В июне мы предлагаем воспользоваться льготными условиями для размещения рекламных материалов Вашей компании у нас на сайте и газете "Мир новостей"! Обращайтесь к специалистам рекламного отдела по адресу: adv@mirnov.ru.
Новости медицины, здравоохранения и здоровья
14697

Академик Владимир Сергиев: «ВОЗ - это не истина в последней инстанции»

Академик Владимир Сергиев: «ВОЗ - это не истина в последней инстанции»

О вирусе, заставившем паниковать весь мир, о цифрах, недотягивающих до пандемии, об опасности «железных легких» и о том, что изоляция здоровых не дает позитивного эффекта, главный редактор «МН» Николай Кружилин беседует с советским и российским эпидемиологом и паразитологом, академиком РАН и РАМН, профессором, доктором медицинских наук Владимиром СЕРГИЕВЫМ.

Более 10 лет он возглавлял Главное управление карантинных инфекций Минздрава СССР, которое отвечало за борьбу со всеми эпидемиями в стране, затем 26 лет возглавлял Институт медицинской паразитологии и тропической медицины им. Е.И. Марциновского, а сейчас почетный директор этого института.

НЕОБОСНОВАННАЯ ПАНДЕМИЯ

- Владимир Петрович, сейчас все больше ученых склоняется к тому, что Всемирная организация здравоохранения сильно утрировала ситуацию с COVID-19. Каково ваше мнение на этот счет?

- 30 января ВОЗ признала вспышку COVID-19 угрозой, имеющей международное значение, а 11 марта уже объявила пандемию, хотя ситуация не соответствовала этому паническому заявлению. С момента попадания нового коронавируса в человеческую популяцию заразилось 0,6% населения Земли. В России инфицировано 0,2% населения. Создать панику проще простого. Достаточно громко заявить, сколько людей умерло от COVID-19, и всем станет страшно от этих цифр. Особенно если их не приводить в сравнении с другими.

Ежегодно на Земле умирает 51 миллион человек. Из них каждый третий - от инфекций, примерно каждый пятый - от сердечно-сосудистых заболеваний. Сейчас доля умерших от COVID-19 составляет чуть больше 0,7% от 51 миллиона ежегодно умирающих в мире, и к концу года мы, вероятно, не получим изменений за счет того, что 400 тысяч человек умерли от коронавируса.

Эта вспышка не покажет никаких изменений в общей статистике из-за того, что сейчас стали больше обращать внимание на инфекционных больных. Я не исключаю, что в 2020-м умрет даже меньше людей, чем в предыдущие годы.

- То есть вы против того, чтобы вспышку COVID-19 называть даже эпидемией?

- Да. Для справки: пик эпидемии гриппа «Гонконг» пришелся в Москве на 2 января 1969 года. Только за один этот день к врачам обратились 102 тысячи больных гриппом москвичей (самый большой показатель для COVID-19 - 11 тысяч). Умирали тогда десятки тысяч человек. Вот что такое настоящая эпидемия.

Нынешнюю ситуацию можно охарактеризовать как эпидемическую вспышку малой интенсивности, и уж тем более неправомерно говорить о большой угрозе здоровью населения от COVID-19. Смерти есть, но их число не сказывается на показателях общей смертности населения, которая только в нескольких странах выросла на 1-1,5%, а в большинстве осталась прежней или даже ниже, чем в 2019 году. Летальность во время вспышек других коронавирусов была существенно выше. При атипичной пневмонии она достигала почти 10%, а при ближневосточном легочном синдроме - более 34%.

- И все же ВОЗ объявила пандемию, и почти весь мир сел на карантин лишь из-за эпидемической вспышки малой интенсивности?

- К сожалению, это не первый случай провоцирования ВОЗ необоснованной паники. В 1994 году по инициативе гендиректора ВОЗ г-на Накаджимы объявили вспышку легочной чумы в Индии. После заявления ВОЗ в Индии быстро насчитали 1061 случай якобы легочной чумы и 54 летальных исхода, ВОЗ издала панический циркуляр о международной опасности эпидемии легочной чумы, после чего наша страна временно закрыла авиасообщение с Индией.

