Новости шоу бизнеса. Откровения звезд
1738

Пенелопа Крус: Вулкан страстей

Пенелопа Крус: Вулкан страстей

Наследница Софи Лорен и Анны Маньяни, легендарных пламенных красавиц с сильным темпераментом и независимым характером, она долго была секс-аттракционом голливудских блокбастеров.

Сегодня муза Педро Альмодовара и Вуди Аллена, которая уже давно вызывает дифирамбы у критиков, заявляет о себе в таких серьезных ролях, как Донателла Версаче в телесериале «Американская история преступлений», и пробует себя в режиссуре. Но, несмотря на успех и счастливую семейную жизнь, в ее крови по-прежнему бурлят пламенные страсти.

- В периоды промоушена ваших фильмов вы рассказываете о ваших ролях. Сегодня в качестве музы Lancome вы можете говорить лично о себе. Для вас это удовольствие или проблема?

- В принципе, между съемками фильма и съемками рекламного ролика нет большой разницы. Интерпретация музы Lancome - это точно такая же работа актрисы. Я также спрашиваю, где находится камера, о чем идет речь, какую историю мы рассказываем.

Нельзя сказать, что я играю какой-то определенный персонаж, но в то же время это не я сама. Это нечто среднее, неопределенное, двусмысленное. Эта работа интересует меня еще и потому, что на съемочной площадке я наблюдаю и изу­чаю работу настоящих профессионалов. Я уже сняла несколько рекламных роликов и документальных фильмов и надеюсь продолжить в будущем.

- Вы намерены снять какого типа фильм?

- Полнометражный фильм. Правда, я пока не знаю, когда именно мне это удастся, но я уверена, что это состоится. Эта мечта преследует меня еще с 16 лет. По знаку зодиака я - Бык и слышала, что этот знак мыслит визуально. Что касается меня, то это именно так.

* Пенелопа - муза испанского классика Педро Альмодовара

 

- На Каннском фестивале часто дебатируется вопрос антагонизма звездной системы и авторского кино. Как для актрисы для вас проблематично сочетание гламура и искусства?

- Для меня это две совершенно разные вещи. Когда я снимаюсь в фильме, меня абсолютно не занимает вопрос, как я выгляжу, красива я или нет. Я оставляю свое эго и свой нарциссизм дома. Я должна о них забыть, чтобы по-настоящему жить жизнью моего персонажа.

Представлять фильм на кинофестивале - это совсем другое дело. Я с удовольствием занимаюсь своей прической и макияжем и облачаюсь в кутюрные платья. Но в то же время, когда вашей внешности и появлению на красной дорожке или гала-вечере отводится слишком много места и внимания, я не могу не чувствовать сожаление и досаду. Я все-таки не красиво одетая кукла, а актриса!

- Испанию в последнее время захлестнула волна демонстраций и манифестаций феминисток. Возможно, это результат слишком долгого замалчивания положения женщин в такой стране мачизма, как Испания?

- Да, эти демонстрации были очень активными, многочисленными и эмоциональными. Но это вовсе не означает, что Испания страна мачизма в большей степени, чем какая-либо другая в Европе.

Нам всем надо научиться менять предвзятые мнения и представления. Это всемирная проблема. Я очень активно участвовала в Time's Up с самого начала и очень этим горжусь. Я никогда не была жертвой сексуальных домогательств и агрессий, но многие из моих подруг от этого пострадали.

- Ваш муж Хавьер Бардем был вашим партнером в последнем фильме «Все знают». Вам, наверное, задавали много нескромных личных вопросов во время промоушена?

- Обычно мы ограничиваемся минимумом информации и не любим распространяться на эту тему. Но на этот раз журналисты были очень тактичны. Единственный личный вопрос, который повторялся: «Ваша супружеская близость не осложняла вашу актерскую работу?» По правде говоря, это ничего не меняет.

* С мужем, актером Хавьером Бардемом

 

- В последнее время вы стали играть роли более сложные, менее невинные, чем раньше. Это привилегия возраста?

- Я с этим не согласна. В первый же год моей актерской карьеры я сыграла в фильмах «Ветчина, ветчина» и «Изящная эпоха» персонажей очень разных, которые стали базой моей карьеры. После этого я сыграла в фильме Педро Альмодовара роль беременной монахини, больной СПИДом. Согласитесь, что для 20-летней актрисы это довольно необычная роль.

