Сегодня 23 февраля 2018 г., пятница, 19:12USD 56.76 +0.1071EUR 69.63 -0.1746
Общественные и социальные новости

День Героев Отечества: «Юность размером с крест…»

9 декабря 2015
hits 4903

9 декабря в России отмечают День Героев Отечества. История одного из них, Евгения Родионова, уникальна.  И тем, что в разных точках планеты его почитают как святого. И тем, что героической оказалась и судьба его матери Любови Васильевны Родионовой.

Впервые о подвиге новобранца-пограничника Евгения Родионова Россия узнала в конце 1990-х. Прослужившего всего месяц на границе между Чечней и Ингушетией 19-летнего мальчишку, не успевшего сделать ни единого выстрела, после 100 дней зверских пыток казнили боевики, отрезав голову за то, что он отказался снять нательный крестик и сменить православную веру на ислам. По этому кресту мать, искавшая сына девять месяцев, и опознала Женю. Продав квартиру, женщина выкупила тело сына и казненных вместе с ним троих ребят. В 1997 году, когда о подвиге Евгения узнала вся страна, посмертно он был награжден орденом Мужества. 

- Любовь Васильевна, почему вы решили ехать в Чечню?

- 13 января 1995 года сын начал службу в Назрановском пограничном отряде на свежепрочерченной границе между Чечней и Ингушетией. А в феврале я получила телеграмму о том, что он самовольно оставил службу. Решение ехать я приняла сразу, не думая ни о чем. Просто знала: мой сын не может быть дезертиром. И, когда приехала на заставу, это тут же подтвердилось. Передо мной извинились и объяснили, что ребята не дезертиры, они были захвачены в плен. Но я до сих пор не могу понять людей, которые писали эту телеграмму...

Извиниться-то извинились, но уголовное дело о дезертирстве уже было возбуждено, тормознуть его тогда было невозможно. Его закрыли только в апреле 1998 года - через год после того, как Жене посмертно был присужден орден Мужества. Но до сих пор я с ужасом думаю о том, что было бы, если бы я тогда не поехала туда. Ребята лежали бы в чужой земле с клеймом «дезертиры».

Сама мать стала легендой среди бойцов, воевавших в Чечне, пройдя все круги ада. Ночевала в чеченских селах, встречалась с лидерами бандформирований - Масхадовым, Гелаевым, Хаттабом, Басаевым, Яндарбиевым, Умаровым, Хайхороевым - всего 18 раз! Три дня провела в плену, где ее чуть не забили до смерти, и к своим она добиралась ползком, с переломанным позвоночником. Где похоронены останки сына, боевики сказали матери только в конце октября 1996-го, запросив за них такой выкуп, что ей пришлось продать свою квартиру.

- Вы, наверное, единственная мать, которая доказала, что материнская любовь сильнее войны...

- Я не была единственная. Нас было около 80 матерей, которые искали своих сыновей в Чечне, из Краснодара, Ростова, Сибири. И в Чечне мы жили безвыездно. Но я до сих пор не понимаю, почему нас было так мало. Ведь пропавших без вести ребят было около 1200. Это была история не только моей маленькой семьи, а тысяч семей, история страны. Мальчишек. Живых, которых никто, кроме матерей, не искал. Мертвых, которых предали, подписав подлые Хасавюртовские соглашения, в которые мы, матери, умоляли включить пункт о выдаче всех военнопленных. А его не включили, и их не выдали.

Когда я искала Женю, я завидовала тем, у кого сыновья погибли в бою, то есть сразу, а мне - те, у кого нет даже могилы. Женю я забрала из Чечни последним. После меня из Чечни не забрали никого, они навсегда остались в той земле. Так почему нас было так мало? Я задавала этот вопрос матерям мальчиков, казненных вместе с Женей. У каждой нашелся ответ: не было денег, не могли оставить без присмотра детей и мужей. Но главный ответ был в том, что все мы верили государству. Мы, по своему воспитанию глубоко советские люди, верили, что нас не оставят в беде. Не понимали, как может государство взять здорового парня, использовать его, а потом просто списать. Надеялись на командиров, на комиссию по розыску. И я до сих пор не могу себе этого простить. Слишком поздно поняла, что все уже не так... Продай я квартиру раньше, может, еще успела бы. И таких, как я, на­ивных было много.

Сейчас многие считают Женю святым, молятся на его иконы, свидетельствуют о чудесах. Вопрос о его канонизации хоть и ставился, но так и остался нерешенным. Любовь Васильевна, разыскав сына,  не остановилась. Поборов отчаяние, она нашла в себе силы не только выжить, но и возобновить путь. На этот раз подвижнический. С 1999 по 2001 год она совершила 60 поездок в Чечню. Доставила туда более 300 тонн грузов для наших военнослужащих и заслужила имя «солдатская мама». 

- Любовь Васильевна, как вы сумели пережить горе, не сломаться?

- Когда я вернулась из Чечни, у меня не было ни квартиры (я продала ее, чтобы выкупить сына и замученных вместе с ним мальчишек - всех четверых), ни работы (на заводе, где работала, я сказала, что уеду на неделю, а отсутствовала 9 месяцев).