Детально проанализировав ситуацию там, группа экспертов выступила с аналитической статьей в международном журнале и доказала, что никакой легочной, как и бубонной чумы в 1994-м в Индии не было.

Я привел этот пример, чтобы показать: ВОЗ не является истиной в последней инстанции, и этой организации свойственно грубо ошибаться в оценке эпидемической ситуации. Когда 11 марта ВОЗ объявила пандемию - высшую стадию эпидемического процесса, не было даже универсального эпидемиологического порога, которым считается заболевание 5% жителей страны, где объявлена эпидемия. На момент объявления число заболевших оценивалось в 120 тысяч человек, до эпидемического порога в мире не хватало порядка 349 миллионов.

В последнее время во многих международных организациях падает уровень экспертизы, но в данном случае все списывать на ВОЗ нельзя, потому что в странах есть свои советники, зачастую далекие от медицины, и они тоже могут нагнетать панику похлеще ВОЗ.

 

ПОДХОДЫ И МЕТОДЫ УЧЕТА - РАЗНЫЕ

- COVID-19 дает серьезные осложнения на легкие. Вызванная нынешним коронавирусом пневмония действительно так опасна?

- У нас много разных пневмоний возникает каждый год, и люди от них умирают, несмотря на лечение антибиотиками. Число умерших от пневмоний гораздо больше, чем число умерших сейчас от COVID-19. Пневмонию выявляет рентгенограмма и компьютерная томограмма, но они не могут подсказать, какой именно возбудитель вызвал это воспаление. Поэтому, когда в Москве перестали делить пациентов на тех, у кого пневмония, и тех, у кого коронавирусная пневмония, мы не можем ответить на вопрос, сколько у нас реально больных COVID-19.

- Почему сильно разнятся цифры по заболевшим COVID-19 в похожих во многом Италии и Германии? В Италии в 10 раз больше умирали от коронавируса, чем в Германии...

- Все дело в разных подходах и методах учета. В Италии, если вы попали под машину и умерли, но у вас был выявлен коронавирус, вас отнесут к умершим от коронавируса. В Германии, если вы умерли от инфаркта, но у вас положительный тест на коронавирус, вас причислят к умершим от инфаркта. Немцы дотошно выискивают, почему умер человек.

К слову, об Италии. Там в 2018-2019 годах в день от всех причин умирало больше людей, чем умирают в 2020-м. То, что люди умирают, - факт. Но точно ли от COVID-19?

- Владимир Петрович, что вы скажете о тестах на антитела, которые сейчас начали массово делать?

- Обычно антитела появляются в течение 7-10 дней после того, как человек заразился. Сначала появляются одни антитела, потом их сменяют другие, потом - третьи. В нашей стране никогда в жизни не проводили такого массового обследования, чтобы установить иммунную прослойку, и я, если честно, даже не понимаю, для чего это нужно.

Если, к примеру, у вас 60% населения имеют антитела - это мало или много? А если 70%, то что вам дает эта информация? Такое исследование еще имеет смысл проводить больным людям, но зачем делать здоровым - непонятно.

Отечественная противоэпидемическая служба всегда занималась больными, их изоляцией, а также изоляцией людей, которые контактировали с этими больными. Так ликвидировали любые эпидемии. При COVID-19 почему-то решили изолировать здоровых. Вероятно, потому, что так поступили в Китае. Это затратно, неэффективно и приводит лишь к значительному нарушению социально-экономической жизни в стране.

НУЖНА ЛИ ВАКЦИНА ОТ COVID-19?

- Сейчас все рьяно создают вакцину против COVID-19, но есть ли смысл в создании так называемых длинных вакцин после вспышки какого-то нового вируса?

