Сегодня мы предлагаем воспользоваться льготными условиями для размещения рекламных материалов Вашей компании у нас на сайте и газете "Мир новостей"! Обращайтесь по адресу: adv@mirnov.ru.
Общественные и социальные новости
2832

Владимир Соловьев: «Нам удалось пережить самые опасные месяцы кризиса»

Владимир Соловьев: «Нам удалось пережить самые опасные месяцы кризиса»

19 сентября в Сочи открылся 24-й по счету Форум современной журналистики «Вся Россия».

Накануне этого знаменательного события председатель Союза журналистов России Владимир Соловьев дал это интервью специально для информационного портала «Мир новостей».

КОРОНАВИРУС – УНИКАЛЬНЫЙ ОПЫТ ДЛЯ КАЖДОГО ЖУРНАЛИСТА

- Владимир Геннадиевич, нынешний год, как ни крути, проходит под знаком Covid-2019. Не обошел он стороной, думаю, и СЖР. Отсюда – первая серия вопросов, что называется, скопом. Какой отпечаток наложила пандемия на деятельность Союза? Какие новые формы работы привнесла? Можете ли вы в определенном смысле согласиться с народной мудростью: не было бы счастья, да несчастье помогло? Если да, то на каких именно направлениях?

-Начнем с того, что это, хоть и тяжелый, но уникальный опыт для каждого журналиста. Говорят, такое раз в сто лет случается…

По сути, журналисты работали в формате мобилизации. Как на войне. Многие из коллег должны были для себя решить войти в «красную зону».

Что касается аппарата Союза, то мы довольно быстро и легко перешли на удаленку, научились активно работать в онлайн-формате. При этом руководители СЖР, секретари продолжали, как и до карантина, трудиться в офисе на Зубовском. Более того, несмотря на сложную ситуацию во всем мире, вызванную пандемией, нам удавалось, что называется, вырываться в командировки.

Так, еще в начале года приняли участие в столетии Красноярской журналистской организации, после чего, уже в феврале, вместе с секретарем СЖР Тимуром Шафиром побывали в Иране по приглашению журналистских организаций этой страны. По стечению обстоятельств, как только мы из Ирана уехали, там объявился коронавирус, люди массово заболевали.

Нечто подобное имело место и в Болгарии, куда мы прибыли для участия в международной конференции. Когда приехали на Шипку поклониться нашим воинам, выкроил минутку, чтобы заглянуть в сувенирный магазин и увидел, как продавщица с ужасом смотрит на экран телевизора, где диктор объявляет: мол, только что в Габрово два человека заболели коронавирусом. А мы еще вчера там ночевали! Прилетели 9 марта из Болгарии. А 10 марта уже всех, кто прилетел из-за границы, сажали на карантин.

ПАНДЕМИЯ ПОДНЯЛА ДОВЕРИЕ АУДИТОРИИ К ОФИЦИАЛЬНЫМ СМИ

- Ну, а насчет «не было бы счастья, да несчастье помогло»…

- Я вам так скажу. По данным социологии, во время пандемии и вызванных им карантинных мероприятий резко возросло доверие аудитории к официальным СМИ. И это очень важно. Этот кредит доверия нельзя растерять. Даже молодые люди, которые не подозревали, что существуют газеты в печатном формате, телепрограммы «Время», «Вести», «Новости», сидели дома и с интересом смотрели. Так много фейков появилось в сетях, в телеграм-каналах, в других неформальных СМИ, что люди стремились к тому, чтобы верифицировать то, что они слышат. Они наблюдали за тем, как об этом говорят профессиональные журналисты. Количество часов смотрения резко увеличилось. Но при этом начал падать рекламный рынок. Он продолжает падать достаточно резко. В США упал на 30 с лишним процентов во всех СМИ. Во многих странах под 40 процентов он упал. У нас же это снижение значительно меньше.

ПОТЕРИ ОЩУТИМЫЕ

- Злосчастный Covid, как известно, унес около миллиона жителей планеты. Есть, к сожалению, потери и среди нашего брата…

- … и потери ощутимые. Во всем мире больше 60 журналистов скончались от этой заразы. Мы в России потеряли семерых. Более 500 переболели короной в легкой форме.

- При этом имеются жертвы в лице отдельных СМИ. Ведёт ли СЖР учёт этим потерям?