Некоторые из моих персонажей требуют большей работы и затраты энергии. Но чем они сложнее, тем работа над ними приносит мне больше счастья и удовлетворения.

- Вы любите трудности?

- Я думаю, это качество характерно для всех актеров. Я люблю находиться в состоянии неуверенности, дестабилизации. Для меня это своего рода наркотик. Я чувствую себя вечной студенткой, вечной дебютанткой. Быть актрисой означает изучать и воспроизводить человеческие эмоции, и возможности тут беспредельны.

- Обычно вы готовитесь к съемкам в новой роли с чувством радости или страха?

- Накануне съемок я буквально умираю от страха. Иногда я даже плачу по ночам. Обычно я готовлюсь к роли месяцами, но в итоге наступает момент, когда надо забыть всю работу, все поиски и весь пот, чтобы раствориться в образе, не боясь быть непривлекательной или смешной.

Первые дни бывают мучительно трудными, но если я хорошо поработала и ассимилировала персонаж, он стал частью меня. На этой стадии в моей игре появляется множество интересных, неожиданных и непредсказуемых элементов. Это и есть живой творческий процесс с сюрпризами.

- Как настоящая испанка вы обладаете взрывным темпераментом. С годами вам стало легче с ним справляться?

- Я стала спокойнее и уравновешеннее благодаря йоге и медитации. Но когда я вижу людей, способных сохранять спокойствие в любых обстоятельствах, я им откровенно завидую. Мне до этого еще очень далеко. Но в то же время, если бы я была именно такой, это помешало бы мне в полной мере наслаждаться радостями жизни. Если я и обладаю каким-то положительным качеством, так это способностью наслаждаться простыми радостями жизни.

- Между прочим, я нахожу, что вас окружает аура спокойствия и уравновешенности, которой вы так завидуете у других.

- Когда я это слышу, это вызывает у меня жуткий смех! Если бы вы знали, какой вулкан клокочет у меня внутри!

- В ранней молодости вы занимались танцами. Это, должно быть, научило вас жизненной дисциплине?

- Когда я начала сниматься в кино в 16 лет, все удивлялись моей способности выносить холод на съемочной площадке в январе в легком летнем платьице. Я проучилась в балетной школе достаточно долго, чтобы по сравнению с этой пыткой все остальное казалось мне легким. Мне не представилось пока другой возможности танцевать после фильма «Нина», но я с радостью приняла бы участие в мюзикле.

* У актрисы двое детей: сын Леонардо и дочь Луна

 

- Скажите, а чем вы занимаетесь на отдыхе? При вашей активной натуре вы способны бездельничать?

- Я обожаю пляжи! Найдите мне пляж с чистым песком, дайте мне немного воды и еды, и я способна проваляться 10 часов подряд в полном безделье, за исключением пробежек, чтобы окунуться в море.

- В плане красоты какова ваша стратегия: битва, игра в прятки или повиновение законам времени и природы?

- Я бы сказала битва, хотя я не люблю это слово. Для меня это скорее вопрос дисциплины: надо хорошо и правильно питаться, заниматься спортом и выбирать хорошую косметику.

- Ваш имидж соответствует вашей личности или это маска, которая предохраняет вас от любопытства посторонних?

- Важно, что в моем имидже есть процент правды, хотя я знаю, что невозможно нравиться всем и каждому. При этом я не показываю и не рассказываю о себе все: ни о своей личной жизни, ни о своей семье, ни о своих друзьях. Со временем вы также привыкаете не принимать слишком всерьез мнения и комментарии людей в ваш адрес, даже если это комплименты. В кино размер экрана диспропорционально увеличивает все: и хорошее, и плохое.

- Как вы представляете себе свое будущее?

- Приоритет - это моя семья, я хочу прежде всего быть хорошей матерью. Что же касается профессии, то я хочу посвятить себя режиссуре. Я хочу во что бы то ни стало продолжать работать в кино. Я не мыслю без него своего существования.

Людмила Гаршери,

собкор «Мира новостей» в Париже.

REX/FOTODOM

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (0)