Общественные и социальные новости
9179

Солнечные дети россиянам не по карману

Солнечные дети россиянам не по карману

Пропаганда усыновления детей с синдромом Дауна набирает обороты. «МН» решил разобраться,  что ждет родителей, решившихся усыновить детей с таким диагнозом?

МИЛЛИОНОМ СЫТ НЕ БУДЕШЬ

Детей с синдромом Дауна, как известно, очень любили усыновлять граждане США. Пока им это не запретили «законом Димы Яковлева». Тогда 3 июля 2013 года Владимир Путин ввел единовременное пособие для усыновителей детей-инвалидов - 100 тыс. рублей.

В правительстве почему-то думали, что за 100 тыс. руб. (такие-то деньжищи!) россияне набегут и всех детей-инвалидов расхватают. Не набежали. Не расхватали. Свыше 20 тыс. по-прежнему безнадежно сидят в интернатах для детей-инвалидов и ждут маму с папой.

Число желающих усыновить инвалида измеряется несколькими десятками на всю страну: в 2011-м усыновили всего 11 детей-инвалидов, в 2012-м - 29, в 2013-м - 64. Здоровых детей усыновляют в год в среднем 5-6 тыс. - почувствуйте, что называется, разницу.

На ребенка-инвалида государство выплачивает пособие 10 тыс. руб. в месяц. И это еще много - пенсия взрослого инвалида второй группы, к примеру, составляет 4323 рубля.

ХОТЕЛИ, НО ПЕРЕДУМАЛИ

Да и здоровых не слишком берут - в Общественной палате подсчитали, что у нас в России 80 млн трудоспособного населения. А детей нужно разобрать по семьям всего 100 тысяч.

Выступать перед общественностью начали известные люди, которые уже кого-то усыновили.

На днях в Общественной палате состоялась встреча актрисы, телеведущей и мамы ребенка с синдромом Дауна Эвелины Блёданс с потенциальными приемными родителями. Девиз встречи: «Усынови солнечного ребенка».

Актриса, правда, ребенка с синдромом Дауна не усыновила, а родила.

Сама она, кстати, хотела усыновить девочку с синдромом Дауна в компанию к сыну Семену. Но врачи отсоветовали - сказали, лучше взять здорового, чтобы они «учились друг у друга».

Актриса стала перечислять плюсы такого усыновления. Например, у нее есть взрослый сын, ему уже 20 лет. «Это отрезанный ломоть. А этот ребенок будет в вашей жизни всегда! С одной стороны, это минус. Мамочки говорят: а как же работа? Но мы же не одни в этом мире - у нас есть родители, сестры, братья, эти дети будут с вами до последней минуты и воды будет кому подать», - подбадривала Эвелина Блёданс.

Не сказала, правда, кто будет ухаживать за ребенком-дауном после смерти усыновителя - ведь даже во взрослом возрасте он не самостоятелен и нуждается в «няньке». Кто ему будет подавать воду? Родители, сестры, братья? А если они не захотят (или не смогут) ухаживать за выросшим ребенком-дауном до его последней минуты?

Зато такие дети всех обнимают и целуют, перешла к плюсам Эвелина Блёданс: «У родителя должно быть много любви, которую он хочет кому-то отдать. А у нас много таких людей, у которых много нерастраченной любви».

О ДАУНАХ И ИПОТЕКАХ

Яна Бабанина пишет письма во все благотворительные фонды - семь лет назад она родила девочку Алису с синдромом Дауна. Яна честно признается: если бы врачи предупредили ее во время беременности, ребенка оставлять бы, скорее всего, не стала.

Это только в кино показывают, что люди с синдромом Дауна такие же, как и все, просто у них особенное, другое мышление. Обыватель не знает о том, что у людей с таким синдромом поражены почти все внутренние органы.

Именно поэтому в России они обычно не живут больше 30 лет, а в Европе и США доживают до 64.

«Примерно 40% детей-даунят рождаются с пороками сердца, несовместимыми с жизнью. Они умирают в течение первого года жизни», - говорит Яна.

Внешность у нее немного татарская. В роддоме ребенка приносят и спрашивают: «У вас в роду такое было?»

