Власть и закон
1763

Один в поле

Один в поле

Странные порой возникают аналогии.

Во время очередной пресс-конференции президента России в Манеже вдруг вспомнились провальные решающие матчи нашей футбольной сборной на международных турнирах. Специалисты утверждали, что наши игроки были не слабее, но оробели перед именитым соперником и просто забыли играть в футбол, то есть делать свое дело.

Журналисты, придя на пресс-конференцию, выполняли свою работу, точнее, считали, что выполняют. Острых сюжетов на пресс-конференции было негусто. И именно это свидетельствует, увы, о качестве работы журналистского сообщества.

Четыре часа представители СМИ общались с первым лицом государства. И каков сухой остаток? Хочется верить, что его нащупают хотя бы те представители региональной прессы, которые пришли в Манеж к В. Путину с конкретными просьбами.

Журналистка из Волгограда попросила помочь с реставрацией памятников Великой Отечественной войны и с развитием производства системы экзоскелет, очень важной для инвалидов. Удивительно слышать, что региональные власти не могут сами решить столь важные, но не суперзатратные проблемы.

Не менее удивительно выглядело выступление журналистки из Бурятии, рассказавшей, что накануне пресс-конференции в столице региона была авария на ТЭЦ, в результате полгорода оказалось без тепла при температуре под минус 30 градусов! Путин, конечно, пообещал: «Закончим и сразу будем разбираться!» Но разве в нормальной стране нужно докричаться до президента, чтобы местные коммунальщики не заморозили полгорода?!

Обращения к президенту показывают, что построенная вертикаль власти, загнав во фрунт всех местных начальников, вынуждает главу государства заниматься даже ремонтом котельной в глухом сибирском поселке. А где местные бонзы?

Нашлись, правда, в зале отдельные профессионалы, сумевшие точно и остро сформулировать вопросы, отвечать на которые по рангу именно президенту страны. Наблюдатели отметили корреспондента Русской службы Би-би-си Петра Козлова. «Скажите, что такого произошло в России за последнее время, что в ней стремительно и так существенно выросло число тех, кого власти считают экстремистами, нежелательными организациями и иностранными агентами?»

Пожалуй, лишь тут В. Путину пришлось включить свой полемический ресурс и рассказать расхожую версию, что закон об иноагентах появился в США еще в 30-х годах, действует сегодня и нормы его якобы куда суровее, чем в РФ.

И мало кто заметил вопрос дамы с «белого и пушистого» ТВ-канала «Культура». Она поинтересовалась критериями, которые позволяют отделить преследуемую властями «пропаганду экстремизма» от права художника на творчество. Путин вынужден был использовать стандартный тезис: мол, свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. Но какими линейками меряют эти свободы суды по «экстремистским» делам?!

Потенциально взрывным мог бы стать и еще один вопрос - официозного телеканала «Россия-24» - об огромной, в 100 млрд рублей, задолженности корпорации «Роснано». Почему возникла и что дальше? Если бы журналистка не постеснялась продвинуться на шаг и спросить у президента об ответственности за эти долги А. Чубайса - не погасит ли он их из своего кармана, - полстраны слушало бы ответ В. Путина стоя. Но не довелось: Чубайс и сегодня неприкасаемый!

Путин продемонстрировал навык переключать на столь острых поворотах разговор на наших «западных партнеров»: мол, не только в России все плохо, у них тоже! И как с этим спорить?!

Но отдельные «подвиги» журналистов были редким исключением в Манеже. Большинство настойчиво пыталось не перешагивать черту и отметиться лишь по местной повестке. Корреспондент из Казани жаловался на реализацию программы выделения участков для многодетных семей. Журналист «Марийской правды» предлагала усовершенствовать закон о народных художественных промыслах. Из Барнаула настучали, что региональные власти запоздали с подготовкой к зиме. Словно бы президент должен был их подгонять?!

Глупо выглядел интерес телекомментатора Д. Губерниева, почему руководство США не поедет на Олимпиаду в Пекине. (Он один в зале не знал причину?!) Или пируэт журналиста из Вологды: «Каких подарков президент ждет от Деда Мороза?» Как известно, участники театральной массовки имитируют шум толпы, повторяя фразу «Что говорить, когда нечего говорить?». Стоило ехать из Вологды в Москву ради массовки?

Встречи представителей СМИ с президентом в последнее время, увы, малоинформативны. Сотрудники научились готовить В. Путину благостные справки о состоянии экономики и социальной сферы, которые звучат солидно, но ни о чем. Ряд экспертов даже утверждает, что такими справками услужливая челядь лишь подставляет главу государства, поскольку граждане в реальности видят совсем другую картинку действительности.

Так уж вышло (кто виноват?!), что именно президенту приходится отдуваться за миллионы нерадивых чиновников. Вопрос: и не надоело ему?! Не устал биться один против тысяч бездельников и коррупционеров, которые должны решать вопросы и отвечать за любые последствия?

Григорий Алексеев.

Фото: KREMLIN.RU

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.

Поделиться
Обсудить тему