Власть и закон
20565

Ни свободы, ни денег

Ни свободы, ни денег

Похоже, приехали! Третье лицо в государственной иерархии, спикер Совета Федерации пообещала устроить протестную акцию, за которую обычных граждан хватают и тащат в кутузку. 

Прямо так и заявила: «Свободу бизнесу! Если не будет свободы бизнеса, ничего не будет. Возьму плакат и пойду к правительству с плакатом».

На недавнем заседании Совета законодателей в Питере, где одним из ключевых вопросов было состояние российской экономики, Валентина Ивановна с присущей ей эмоциональностью вещала: «В России народ такой предприимчивый, дайте людям возможность: пусть кто-то вышивает, кто-то пирожки печет, кто-то там сапоги шьет... Не трогайте сейчас никого, пусть сами себя кормят и еще какие-то рабочие места создают». По словам Матвиенко, именно это позволит более быстрыми темпами развивать экономику.

Идея, конечно, правильная, но в условиях российской жизни по каким-то таинственным и фундаментальным причинам труднореализуемая. Помнится, в начале 10-х годов на одном из сибирских экономических форумов два местных весьма влиятельных губернатора подкатились к тогдашнему вице-премьеру и главе Минфина Алексею Кудрину с просьбой. Дескать, туго у регионов с деньгами, не на что развиваться и у Центра якобы их тоже нет. Но дайте тогда нам хотя бы свободу - налоговые льготы, регуляторные послабления, снимите часть ограничений, и мы сами попробуем выбраться на дорогу к светлому будущему.

Но Кудрин лишь усмехнулся в ответ, покачав головой. Прямо по Пушкину А.С.: «Ничего не сказала рыбка, только хвостиком махнула...»

Вспоминается также, как в бытность президентом России Дмитрий Медведев призывал дать волю предпринимателям: «Замучили проверки и всякого рода наезды по коммерческим наводкам. Вообще надо, чтобы и наши правоохранительные органы, и органы власти перестали кошмарить бизнес». Но до реализации этого требования главы государства (!) так и не дошло.

Шесть лет спустя уже премьер Д. Медведев повторил его: «Добросовестные предприниматели должны быть под защитой закона, их нужно максимально поддерживать и поощрять. Недопустимы любые попытки кошмарить бизнес».

Подчеркнем, что речь шла даже не о свободе предпринимательства, а о прекращении жесточайшего давления на бизнесменов со стороны органов власти и правоохранителей, которое связывает их по рукам и ногам. Но и этот минимум оказался недостижим.

Резким и весьма символичным диссонансом выступления В. Матвиенко были заявления главы Счетной палаты Алексея Кудрина. С унылым видом он констатировал, что «в ближайшие два года» экономику России ждут «очень серьезные вызовы». Реальные доходы региональных бюджетов упадут, реальные доходы граждан - тоже. Он назвал некоторые цифры из подготовленного Минэкономразвития прогноза социально-экономического развития страны, которые, конечно же, не обрадовали. Падение ВВП по базовому сценарию в 2022 году составит 8,8%, а по консервативному, то есть более негативному, - 12,4%. «Даже если мы попадем в эту вилку (между 8,8 и 12,4 процента), а неопределенности сейчас очень большие, это будет падение больше, чем в кризис 2008-2009 годов, и больше, чем в пандемийный кризис», - заявил Кудрин. Он считает, что «почти полтора-два года мы будем жить в очень сложной ситуации, и потому очень важно оценить правильно свои силы и ресурсы». Кажется, «золотая рыбка» снова махнула на идею свободы для бизнеса.

Назвав цену антикризисной политики правительства более чем 4 трлн рублей, Кудрин указал-таки «светлый путь»: «Мы переходим, по сути, к периоду структурных решений и изменения модели госуправления, иногда вынужденного».

Коли речь зашла о моделях госуправления, взглянем чуть подробнее. В ходе Апрельской международной научной конференции Высшей школы экономики обнаружились любопытные факты. На фоне разгула западных санкций отечественный бизнес (особенно крупный), как водится, кинулся за поддержкой в правительство, или, как сформулировали эксперты, «формирует избыточный запрос на участие государства в развитии предпринимательства». Однако одновременно господа капиталисты стали требовать от властей дерегулирования и предпринимательских свобод.

Это как запрячь в одну телегу коня и трепетную лань! То есть предполагается одновременное включение двух моделей развития - мобилизационной и рыночной! Аналитики очень сомневаются, что такое у нас возможно. Кажется, даже правительство не рассматривает подобное сочетание, предпочитая адаптировать свою стратегию (или как там у них это называется?!) к западным санкциям и оказывая персональные услуги отраслевым лобби.

Декан экономического факультета МГУ Александр Аузан отмечает, что сочетать мобилизационную и предпринимательскую экономику возможно, но это конфликтно, поскольку включается два регулятора - цены и директивы - и исторически ведет к плановой экономике.

Тем более что если рыночная модель - в ее не самом лучшем варианте - нашим чиновникам относительно знакома, то мобилизационная модель требует принципиально иных навыков, методов управления и, что главное, политической воли. Пока топ-чиновники из кабмина подобного не демонстрировали. А поддержка властями мобилизационной модели без долгосрочных ориентиров будет лишь фиксировать неэффективную структуру экономики.

Короче, пока от властей бизнесу ни свобод, ни денег. Неужели Валентине Ивановне придется с плакатом в руках организовать пикет у здания правительства?!

Григорий Алексеев.

Фото: PIXABAY

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.