- Сейчас мы пытаемся прояснить окончательную картину последствий, связанных с пандемией, и представить ее на нашем форуме (Форум современной журналистики «Вся России-2020», проходил в Сочи с 19 по 25 сентября. - Ред.). Знаю, что чуть было не закрылась радиостанция «Серебряный дождь» в связи с нехваткой денег из-за снижения объема рекламы, о чем на официальном YouTube-канале радио заявил его основатель Дмитрий Савицкий. Но не зря же говорят: «чуть-чуть» не считается – в итоге, радиостанция смогла пережить кризис. Был момент, когда несколько центральных московских газет, в том числе «Ведомости», РБК и «Известия» стали выходить только в интернете, временно отказавшись от бумажных версий своих изданий. В основном же, большая часть СМИ смогла выжить.

ЦИФРА

Согласно оценке замглавы Минкомсвязи Алексея Волина, потери медиарынка в этом году составят около 100 млрд рублей — это четверть всех прогнозируемых доходов.

БОРОРЛИСЬ ВСЕМ МИРОМ

- Выживали сильнейшие? В соответствии с широко известным в природе естественным отбором? 

- Я бы не стал утверждать столь категорично. Как только стало ясно, что экономический ущерб от коронавируса больно ударит и по СМИ, многие из которых не смогут этого пережить, мы определили, что главная наша задача в это тяжелое время – защита отрасли. Уже 4 апреля совместно с Национальной ассоциацией телевещателей, которую возглавляет Эдуард Михайлович Сагалаев, СЖР обратился с подробным письмом к премьер-министру Мишустину. Кроме того, Юля Загитова (секретарь СЖР. – Ред.) и ее команда опросили больше 600 СМИ по всей стране, в каком состоянии они находятся. С результатами этого опроса я ознакомил участников онлайн-заседания профильного комитета Госдумы, возглавляемого Александром Хинштейном, который также направил соответствующее письмо премьеру. Вслед за этим аналогичные обращения главе правительства направили Торгово-промышленная палата, «Общероссийский народный фронт», главы некоторых регионов.

Работа не останавливалась ни на минуту. Я сам постоянно «висел» на связи 24 часа в сутки. Все время звонки, включения через Zoom, множество видеоконференций и вебинаров, телефонные переговоры. Я, в том числе и как член Совета по правам человека, участвовал в принятии решений, в обсуждениях.

Навалились, как говорится, всем миром и, в результате, получили правительственное постановление, признающее сферу СМИ наиболее пострадавшей от пандемии отраслью со всеми вытекающими отсюда положительными последствиями. После чего многие СМИ – от журнала «Мурзилка» до телеканала «Дождь» - стали получать различную помощь от государства...

- … а вы - благодарственные письма от коллег за то, что удалось-таки, как сами выразились, впрыгнуть в последний вагон уходящего поезда.

- Это заслуга многих людей. Хотя мы… да, были инициаторами. Когда стало ясно, что некоторые СМИ, чья форма регистрации – ОКВЭД – не совпадает с указанной в постановлении правительства (от 3 апреля 2020 года №434, которым утверждён перечень отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших в результате распространения новой коронавирусной инфекции. – Ред.) и, стало быть, не смогут рассчитывать на государственную поддержку, мы стали над этим активно работать, в том числе совместно с Министерством цифрового развития, связи и массовых коммуникаций. Нам очень помог замглавы этого ведомства, курирующий СМИ, Алексей Константинович Волин. Собирались несколько раз вместе у него в кабинете и пытались «расчистить» эту историю. Проводили много встреч, ездили и говорили на разных уровнях с представителями общественных организаций, Госдумы, Администрации президента. Это мы считали своей главной задачей. И по множеству СМИ удалось вопрос решить. По сути, только 3-4 процента из тех, которые значились в сформированных нами списках и имели право на помощь, получить ее не смогли.

- Этим СМИ поможет сам Союз?

- К сожалению, СЖР не Минфин, материальную помощь мы оказать не можем. Хотя бывают редкие исключения. Когда, например, после наводнений в Тулуне редакции двух местных газет просто затопило, и у них вся техника вышла из строя, СЖР смог им частично помочь. Во многих других случаях мы сохраняем надежду, что терпящим бедствие СМИ (тем более - от пандемии) руку помощи протянут, в первую очередь, местные власти.

