Сегодня 19 января 2017 г., четверг, 09:43USD 59.18 -0.2185EUR 63.22 -0.0612
Новости шоу бизнеса. Откровения звезд

Михаил Шабров: Ротару - певица, Пугачева еще и общественный деятель

20 июня 2016
hits 1999

Золотое трио - Пугачева - Паулс - Резник - все знают и помнят. Но ведь было еще одно - Ротару - Матецкий - Шабров, чьи песни («Лаванда», «Луна, луна», «Было, но прошло») восторгов вызывали ничуть не меньше. Противостояние Аллочки и Сонечки захватило тогда страну. Поэт Михаил Шабров, писавший для Ротару и друживший с Пугачевой, был в самом эпицентре событий.

- Михаил, вы относите себя к поэтам или к поэтам-песенникам?

- К поэтам-песенникам. У меня и на визитке так написано.

- А многие ваши коллеги стесняются этого определения.

- Я уверен, что писать песни ничуть не легче, чем стихотворения. Просто для этого нужно иметь другой талант. Не все великие поэты писали песни, и не все великие поэты-песенники сочиняли стихи.  Лебедев-Кумач, например, никак не был большим поэтом, но был большим песенником. Это особый дар и вообще особый жанр, поэтому я не только не стесняюсь, но и горжусь тем, что я поэт-песенник.

- Вашу первую песню кто исполнил?

- Называлась она «Письмо солдата срочной службы», а исполнил ее тогда молодой певец, сын Арно Бабаджаняна - Араик Бабаджанян. В то время я работал на знаменитой фирме «Мелодия» - сначала в отделе рекламы, потом в отделе по контролю над репертуаром, был редактором, ответственным секретарем художественного совета.

Свои стихи композиторам, которые приходили к нам на фирму, я стеснялся показывать, они были для меня небожителями. И когда эту песню обсуждали на худсовете, трясся как осиновый лист. Я сидел тогда в аппаратной, режиссеры включили мне звук, чтобы я слышал, что говорит о моей песне худсовет в студии. Когда близорукий Лев Иванович Ошанин вплотную поднес к глазам листок с текстом моей песни, я похолодел от страха, но услышал: «О, как симпатично!» Услышать это от человека, у которого выходят собрания сочинений, было, конечно, для меня вершиной счастья и блаженства. Естественно, песню записали и выпустили в свет.

«Голубой огонек». 1985-1986 гг. С Яаком Йоалой

ЧТОБЫ ПОЛУЧИЛСЯ ВЛЮБЛЕННЫЙ ВЗГЛЯД, СОНЕ ПРИШЛОСЬ ПИТЬ КОНЬЯК

- А как вы познакомились с Софией Ротару, которая тогда уже была звездой первой величины?

- Воспользовался служебным положением. Мы встретились в середине 1970-х годов в «Мелодии», когда она записывала свою очередную пластинку. Тогда у нее проходили концерты в «России», попасть на них, естественно, было сложно, а мне очень нужно было пригласить туда одну девушку.

В то время я еще не был поэтом-песенником Михаилом Шабровым, был просто сотрудником фирмы «Мелодия» и журналистом. Пришел к ней на запись и попросил два билета - она мне их оставила. А почти через 10 лет произошло то, что у космонавтов называется «Есть контакт!»: я «пристыковался» к Софии Ротару, и произошло это не без помощи известного редактора «Песни года» Аллы Дмитриевой.

Мне позвонил Володя Матецкий, с которым мы сотрудничали, говорит: «Слушай, есть такое, как мне кажется, песенное слово «лаванда». Может, сочинишь что-нибудь?» А я и понятия не имел, что такое лаванда, кроме как средство от моли. Полез в справочники, в энциклопедию и прочитал: «Горная лаванда - дикорастущее лекарственное растение». Так вот и лежала у меня эта «Горная лаванда», совершенно не знал, что с ней делать.

А тут как раз подошло время съемок «Песни года». Матецкий наиграл мелодию Алле Дмитриевой, ей очень понравилось, и она сказала: «Эту песню должны петь дуэтом только София Ротару и Яак Йоала!» То есть этот исторический творческий симбиоз придумала именно она.

Когда Володя мне об этом сказал, мы почему-то сразу решили, что это абсолютно неперспективно. Будучи молодыми и ершистыми, считали, что Ротару уже сказала свое слово, что (да простит нас сейчас София Михайловна!) ее век в творчестве закончился и ничего нового она сделать уже не сможет. К тому же я понятия не имел, о чем можно написать, чтобы получился лирический любовный диалог.