У всех даунят глаза раскосые, лицо круглое. Диагноз поставили по пальцу - между большим пальцем и остальными у даунят большой промежуток.

«Она у вас разовьется только до уровня пяти лет. Дальше развитие остановится», - предупреждали врачи. И предлагали оставить ребенка в детском доме.

Поначалу она и правда попала в дом малютки. В 1,5 месяца Алисе сделали на сердце сложную операцию. Год девочка жила в казенном доме.

А потом Яна забрала Алису домой. И почти все стало платно, превратившись в финансовый кошмар: как и у почти всех даунят, у Алисы начались проблемы с иммунитетом, пиелонефрит, отит, непроходимость кишечника.

Аденоиды пережимают слуховые ходы, в них скапливается жидкость. Но до пяти Алисиных лет Яна этого не знала, потому что ходила в участковую поликлинику.

Алиса подходила ко всем врачам и пациентам и начинала обнимать их. А те в ответ говорили только одно: «Что это такое? Успокойте вашего ребенка!» На этом лечение обычно заканчивалось.

Когда Яна наконец-то добралась до специализированного медицинского научного института, заплатила деньги и Алисе специальным научным методом «продули уши», она начала слышать.

А когда она стала слышать, то начала и говорить. Правда, потребовались еще и специальные индивидуальные занятия с логопедом и дефектологом - только за логопеда приходится отдавать ежемесячно 10 тысяч.

Всего на лечение и реабилитацию Алисы нужно тратить по 20-25 тыс. руб. в месяц. И как простому россиянину усыновить ребенка-дауна? Плюс нянька - в Москве сейчас она стоит от 30 тыс. в месяц.

У Яны с Алисой живет сестра, которая специально приехала из провинции, и спит на балконе.

А тут еще семью настиг ипотечный кошмар. Доллар резко вырос - в 2008 году семью угораздило взять ипотеку в долларах. В рублях - 3 млн. На эти деньги купили «однушку» на первом этаже в Мытищах.

Сейчас в ней живут пять человек - Яна с мужем и двумя детьми плюс сестра-нянька. Зимой балкон, несмотря на утепление, промерзает до минусовой температуры. Тогда сестра спит там в спальном мешке. Не напугать такой мелочью российского человека.

Муж Яны - бывший военный, которого сократили из армии.

Оба родителя, как ни стараются, не могут заработать больше 80 тыс. в месяц.

А из них на ипотеку - внимание! - уходило 40 тыс., а теперь - 70! И так еще 17 лет. Что будет, если доллар подорожает? Вероятно, тогда вся семья купит спальники и дружно переместится с первого этажа во двор.

«Вы напишите в газете: может, найдется какой-нибудь олигарх, который даст нам три миллиона? Мы отдадим, мы за несколько лет отдадим! Я понимаю, что инфляция. Тогда пусть в долларах даст. Но ведь так нельзя! Подумайте, мы за шесть лет банку три миллиона уже заплатили! Мы уже больше заплатили! А все столько же должны».

А пока им приходится отказываться от лечения и реабилитации Алисы. Теоретически Алиса может выжить без лекарств и платных занятий с логопедом и дефектологом - только в этом случае она не будет говорить, слышать, читать, писать.

... Вот уже второй месяц у семьи нет денег на Алису. А плата за ипотеку все растет и растет. В результате Алиса снова становится немым и глухим человечком.

Аделаида Сигида

Фото: noahsdad.com

Оставайтесь с нами! Подпишитесь на наши каналы и получайте актуальные и проверенные новости.

Комментарии (0)

© 2019. Сетевое издание «Мир Новостей». Зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.Свидетельство о регистрации Эл №ФС77-58901 от 05.08.2014 г.

Свободное использование в Интернет-пространстве текстов, фото и видеоматериалов, опубликованных на этом сайте, допускается при условии обязательного размещения гиперссылки на источник публикации mirnov.ru.

Мы используем файлы «cookie» для функционирования сайта. Если Вас это не устраивает, пожалуйста, покиньте сайт. Политика конфиденциальности

16+
Top.Mail.Ru