ЖУРНАЛИСТИКА И ВЛАСТЬ

- Самое время, Владимир Геннадиевич, поговорить о роли федеральной власти в нашей истории – имею в виду историю журналистики. Как видим, именно власть решает, дать или не дать денег газете или телеканалу, используя в одном случае механизм злосчастных ОКВЭДов (ОКВЭД - Общероссийский классификатор видов экономической деятельности. – Ред.), но не учитывая сам факт государственной регистрации СМИ, в другом же, и тут я вынужден вернуться к развернувшейся в соцсетях широкой дискуссии на эту острую тему, - присвоить или нет выстраданное Союзом за два десятилетия профессиональное звание «Заслуженный журналист России» тому или иному персонажу. По логике вещей - так я считаю - последнее слово в этом сугубо корпоративном вопросе – кого считать заслуженным журналистом? - должен решать коллектив, в котором этот потенциальный соискатель звания трудится, на глазах которого растет и развивается. На самом деле, быть ли тебе заслуженным, решают сидельцы высоких чиновничьих кабинетов. Причем главным условием получения этого звания является обладание соискателем хоть какой-нибудь государственной награды или приравниваемой к ней Почетной грамоты (от президента, например). В противном случае, ни один из журналистов, будь он семи пядей во лбу и трижды заслуженный в журналистских кругах, ничего не получит. Что вы можете сказать по этому поводу?

- Я слежу за этой дискуссией, и знаю, что есть претензии у коллег. Соглашусь, пожалуй, что не всегда понятна логика. Но такова уж логика государственной системы награждений.

Знаю, что через всю нашу бюрократию это проходит достаточно долго. Действительно, нам с немалым трудом удалось выбить два этих звания – «Заслуженный журналист России» и «Заслуженный работник связи и информации». А дальше они идут как госнаграды, и мы уже не можем вмешиваться ввиду годами выстроенной системы. Хотя я часто пишу письма поддержки, чтобы заслуженных коллег наградили. Что-то иногда получается. А если кому-то однажды не удалось добиться присвоения такого звания, надо пробовать еще раз.

Кстати говоря, до сих пор не вручены соответствующие нагрудные знаки отличия первой группе уже получивших в соответствии с указом президента это профессиональное звание, в числе которых Ясен Засурский, Павел Гусев, Евгений Поддубный, Эдуард Сагалаев и другие известные коллеги. Но тут причина другая. Планировали поначалу подгадать с их награждением под какое-то событие. Мы, например, готовы были это сделать в марте, в рамках опять же широко планировавшегося празднования столетнего юбилея Центрального дома журналистов. Уже шли разговоры, что к нам приедет президент и лично наградит первую группу наших коллег. Но все планы перечеркнул коронавирус. С той поры я все время напоминаю об этом сотрудникам пресс-службыпрезидента, они говорят, что помнят об этом и обязательно организуют вручение нагрудных знаков их обладателям подобающим данному событию образом.

ДОМЖУР ВЕРНЕТ СЕБЕ ВНЕШНОСТЬ XIX ВЕКА

- Раз уж вы вспомнили о столетии Домжура, скажите несколько слов о начавшемся там капремонте.

- Он продлится до конца 2022 года. За это время историческое здание Домжура восстановят в его изначальном состоянии, относящемся к середине XIX века. Это будет роскошный дворец с деревянными и каменными паркетами, с шикарной мраморной лестницей, с восстановленными в прежней цветовой гамме аутентичными люстрами, старинными залами.

- Ресторан-то останется?

- А как же без нашей знаменитости! Скажу больше – его пространство расширится за счет откопанных реставраторами сводов XVII-XVIII веков, благодаря которым и добавится места ресторану. При этом будет сделан выход из Большого зала на Калашный переулок, где он там раньше и был. И именно там мы сможем повесить вывеску «Ресторан».

- Значит ли это, что через главный вход в ресторан не зайдешь?

- И через главный можно будет, и с противоположной стороны тоже. А вообще, нас ждет в ДЖ еще много нового. Надеемся, что к концу 2022 года получим красивый, шикарный, роскошный наш дворец с оставшимся старым духом – наш Домжур.

- Меня все время подмывает спросить, а что это за долгострой появился справа от Домжура? Уже давно его обнесли забором - и…?

- В свое время на этом месте стоял «Соловьиный дом», в котором еще до революции жили многие композиторы. Потом это четырехэтажное здание снесли, а его, по сути, остатки в виде большой ямы уже в наше время приобрел небезызвестный Тельман Исмаилов, намеревавшийся построить здесь какой-то комплекс, часть которого уходила бы под землю. Но после того, как владелец Черкизона бежал из страны, эта территория оказалась сначала в руках какого-то банка, потом перешла к московскому правительству, которое, по нашим данным, пока ничего не собирается там строить. Тем временем одна из стен Домжура начинает клониться в сторону осыпающегося котлована. Вот у нас и возникла идея построить на этом месте наш центральный офис СЖР, который бы примыкал к Дому журналистов. Я говорил об этом на высоком уровне. Но пока это неподъемно и слишком сложно. Но я думаю, что и эта мечта когда-нибудь станет реальностью.

