Власть и закон
1224

Иноагенты: работа над ошибками

Иноагенты: работа над ошибками

Глава Совета по правам человека (СПЧ) Валерий Фадеев рассказал, что члены совета разработали и предложили внести поправки в законодательство об иноагентах.

Закон был принят 10 лет назад, но в последнее время так стремительно «улучшался» и дополнялся, что взбудоражил российское общество.

Вынужден был вмешаться президент. По итогам общения с членами СПЧ В. Путин поручил до 1 мая «проанализировать» применение «иноагентских» законов и «при необходимости представить предложения» по их изменению. Ответственными кроме Валерия Фадеева назначены министр юстиции Константин Чуйченко, генпрокурор Игорь Краснов, руководитель Роскомнадзора Андрей Липов и глава Союза журналистов России Владимир Соловьев.

Солидная компания. Да и понятно: в новой истории РФ трудно вспомнить более неадекватный законопроект, который власти «усовершенствовали» до полного правового беспредела! И теперь предстоит работа над ошибками.

Термин «иностранный агент» появился в российском законодательстве в 2012 году. В ускоренном порядке были приняты поправки в закон «О некоммерческих организациях». В иностранные агенты записали НКО, которые занимаются «политической деятельностью» и получают финансирование от иностранных государств, организаций граждан и международных организаций. Их обязали самостоятельно регистрироваться в Минюсте, регулярно представлять подробные отчеты о финансировании и расходах, сдавать аудиторскую отчетность и специальным образом маркировать свои публикации в интернете и СМИ.

Но далее норма быстро ужесточалась. Во второй половине 2014-го Минюст получил право самостоятельно признавать организации иностранными агентами. Закон стали применять активнее и шире - в реестр попали и СМИ, и отдельные граждане.

Все выглядело как отчаянная борьба государства с проникновением в РФ иностранных подрывных структур: то ли шпионов, то ли идеологических диверсантов. Но уже тогда все официальные ограничения на так называемых иноагентов шли против здравого смысла.

Если НКО несут заразу с Запада, так и работайте с ними в рамках Уголовного кодекса! Отслеживайте каналы финансирования, внедрение в страну резидентов спецслужб, подкидывайте дезинформацию - держите врагов под колпаком. Как в шпионских романах! Иначе одних закроете - появятся другие, и еще побегай за ними, найди и разоблачи!

Но наши чиновники решили пойти своим путем. Выбрали свои тропинки, протоптанные, увы, очень криво.

Тут налицо как минимум две исторические аналогии. Наши столоначальники почти хвастаются, что закон об иностранных агентах написали в США еще в 1938 году в качестве реакции на пропагандистские усилия иностранных государств (в основном Германии) с целью деморализовать страну в преддверии приближавшейся мировой войны. С тех пор закон подвергся значительной переделке.

Наши придворные юристы, сравнивая наш и американский варианты, хвастаются, что в РФ эти нормы мягче и демократичнее. Что еще они бы могли сказать?! У юристов независимых другая позиция: кроме словосочетания «иностранные агенты» эти документы не имеют ничего общего.

«В США в качестве иностранных агентов должны регистрироваться представители иностранных правительств, политических партий, которые продвигают их интересы, - утверждает юрист СПб ОО «Гражданский контроль» Ольга Старцева. - Эти люди или организации встречаются с американскими депутатами и чиновниками, получают и распространяют гранты и иные денежные потоки в интересах своей (!) страны или партии. Влияние на непосредственное принятие государственных решений является непременным признаком иностранных агентов».

То есть в США иноагенты - те, кто либо открыто работает на другие государства, либо эта связь очевидна, прозрачна и легко доказуема. Да и лейбл этот не несет никакого негатива, а некоторые агенты даже гордятся им. В РФ такой ярлык - почти ругательство, подозрение во вредительстве, и наклеен он может быть практически любому гражданину. Сразу вспоминается понятие «враг народа», введенное в практику даже не в 30-х, а в 20-х годах прошлого века.

«Этот термин сразу освобождал от необходимости всяких доказательств идейной неправоты человека или людей, с которыми ты ведешь полемику: он давал возможность всякого, кто в чем-то не согласен со Сталиным, кто был только заподозрен во враждебных намерениях, всякого, кто был просто оклеветан, подвергнуть самым жестоким репрессиям с нарушением всяких норм революционной законности, - говорил Никита Хрущев в своем докладе на XX съезде КПСС. - Понятие «враг народа», по существу, уже снимало, исключало возможность какой-либо идейной борьбы или выражения своего мнения по тем или иным вопросам даже практического значения».

Круто? Но сравнение лежит на поверхности, и от него никуда не деться. Сейчас в России назначают иноагентами, не предъявляя аргументов и доказательств, и оспорить этот вердикт никому не удавалось. Таким образом, российская действительность снова иллюстрирует давнее правило: «История учит только тому, что ничему не учит».

Сегодня в России быстро растут ряды тех, кто выступает против закона об иноагентах. В обществе уже поняли, что он может ударить любого и без каких-либо серьезных оснований. Глава СПЧ Валерий Фадеев озвучил предложения совета, касающиеся СМИ-иноагентов: снизить административную нагрузку на редакции, уведомлять главных редакторов и издателей о рисках заранее, не считать международные премии «иностранным финансированием» и четко закрепить в законе его допустимую «минимальную долю» для каждого СМИ.

Но это лишь малая доля изменений, которые предлагает общественность. Доработкой законодательства займется некая рабочая группа, куратором которой станет Минюст. Справятся ли там с объемом работы?

Или стоит послушать совета известного юриста Елены Лукьяновой: «В таком виде и при столь изысканном правоприменении закон вообще не имеет права на существование. Лучше всего его отменить полностью. Данная прическа может быть исправлена только путем отрезания головы».

Григорий Алексеев.

Фото: ADOBE STOCK

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.