22 ноября 1996 года я похоронила сына, 28 ноября - Жениного отца, который не вынес трагедии. Я просто тихо умирала. Как вдруг за мной прислал людей отец Авель Македонов - священник из Иоанно-Богословского монастыря, что в Пощупове под Рязанью. Думаю, он узрел все внутренним зрением, ведь до России он 15 лет служил на Афоне. И я, не верившая в Бога, 25 лет пробывшая членом КПСС и не выбросившая партийный билет, стала подолгу жить в монастыре.

Там и происходило мое очеловечивание. Но если вы сейчас спросите меня, верю ли я в Бога, скажу: нет. Я просто знаю, что Он есть, настолько остро чувствовала его во многих ситуациях. И когда, чтобы достать Женю, прошла по минному полю (позже по моим следам откопали восемь мин). И когда в 1998 году, приехав на место гибели Жени в чеченское село Бамут, обнаружила на дереве тряпку, которую повязала в 1996-м, чтобы не потерять это место. За два года ее не сдуло ветром, она не сгнила. И когда 21 сентября 1996 года в час ночи шла пешком из Грозного в Ханкалу, а дорогу начали обстреливать. Я взмолилась: «Господи! Пусть сейчас кто-нибудь выстрелит, я упаду, и этот ад закончится. Я больше не могу!» И вдруг в этот момент физически почувствовала, что совсем перестала бояться: рядом - Бог.

Все эти 60 поездок в Чечню - это была моя молитва... Больше не было страшно. Даже когда в одну из поездок я вновь пошла к убийце сына - боевику Руслану Хайхороеву. Он сказал: «Опять ты здесь? Опять искушаешь судьбу?» А я опять его спросила: «За что?» И он ответил: «Такое было время. Сейчас этого могло и не быть». Представьте, этот зверь начал оправдываться. И тогда я молча встала и ушла. Моя цель была достигнута.

Евгения почитают как местно­чтимого святого в Сербии и на Афоне, на Дмитровскую субботу акафист святому Евгению Родионову читают даже в армии США. Отдельным местом паломничества верующих стала могила Жени, которая находится там же, где он провел свои детство и юность и где по сей день живет его мать, - в деревне Курилово Подольского района Новой Москвы.

- Вашего сына любит и считает святым огромное количество людей...

- Знаете, я не хочу обсуждать вопрос Жениной канонизации. Для меня он прежде всего сын, о котором очень точно написал мой друг поэт Влад Маленко: «А у твоей одноклассницы - сын и внуки, а у тебя - только юность размером с крест». Решение «святой или не святой» не может принимать некая комиссия - группа людей, севшая за стол.

В память о его подвиге строят храмы, часовни, устанавливают поклонные кресты, пишут стихи и песни. На его могилу приходят тысячи. Постоянно приезжают и разные боевые братства, и «Альфа». Я встречала там и французов, и голландцев, и английских капелланов. Видела однажды, как ветеран опустился перед Жениной могилой на колени и положил на нее свою медаль «За отвагу». Все это есть. Но  я-то знаю, что цена всему этому - жизнь. А самое главное - что будет с Жениной могилой после моего ухода? Ведь теперь здесь у нас Новая Москва, земля «золотая». Необходимо признать и Женину могилу, и могилы других погибших в Чечне бойцов воинскими захоронениями, чтобы хотя бы после их смерти о них позаботилось государство - родина, которой они отдали свой воинский долг. У нас говорят много правильных слов, но поступков-то нет! Хвалятся патриотизмом, а матери героя чиновник может кинуть в лицо: «Это твой сын». Да, это мой сын! Но погиб он за Родину. И не отказался снять крест...

Марина Алексеева,
фото автора

 

 

Просмотров: 4903
Поделиться
Подписывайтесь на наш канал в Telegram! Чтобы подписаться на канал «Мир Новостей» в Telegram, достаточно пройти по ссылке https://t.me/mirnov с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.


Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.

Популярное
Дневная сонливость оказалась признаком опасной болезни
Эксперимент, проведенный учеными из Соединенных Штатов, показал, что люди, которых днем частенько клонит в сон, сильнее подвержены развитию болезни Альцгеймера.
18 февраля 2018
Социологи узнали, сколько россиян готовы проголосовать за Собчак
Социологи из фонда «Общественное мнение» выяснили, сколько россиян готовы отдать свой голос за Ксению Собчак .
19 февраля 2018
Минфин выступает против прогрессивной шкалы подоходного налога
Министр финансов РФ Антон Силуанов сообщил, что возглавляемое им ведомство считает нецелесообразным введение в нашей стране прогрессивной школы НДФЛ.
17 февраля 2018
Россияне определили аутсайдера президентских выборов
ВЦИОМ выяснил, к кому из кандидатов в президенты россияне относятся с наибольшей неприязнью.
19 февраля 2018
Найден новый способ замедлить старение
Группа ученых из Португалии в ходе одного из последних исследований выяснила, что помочь в борьбе со старением может предупреждение роста нездорового числа хромосом - анеуплодии.
19 февраля 2018
Пенсии предложили повысить с 1 апреля
Минтруд предлагает с 1 апреля повысить социальные пенсии россиян.
20 февраля 2018
Загрузка...