ОНЛАЙН-ФОРМАТ НЕ ЗАМЕНИТ ЛИЧНОЕ ОБЩЕНИЕ

- Дай-то, как говорится, бог! А пока, Владимир Геннадиевич, вернемся к делам более реальным. Говоря о том, что за время пандемии сотрудники аппарата СЖР «научились активно работать в онлайн», не предполагаете ли вы в недалеком будущем сделать удаленку приоритетной формой работы?

- В онлайне есть свои плюсы. Такой формат экономит много времени и денег. Дает возможность собирать любую аудиторию и из любой точки страны и мира. Мы, например, со своим курсом на 30-летие окончания журфака МГУ тоже собрались… в онлайне. Чокались друг с другом через экран компьютера. И таким вот необычным образом мы просидели четыре часа, разговаривались. Появились люди, которых мы не видели тридцать лет - из Америки, Израиля, Германии, других стран. Очень хорошее было общение.

При все при том, однако, ничто не может заменить личное, непосредственное общение – будь то педагога с учениками, будь то коллег между собой.

- Именно по этой причине вы не отказались от проведения очередного, 24-го Форума «Вся Россия»?

- Это было непросто, но все соскучились по личному общению. Это важная часть нашей работы и жизни, и полностью отказываться от нее мы не собираемся. Хотя, несомненно, останется и онлайн, тем более, что коронавирус дал возможность обкатать эту систему.

- Не задумывались, чтобы параллельно оффлайн-работе форума в Сочи делать онлайн-трансляции?

- Задумывались. И это будет. Будут съемки самых интересных лекций и творческих вечеров. Мы их точно все запишем и выставим на сайте СЖР. Будут и возможности прямой трансляции. Мы пробиваем каналы с хорошим интернетом. Может, будем запускать эту же трансляцию на нашем Ютуб-канале.

У нас будут все передовые технологии. Будет QR-код. Можно сделать для себя личное направление в программе форума и получить ориентацию, куда и когда идти. У нас будет специальный телеграм-канал, там будет постоянно коммуникация, анонсы. К этому каналу могут подключиться все желающие.

ТРАДИЦИИ, ОТ КОТОРЫХ НЕВОЗМОЖНО ОТКАЗАТЬСЯ

- Форум «Вся Россия» обязательно должен проводиться в Сочи?

- В свое время были попытки провести его в Воронеже, еще в каких-то городах центральной России. Это вызвало не очень большое желание приехать у большинства людей. Сложилась определенная традиция. Люди, особенно, если они из дальних регионов, где в это время уже вот-вот снег ляжет, хотят приехать в бархатный сезон к морю. Это впечатления на весь год. Это традиция, от которой невозможно отказаться.

- Говоря о традициях Союза, нельзя не вспомнить международную премию «Солидарность», ежегодно вручаемую журналистам, проявившим гражданское мужество в отстаивании свободы слова и преданным своему профессиональному долгу.

- В этом году церемония награждения прошла в Московской Государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Не многие могли собраться, сидели через одного, в масках. Тем не менее, это событие широко освещалось – о нем сообщили все центральные каналы и многие ведущие печатные СМИ. По сложившейся традиции, мы вручили ее одному иностранному журналисту, основателю WikiLeaks Джулиану Ассанжу, которому грозит пожизненное заключение или смертная казнь, и одному российскому – на сей раз выбор пал на известную правозащитницу, члена Совета по правам человека Еву Меркачеву, спецкора «Московского комсомольца». При этом и сам Ассанж, и Ева Меркачева заявили о том, что передают свою премию, а это эквивалент 100 тысячам рублей, в фонд семьям погибших журналистов. И 15 декабря, в день памяти, мы по традиции вновь соберем эти семьи, передадим им конверты с финансовой помощью, сформированной из средств спонсоров, а также из переданных в Фонд премий Джулиана Ассанжа и Евы Меркачевой.

Кстати говоря, в тот же день, на сцене Консерватории произошло еще одно знаменательное событие: вдовам погибших в Югославии тележурналистов Виктора Ногина и Геннадия Куренного были вручены ключи от новых автомобилей «Фольксваген Поло», на которых после церемонии их семьи и уехали.

Здесь я должен сообщить, что у СЖР появились новые меценаты в лице Союза борьбы дзюдо. Раньше они дарили машины и квартиры семьям погибших сотрудников правоохранительных органов и спецслужб, а теперь решили помогать семьям погибших журналистов. Обратились к нам с этой идеей, которую мы одобрили. Будем считать, что у нас появилась еще одна традиция. Во всяком случае, меценаты из Союза дзюдо твердо заявили, что будут это делать ежегодно. Отдельно хочу выразить свою благодарность председателю комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александру Евсеевичу Хинштейну, который стал инициатором этой традиции.