- Настоящую вакцину за два-три месяца создать нельзя. Мы не будем знать тех отрицательных свойств, которые она может иметь. Последние 10 лет на волне паники уже не раз создавали какие-то вакцины.

Разработку вакцины против средиземноморского коронавируса остановили, потому что после окончания вспышки новые больные больше не появлялись. То же произошло с лихорадкой Зика: была паника, но сейчас об этой болезни уже мало кто помнит.

В известном в России центре создали вакцину против лихорадки Эбола, так как крупная эпидемия этой болезни была в Западной Африке в 2014-2015 годах. Эпидемия закончилась, больных нет уже несколько лет, и эффективность вакцины против лихорадки Эбола определить не удалось. Предположу, что такая же участь постигнет и разрабатываемые вакцины против COVID-19.

- А что вы скажете о принудительной вентиляции легких? Стали говорить, что ИВЛ вредна и помогает лишь в 20% случаев?

- Первый раз так называемые железные легкие были применены в США, когда там возникла эпидемия полиомиелита и паралич дыхательной мускулатуры приводил к тому, что люди умирали от удушья. Сейчас аппараты ИВЛ применяют при тяжелых пневмониях и у тяжелых ковидных больных, но бывает, что люди погибают из-за чересчур большого давления - нагнетаемый воздух разрывал легкие.

ИВЛ - очень сложный аппарат, иногда дающий осложнения, не совместимые с жизнью, поэтому работать с ним надо очень осторожно. Например, в США много больных, подключенных к ИВЛ, умерли. Это не кислородная подушка, дающая просто повышенную концентрацию кислорода, которым дышит пациент. Врачи, работающие с аппаратом ИВЛ, должны обладать очень высокой квалификацией. Именно квалификация наших врачей обеспечила небольшое число умерших от коронавируса в России в 2020-м.

- Говорят, летом вирусы, условно говоря, впадают в спячку. А осенью наступит новая волна COVID-19?

- Этого сейчас никто не скажет. Опыт показывает: перенесение любого респираторного заболевания дает человеку, по крайней мере, два года защиты от этого возбудителя. Кто-то скажет: «А я во время одного сезона два раза гриппом болел». Одним и тем же гриппом?

В любую эпидемию мы имеем дело с коктейлем возбудителей. В эпидемию гриппа собственно грипп - это 15%, а остальное - это другие вирусы, которые передаются и протекают примерно одинаково. В эту группу входят три десятка активных игроков в любую эпидемию.

Высказывается мнение, что COVID обязательно останется навечно в человеческой популяции. Он может выйти снова, а может, наше поколение больше вообще о нем никогда не вспомнит. Необязательно, что COVID-19 дождется осени и даст вторую волну. Но если и даст, то пострадает та группа людей, которая с ним не контактировала в первую волну и не приобрела защиты от него.

- Сейчас хотят продлить срок самоизоляции до середины июня. Как вам такое предложение и как бы вы поступили в нынешней ситуации, если бы вам дали необходимые полномочия?

- Опыт стран, которые уже снимают ограничения, показал, что продолжительность вспышки COVID-19 укладывается примерно в два месяца. Причем такой срок наблюдался как в странах, вводивших ограничения, так и в странах, которые не нарушали обычного хода жизни.

Запрет на прогулки, закрытие парков и скверов негативно сказываются на здоровье детей, престарелых и хронических больных. Последствия этого еще скажутся обострениями, а возможно, и избыточной смертностью в группах риска, что будет несопоставимо с регистрируемыми смертями от COVID. Я бы максимально быстро, не растягивая на длительный срок, отменил все ограничительные меры, сохранив их в сфере массовых развлечений.

Надо разблокировать скверы и парки, восстановить работу детских летних оздоровительных учреждений, оперативно запустить производства, торговлю и сферу услуг, чтобы смягчить надвигающийся экономический и финансовый кризис, который также опасен, в том числе и смертями.

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (5)