Общественные и социальные новости
1810

Врача превратили в продавца пилюль

Врача превратили в продавца пилюль

Евгений Кузнецов, 48-летний хирург-эндоскопист из Ижевска, неожиданно сообщил пациентам, что прерывает многолетнюю профессиональную деятельность, потому что совесть не позволяет ему продолжать работать. Мы нашли Евгения Павловича и спросили, что именно побудило его, успешного доктора, заведующего эндоскопическим отделением, кандидата медицинских наук и автора более 90 печатных работ, оставить любимую работу.

- Повод был. Власть, войдя во вкус реформ, стала обращаться с нами как с оловянными солдатиками, на смену лечения больных пришла бюрократия, а некомпетентность стала отливаться в гранит. В результате медицины на душу населения все меньше, а бессмысленной деятельности вокруг нее все больше.

Своими нескончаемыми новациями государство разобщило меня с моими пациентами. Оно не желает видеть в больном живого человека, требуя, чтобы и я перестал видеть в нем страдающего человека, личность и душу.

Последние годы все развитие медицины в России свелось к покупкам и откатам. Купили томографы, сканеры, анализаторы... А такие «расходные материалы», как ум, честь и совесть, не купили. Не продаются они.

Врачи и больные по-разному, но в равной степени заморочены, запуганы, дезориентированы, видят мир и друг друга как через кокон мнимой реальности, не замечая этого. Мне стало стыдно за свою корпорацию, которая запрещает рассуждать, но обязывает исполнять функцию, соблюдать стандарт, даже если пациент нестандартный.

А я не могу делать то, что предусмотрено стандартом. Зачастую, если следовать его логике, больной может погибнуть. Находиться в этом «шапито-шоу» стало неуместно, и я ушел. Врачом же я никогда не перестану быть - это мой способ взаимодействия с миром и людьми. Я минимизировал свою причастность к государственному здравоохранению. Но больные не отпускают, и приходится вести прием тех, кто об этом просит. Находясь в долгосрочном отпуске за свой счет, я делаю это не за жалованье, а за интерес, когда удобно мне и больному, и получаю от этого огромное удовольствие.

- Как долго будет продолжаться такой альтруизм?

- Я же не ушел из медицины в глобальном смысле. Я вернусь в другом обличье. Просто очень трудно оперировать прямую кишку, находясь внутри нее.

- Неужели настолько плохи дела в здравоохранении, что ему поможет только оперативное вмешательство?

- Наша медицина обесчеловечилась. С маниакальным упорством насаждается система, в которой нет места живым отношениям живых людей. Цифровые технологии превращают врачей и больных в файлы, а само здравоохранение - в некую виртуальную реальность, в которой виртуальный врач добивается от больного виртуального излечения, а если случается виртуальный летальный исход, он не имеет психологических издержек. В этом царстве цифровых теней гораздо легче добиться успеха и подготовить правильные отчеты. Вот только больной не игрушка: кровь и какашки в нем очень даже вещественные. Я не хочу играть по правилам, противоречащим здравому смыслу.

- В прошлом году педиатры двух поликлиник Ижевска жаловались на переработки и устроили итальянскую забастовку, прогремевшую на всю страну. Теперь вы сообщили своим пациентам, что уходите, и ваше обращение к пациентам, стремительно разлетевшись по интернету, имело эффект, который обычно случается после громких заявлений... Тенденция, однако.

- В здравоохранении Удмуртии не все так уж плохо, и есть кем и чем гордиться, хотя есть и чего стыдиться. Дело не в этом. Мы - маленький регион, и здесь любая глупость стразу становится очевидна. Может, благодаря небольшой территории Удмуртия быстрее других наелась прелестей «отмодернизированной» государственной медицины, а сама система продолжает держаться только за счет не до конца вычерпанного ресурса правильно мотивированных докторов. Количество «громких заявлений» и разнообразная активность медиков Удмуртии - симптом вовсе не тревожный, а обнадеживающий. Если организм лихорадит, значит, он борется с болезнью.

- Похоже, не все хотят вылечиться. Кого-то вполне устраивает перманентное нездоровое состояние. чиновников от медицины например.

- Действительно, беда не в самом здравоохранении, а в способах управления им, в некомпетентности и нежелании работать отдельных лиц в нашем Минздраве и среди главврачей. У них мотивация не соответствует занимаемой должности: их интересуют лишь финансовые потоки, а не выздоровление больных. К примеру, однажды желание быстрых денег побудило нашего главврача вступить в сепаратный сговор с одним ритуальным бюро. Сомнительная сделка была реализована идиотским образом: бабуси, пришедшие утром в регистратуру, получали свои амбулаторные карты с довеском - личной льготной картой ритуального бюро, обещавшей предъявителю скидку 10%.

- В своем обращении к пациентам вы писали: «Медицина превратилась в отрасль экономики и стала частью глобальной мошеннической схемы с элементами сетевого маркетинга». Звучит чудовищно!

- Когда я учился и даже когда начинал работать в конце 80-х, медицина оставалась службой, которая не должна была иметь экономического эффекта, потому что ее главным эффектом считались воспроизводство населения, сохранение генофонда и обеспечение биологической, социальной и психологической безопасности страны. Так было до начала 90-х. Сегодня медицинская помощь скукожилась до «медицинских услуг», польза заменилась выгодой, санпросветработа - наглой рекламой, а врача превращают в продавца патентованных пилюль.

- Но это же путь в никуда...

- Из союзников, вместе борющихся с недугом, больной и врач превращаются в заклятых врагов, когда первый пытается вырвать свою «услугу» из лап ОМС или частной клиники, а второй избавиться от пациента, выписывая ворох неисполнимых и бесполезных направлений. Я был и есть советский врач, и я перпендикулярен системе, медико-экономические стандарты и инструктивно-технологический подход которой губят индивидуальный лечебный процесс, оказываясь бесполезными там, где заболевание не вписывается «в рамки». Горе тому больному, для болезни которого не разработан тариф ОМС.

- У вас нет ощущения, что вы Дон Кихот, один в поле воин?

- После дискуссии в интернете и СМИ выяснилось, что таких, как я, много. Я не испытываю никакого пессимизма, потому что эффект от письма получился, скажем так, продуктивный. Интересно, что большое число людей были уверены: доктор Кузнецов работает в их родном городе - Москве, Перми или Саратове. Выходит, моя проблема - отражение системного процесса. Но главное - оказалось, что у меня много единомышленников, а значит, есть источники регенерации. Чтобы остановить эпидемию обесчеловечивания, дегуманизации, необходимо инфицировать людей порядочностью. Порядочность - как йогуртовая культура: ее долго и упорно надо взращивать и выдерживать при определенной температуре. В противном случае продукт портится и протухает.

Елена Хакимова

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)

© 2020. Сетевое издание «Мир Новостей». Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-58901 от 05.08.2014 г.

Свободное использование в Интернет-пространстве текстов, фото и видеоматериалов, опубликованных на этом сайте, допускается при условии обязательного размещения гиперссылки на источник публикации mirnov.ru.

Мы используем файлы «cookie» для функционирования сайта. Если Вас это не устраивает, пожалуйста, покиньте сайт. Политика конфиденциальности

16+
Top.Mail.Ru