ЧТО ДАЕТ СОЮЗ? А ЧТО ТЫ ДАШЬ СОЮЗУ?

- Не мною замечено: о Союзе стали чаще говорить, вы сами, Владимир Геннадиевич, другие руководители СЖР стали чаще появляться на экранах ТВ, активно «светиться» в соцсетях. Союз стал другим.

- Союз меняется. В нашу организацию стали вступать много молодых, а также известных журналистов. Свое положительное, как ни странно, влияние оказал и карантин, во время которого журналисты, в отличие от многих других граждан, могли более-менее спокойно передвигаться по своим городам и весям, чему, скажу без ложной скромности, во многом поспособствовал СЖР. И сразу возросла ценность нашей корочки Союза журналистов. По всей стране люди свободно передвигались, показывая удостоверение Союза журналистов. Мне звонили с вопросом: как срочно вступить? Даже наш знаменитый фантаст Лукьяненко, мы с ним друзья в Фейсбуке, еще какие-то писатели, артисты

- Слышал, что даже целыми коллективами вступают.

- Практически вся редакция программы «Постскриптум» решила оформить документы на вступление в Союз. Я приезжал их поздравлять с 22-летием в эфире, вручил соответствующие награды Союза. Такое у всех приподнятое настроение было, желание влиться в нашу организацию… Знаю, что Катя Андреева хочет вступить, много другого телевизионного народа - тоже.

- Остаются, однако, еще люди из нашего цеха, которые до сих пор не могут решить, что дает членство в СЖР. У нас, в группе ветеранов-членов Международного клуба собкоров «Комсомолки», даже возникла острая дискуссия по этому поводу. Хотелось бы услышать ваше мнение на сей счет.

- И меня все время об этом спрашивают: что мне даст Союз? Я говорю: а что ты дашь Союзу? Тут надо иметь взаимную связь. Союз – это мощная сила у вас за спиной, которая всегда поможет. Несмотря на пандемию, мы недавно запустили Центр правовой защиты журналистов, куда пригласили нескольких очень опытных по СМИ юристов. Будем конкретно заниматься защитой коллег. Вплоть до сопровождения в судах, до решения любых вопросов. Это очень важная составляющая. Наша работа часто связана с риском судебных дел.

За спиной мощная сила, уважаемая в стране сила, уважаемая часть гражданского общества. Поэтому все выше ценится наш билет. Который, кроме всего прочего, наполнен очень важным смыслом. Чиновники все больше опасаются притеснять журналистов, ограничивать их свободу слова. На каждую ситуацию у нас идет сразу реакция. У нас заработал сайт protectmedia.org, где регулярно обновляется информация о том, где какие права журналистов нарушены.

Мы работаем совместно с Центром мониторинга нарушений прав журналистов, который создан при специальной комиссии № 15 Совета по правам человека по защите свободы слова и правам журналиста. Я в этой комиссии тоже состою, ее возглавляет Павел Николаевич Гусев.

А возьмите возможность повышения квалификации или поездок через СЖР в разные страны, наши Инфорумы, которые пользуются огромной популярностью. Или - крупнейший в мире фестиваль СМИ, побывать на котором для многих – событие на всю жизнь. И при этом наполнение билета, огромная программа преференций, скидки в огромном количестве санаториев. Мы это продолжаем развивать. Скидки на связь, много чего.

И международная карточка, которая дает огромные возможности при путешествии за рубеж. Она работает во всех странах мира как журналистское удостоверение. Приятный бонус – бесплатно без очереди во все музеи мира. Я проверял лично. Даже на Тайване или острове Тасмания это работает.

И наши законодательные инициативы, и система награждения лучших – это важно. Наши коллеги нуждаются в том, чтобы их труд был оценен. Это тоже часть нашей работы – оценка труда, награждение самых лучших образцов творчества наших профессионалов. Наша грамота, медаль, знак, когда человек получает, это очень важно. А уж «Золотое перо» - об этом пишут во всех биографиях. Этим гордятся. Эта выстроенная годами система очень важна. Мы поддерживаем все традиции. Поэтому к нам идут люди.

Только за прошедший год, от прошлого фестиваля до нынешнего, в Союз вступили больше тысячи человек. А в целом за время работы нового руководства в организацию вступили около 5 тысяч новых членов. И это не может не радовать.

Беседовал

Леонид Арих,

главный редактор еженедельника «Новый вторник» -

специально для «Мира новостей»

Фото из личного архива В. Соловьева и

с официального сайта СЖР.

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)