толстоганова.

На фоне реальной истории и настоящего искусства фильм, ловко придуманный на потребу дня сегодняшнего, конечно, неизбежно меркнет.

Сергей Литвинов,

писатель и сценарист.

Фото: Pixabay.com

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.

Поделиться
Обсудить тему