Потребительский рынок
2009

В России будут продавать «закодированные» лекарства

В России будут продавать «закодированные» лекарства

С 2020 года стала обязательной маркировка всех лекарств в России. 

Следует ли ожидать перебоев с поставкой медикаментов в розничную сеть и грозит ли нововведение подорожанием лекарств?

О том, что в нынешнем году будет введена маркировка лекарственных препаратов, было известно еще в конце 2017 года. Именно тогда было внесено изменение в закон «Об обороте лекарственных средств». Но, как водится, к 1 января нынешнего года, когда по первоначальному замыслу должна была быть введена обязательная маркировка, готовыми оказались лишь немногие участники рынка.

Сегодня специализированные сайты в спешке печатают инструкции о том, как внедрить маркировку, какое нужно оборудование и как его подключить. Все инструкции проходят под знаком «срочно» для тех, кто не успел уложиться в положенные сроки.

«Готовы с 1 января 2020 года печатать на упаковке криптокод не более 30% производственных линий», - заявил исполнительный директор Ассоциации международных фармацевтических производителей Владимир Шипков.

Поэтому час икс правительство отложило на полгода - до 1 июля. Но эксперты уже сейчас обсуждают, чем обернется новая государственная инициатива для простого народа. Мало кто сомневается, что лекарства подорожают, а самые дешевые из них просто исчезнут из продажи.

НА ЛЕКАРСТВАХ ПОМЕНЯЮТСЯ УПАКОВКА И ЦЕННИК

Теперь упаковки лекарств поменяют свой дизайн. На них дополнительно появится строчка из 83 символов, где будут указаны международный код, индивидуальный серийный номер, ключ и код проверки.

Новая схема будет действовать следующим образом: фармацевтическая фабрика получает специальные коды из Федеральной государственной информационной системы «Мониторинг движения лекарственных препаратов» (МДЛП). При отгрузке с фабрики список кодов отправляется дистрибьютору вместе с товаром. Дистрибьютор далее фасует товар и отправляет в аптеку. Аптека при приемке сканирует коды с упаковок лекарств и отправляет их на прилавки.

Когда происходит покупка препарата, провизор сканирует код маркировки на упаковке и отправляет его обратно в МДЛП. После этого код выбывает из оборота, а в электронной системе появляется информация, кто и когда приобрел товар.

Больницам и поликлиникам придется не только передавать информацию о получении препаратов от поставщика, но и фиксировать их перемещение между отделениями. Закупать и применять медикаменты, данные о которых не внесены в систему, запретят. Таким образом, передвижение каждой партии товара можно будет пошагово отследить. Чиновники будут точно знать, сколько товара произвела каждая фабрика и сколько пилюль продала отдельно взятая аптека.

Правда, для того чтобы стать прозрачными, самим участникам рынка придется поднапрячься. Медицинским учреждениям - от фабрик до самых маленьких аптечных киосков - придется обновить прошивку онлайн-кассы, которая теперь будет добавлять код маркировки в чек, внедрить специальный электронный документооборот, закупить 2D-сканеры для проверки марок и приемки лекарств от поставщика, а также регистратор выбытия - устройство, подтверждающее, что лекарство было продано, использовано или выдано пациенту.

К тому же за предоставление кода придется платить. До сих пор называлась цена - 50 копеек за упаковку, но, возможно, после протестов участников рынка эта цифра изменится.

Чиновники говорят, что основная причина маркировки - защита потребителя от подделок. Государство хочет в полной мере контролировать налоги и незаконный оборот лекарств. Во время проведенного в нескольких областях страны эксперимента по внедрению этой системы на отдельных препаратах стало ясно, что многие больницы бесплатные лекарства «списывают», а потом продают в аптеки. Теперь же подобное сделать будет невозможно - каждая упаковка окажется под контролем.

ПОДОРОЖАНИЕ НЕИЗБЕЖНО!

Больше всего эксперты опасаются, что сложная электронная система окажется неготовой к работе, начнутся многочисленные сбои, а это попросту парализует работу и больниц, и аптек. Первыми пострадают медицинские организации в глубинке.

«Что делать, если пациенту не могут отпустить препарат, у него не считывается код? По правилам нужно возвращать препарат производителю. Но если человек пришел в аптеку за лекарством и ему нужен препарат сегодня? Где ему взять вторую упаковку? На полке лежит вторая упаковка из той же партии и код тоже не считывается, значит, он должен идти в другую аптеку? Хорошо, если это Москва. А если это происходит в сельской местности, куда он пойдет?» - рассуждает директор Союза профессиональных фармацевтических организаций Лилия Титова.

Критика маркировки звучит все больше от рядовых участников рынка. Например, для небольшой дистрибьюторской компании сумма разовых затрат будет составлять около 6-7 млн рублей. Теперь им нужно увеличивать штат складских работников, иначе уменьшится скорость сбора заказов. Чтобы окупить траты, компании вынуждены в разы увеличить продажи. А это практически невозможно. Соответственно коммерсанты будут или взвинчивать расценки на услуги, или закрываться. Как это повлияет на конечную стоимость лекарств, сейчас никто прогнозировать не может, но ценник неизбежно вырастет.

Кстати, бывший глава Росздравнадзора Михаил Мурашко, на днях назначенный министром здравоохранения, в конце прошлого года заявил, что экспериментом по маркировке остался доволен. Он отметил, что его результатом стало снижение в 2,5 раза объема недоброкачественных препаратов на рынке. Так что рассчитывать на чудесную отмену нововведения точно не приходится.

Наталья Пуртова.

Фото: ADOBE STOCK

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)