Новости шоу бизнеса. Откровения звезд
2514

«У меня после каждой картины были неприятности»

«У меня после каждой картины были неприятности»

На прошлой неделе не стало Геннадия Полоки. Человека с очень непростой судьбой. Его картины стали классикой, но дались режиссеру кровью. Едва ли не каждый фильм - как хождение... даже не по мукам, а по минному полю.

За первую картину его чуть не посадили. Фильм «Республика ШКИД» год лежал на полке и вышел только после «обрезания». «Интервенция» с Высоцким в главной роли и вовсе пылилась 20 лет. Картину «Один из нас» чудом отстояли чекисты, а за ленту «Око за око» режиссера обвинили в шовинизме...

О перипетиях своей непростой судьбы Геннадий Полока в разные годы рассказывал корреспондентам «МН».

О ТОМ, КАК ЧУТЬ НЕ ПОСАДИЛИ

- Судьба моей первой картины оказалась трудной. Это был 1959 год: Каракумы, фильм о строительстве Турксиба. Руководители Турк­мении рассчитывали на Ленинскую премию, а я им там такого наснимал... В общем, посчитали, что не слишком хорошо я показал установление советской власти в Туркмении, пришли в ужас и картину не приняли. Мне же сказали: если не пересниму, то крепко об этом пожалею. Но мне было 29 лет - легкомысленный молодой человек, смелый. В общем, я продолжал в том же духе, ни на кого не реагировал. Кончилось тем, что картину остановили, меня отстранили. Я написал письмо министру культуры Фурцевой. Она собрала большой худсовет, в который вошли корифеи нашего кино: Пырьев, Козинцев, Зархи, Хейфиц, Райзман. Они посмотрели материал, признали фильм хорошим, качественным. Но туркменское руководство продолжало со мной бороться, против меня сфабриковали дело, «пришили» четыре статьи, в том числе и «призыв к пересмотру границ», а это 15 лет лагерей. Следствие тянулось год. И все-таки меня оправдали - и Пырьев помог, и Фурцева.

У меня после каждой картины были неприятности

О ПОЛОВЫХ ПРОБЛЕМАХ ШКИДОВЦЕВ

- Все понимали, что играть беспризорников могут только сами беспризорники. Мне пришлось искать ребят в детских колониях, привозить их на съемки. Ответственность огромная. Конечно, не просто работать с беспризорниками. Помню, снимаю сцену - а за моей спиной уже милиционеры стоят. Пришли, значит, за одним из них... И все-таки больших проблем с ребятами не было. Мало того, они меня несколько раз просто спасали. Помню, пришли на съемки пионеры. Так это было настоящее стихийное бедствие! Они лазали по приборам, мешали работать, вожатые справиться с ними никак не могли. Что делать? И вот что я придумал. Разделил пионеров на десятки и над каждым поставил беспризорника-шкидовца. Результат - идеальный порядок.

Был и еще один опасный момент. У меня же снимались подростки - половое созревание как раз происходит в этот период. И вот я почувствовал, что во время съемок среди шкидовцев пошла гомосексуальная тема. Я их всех собрал и говорю: «Ребята, вы понимаете, если это обнаружится, съемки остановят». И они сами разобрались - выяснили, откуда ветер дует. Был такой паренек на съемках по кличке Кривуля, он склонял к этому делу маленьких, семилетних ребятишек. И шкидовцы сами его со съемок выгнали...

У меня после каждой картины были неприятности

ОБ АЛКОГОЛИЗМЕ ВЫСОЦКОГО

- «Интервенцию» запретили не из-за Высоцкого, а из-за того, что из темы революции я сделал балаган. А Высоцкий?.. Говорят, мол, алкоголиком был. Но послушайте, что такое алкоголизм Высоцкого? У него случались запои, срывы болезненные. Но это свойственно творческим натурам... Наши отношения и после съемок продолжились. Вот мне нужно было «спрятаться» - навязывали опять какую-то пионерскую картину, и он меня устроил в больницу, в которой сам не раз лежал. В этой больнице был такой невропатолог Балаян, который попросту прятал нас. Потом я и жил у Володи какое-то время, когда оказался бездомным. У меня ведь после каждой картины были неприятности...

О ЗАСТУПНИЧЕСТВЕ ЛУКАШЕНКО

- Моя последняя картина «Око за око» снималась совместно с белорусами. Посреди съемок на меня написали донос. И я вспомнил советское время, мне стало страшно... Что в доносе? Якобы я снимаю шовинистическую картину. Съемки прекратили, белорусы потребовали деньги назад. Я написал письмо, которое дошло до Лукашенко. И вот назначили просмотр материала, но без меня - актер Гостюхин там меня представлял. Во время просмотра Лукашенко повернулся к автору доноса - а это был председатель комитета по культуре местного парламента - и спросил: «Ну где здесь белорусов унижают? Покажи мне пальцем, мы посмотрим». Ничего такого они там не нашли. А мы потеряли два с половиной месяца съемочного процесса и около трехсот тысяч долларов... А потом оказалось, что должны и вовсе полмиллиона. Когда съемки уже были в полном разгаре, наш инвестор сбежал за границу. И это не единственный такой случай. Так что я бы сказал, что сегодня положение в кино много хуже, чем в советское время. Тогда хоть был эзопов язык - ведь Панфилов и Шукшин не воспевали советскую власть. А сейчас они бы и вовсе не снимали - им бы просто не дали денег...

Подготовили Ксения Позднякова, Андрей Князев

Фото: Г.Усоев

 

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)

© 2019. Сетевое издание «Мир Новостей». Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-58901 от 05.08.2014 г.

Свободное использование в Интернет-пространстве текстов, фото и видеоматериалов, опубликованных на этом сайте, допускается при условии обязательного размещения гиперссылки на источник публикации mirnov.ru.

Мы используем файлы «cookie» для функционирования сайта. Если Вас это не устраивает, пожалуйста, покиньте сайт. Политика конфиденциальности

16+
Top.Mail.Ru