Сегодня 24 июля 2017 г., понедельник, 07:49USD 58.93 -0.1498EUR 68.66 0.6586
Новости шоу бизнеса. Откровения звезд

«У меня после каждой картины были неприятности»

10 декабря 2014
hits 1751

На прошлой неделе не стало Геннадия Полоки. Человека с очень непростой судьбой. Его картины стали классикой, но дались режиссеру кровью. Едва ли не каждый фильм - как хождение... даже не по мукам, а по минному полю.

За первую картину его чуть не посадили. Фильм «Республика ШКИД» год лежал на полке и вышел только после «обрезания». «Интервенция» с Высоцким в главной роли и вовсе пылилась 20 лет. Картину «Один из нас» чудом отстояли чекисты, а за ленту «Око за око» режиссера обвинили в шовинизме...

О перипетиях своей непростой судьбы Геннадий Полока в разные годы рассказывал корреспондентам «МН».

О ТОМ, КАК ЧУТЬ НЕ ПОСАДИЛИ

- Судьба моей первой картины оказалась трудной. Это был 1959 год: Каракумы, фильм о строительстве Турксиба. Руководители Турк­мении рассчитывали на Ленинскую премию, а я им там такого наснимал... В общем, посчитали, что не слишком хорошо я показал установление советской власти в Туркмении, пришли в ужас и картину не приняли. Мне же сказали: если не пересниму, то крепко об этом пожалею. Но мне было 29 лет - легкомысленный молодой человек, смелый. В общем, я продолжал в том же духе, ни на кого не реагировал. Кончилось тем, что картину остановили, меня отстранили. Я написал письмо министру культуры Фурцевой. Она собрала большой худсовет, в который вошли корифеи нашего кино: Пырьев, Козинцев, Зархи, Хейфиц, Райзман. Они посмотрели материал, признали фильм хорошим, качественным. Но туркменское руководство продолжало со мной бороться, против меня сфабриковали дело, «пришили» четыре статьи, в том числе и «призыв к пересмотру границ», а это 15 лет лагерей. Следствие тянулось год. И все-таки меня оправдали - и Пырьев помог, и Фурцева.

У меня после каждой картины были неприятности

О ПОЛОВЫХ ПРОБЛЕМАХ ШКИДОВЦЕВ

- Все понимали, что играть беспризорников могут только сами беспризорники. Мне пришлось искать ребят в детских колониях, привозить их на съемки. Ответственность огромная. Конечно, не просто работать с беспризорниками. Помню, снимаю сцену - а за моей спиной уже милиционеры стоят. Пришли, значит, за одним из них... И все-таки больших проблем с ребятами не было. Мало того, они меня несколько раз просто спасали. Помню, пришли на съемки пионеры. Так это было настоящее стихийное бедствие! Они лазали по приборам, мешали работать, вожатые справиться с ними никак не могли. Что делать? И вот что я придумал. Разделил пионеров на десятки и над каждым поставил беспризорника-шкидовца. Результат - идеальный порядок.

Был и еще один опасный момент. У меня же снимались подростки - половое созревание как раз происходит в этот период. И вот я почувствовал, что во время съемок среди шкидовцев пошла гомосексуальная тема. Я их всех собрал и говорю: «Ребята, вы понимаете, если это обнаружится, съемки остановят». И они сами разобрались - выяснили, откуда ветер дует. Был такой паренек на съемках по кличке Кривуля, он склонял к этому делу маленьких, семилетних ребятишек. И шкидовцы сами его со съемок выгнали...

У меня после каждой картины были неприятности

ОБ АЛКОГОЛИЗМЕ ВЫСОЦКОГО

- «Интервенцию» запретили не из-за Высоцкого, а из-за того, что из темы революции я сделал балаган. А Высоцкий?.. Говорят, мол, алкоголиком был. Но послушайте, что такое алкоголизм Высоцкого? У него случались запои, срывы болезненные. Но это свойственно творческим натурам... Наши отношения и после съемок продолжились. Вот мне нужно было «спрятаться» - навязывали опять какую-то пионерскую картину, и он меня устроил в больницу, в которой сам не раз лежал. В этой больнице был такой невропатолог Балаян, который попросту прятал нас. Потом я и жил у Володи какое-то время, когда оказался бездомным. У меня ведь после каждой картины были неприятности...

О ЗАСТУПНИЧЕСТВЕ ЛУКАШЕНКО

- Моя последняя картина «Око за око» снималась совместно с белорусами. Посреди съемок на меня написали донос. И я вспомнил советское время, мне стало страшно... Что в доносе? Якобы я снимаю шовинистическую картину. Съемки прекратили, белорусы потребовали деньги назад. Я написал письмо, которое дошло до Лукашенко. И вот назначили просмотр материала, но без меня - актер Гостюхин там меня представлял. Во время просмотра Лукашенко повернулся к автору доноса - а это был председатель комитета по культуре местного парламента - и спросил: «Ну где здесь белорусов унижают? Покажи мне пальцем, мы посмотрим». Ничего такого они там не нашли. А мы потеряли два с половиной месяца съемочного процесса и около трехсот тысяч долларов... А потом оказалось, что должны и вовсе полмиллиона. Когда съемки уже были в полном разгаре, наш инвестор сбежал за границу. И это не единственный такой случай. Так что я бы сказал, что сегодня положение в кино много хуже, чем в советское время. Тогда хоть был эзопов язык - ведь Панфилов и Шукшин не воспевали советскую власть. А сейчас они бы и вовсе не снимали - им бы просто не дали денег...

Подготовили Ксения Позднякова, Андрей Князев

Фото: Г.Усоев

 

Просмотров: 1751
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Ирина Алферова: «Играю только саму себя» Далее в рубрике Ирина Алферова: «Играю только саму себя»


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.