Месяц мне ничего в голову не приходит, второй - ну не получается, и все! А помог случай.

Как-то взял в самолет тоненькую брошюрку Валентина Катаева «Юношеский роман». Спокойно лечу, читаю и вдруг вижу строчку: «С гор к морю сбегают синие цветы лаванды». Все - это был толчок! На следующий день я уже написал: «Наших встреч с тобой синие цветы».

Песня прозвучала в новогоднем «Огоньке», который смотрела вся страна... Открою еще один секрет. У Сони не получалась запись, она была немного жестковата. Для того чтобы снять напряжение, чтобы она расслабилась, ее просто силой заставили выпить немножко армянского коньяка. И вот этот мягкий, влюбленный взгляд, которым она смотрит на Яака Йоалу, этот мечтательный романтический блеск в глазах достигнут не без помощи сего ароматного напитка.

В общем, утром 1 января мы с Матецким, как говорится, проснулись знаменитыми. Песня сразу стала популярной, зазвучала, ее взяли в «Утреннюю почту», другие передачи. Сразу встал вопрос еще об одной песне для Ротару, и появилась «Луна, луна». С тех пор у нас началось более тесное сотрудничество, я, как продюсер, делал ей гастроли по стране, юбилейные вечера. И вообще в период с 1986 по 1993 год Ротару пела только мои песни.

Обе певицы - суперлидеры

АЛЛА ДОВЕРЯЛА МНЕ ЛИЧНЫЕ СЕКРЕТЫ

- А с извечной ее соперницей Аллой Борисовной работать не приходилось?

- Мы в очень хороших отношениях с Аллой, я помогал ей, чем мог, в качестве редактора «Мелодии», а как журналист первым написал о ее успехе на «Золотом Орфее». Да и сама Алла доверяла мне какие-то свои личные секреты.

Я знал ее маму, часто бывал в той маленькой квартирке, где они жили. Помню, сидели на кухне с закутавшейся в плед Аллой и анализировали только что произошедший разрыв между Александром Броневицким и Эдитой Пьехой.

Это ее в некоторой степени волновало, проецировала эту ситуацию на себя - в то время как раз стояла перед жизненным выбором, и ее очень насторожил этот факт. Но предлагать Алле какие-то песни, работая одновременно с Соней, я не имел морального права. Хотя я не думаю, что между ними было соперничество. Обе великие, очень талантливые и очень разные - это две отдельные линии на нашей эстраде. С камнями и вилами друг на друга никто не кидался, и на людях, во всяком случае, они всегда вели себя очень доброжелательно. Хотя, наверное, некоторая натянутость в отношениях все же подразумевалась, потому что обе, конечно, - суперлидеры.

Пугачева сама по себе очень выделяется, потому что она по сути своей общественный деятель. Может быть политиком, организатором, возглавлять общественное движение. Ротару может быть только певицей, и не более того, за что я ее очень ценю. Она умеет петь, умеет выбирать репертуар, никогда не будет петь что попало. Она будет петь только то, что именно ее, и сделает это на самом высоком уровне мастерства, отдавая песне всю душу, вкладывая всю себя. Если смотришь, как работает Соня над записью, можно подумать, что от этой песни зависит вся ее судьба, если не жизнь.

- Если бы вам потребовалась серьезная помощь, к кому из них - к Алле или Соне - вы обратились бы в первую очередь?

- Я счастливый человек в том плане, что полагаюсь только на самого себя. Посочувствовать замечательно может, конечно, Соня, потому что она очень душевный человек: я видел и знаю ее отношение к сестрам, к родителям, к односельчанам. Более деятельная, энергичная, решительная - это, конечно, Пугачева. Она больше чем певица. Но мне трудно сравнивать этих двух женщин, которые поют и которых я люблю.

- Тогда о мужчине, который тоже поет. Вячеславу Добрынину вы написали песню «Сумасшедший дождь». Несколько лет назад он выпустил одеколон с этим названием. Как автор, вы с этого что-то имели?

- Имел. Запах этого одеколона!.. На мой взгляд, это, прежде всего, была нечистоплотность той фирмы, которая его выпускала. Конечно, достаточно обидно, что мое имя нигде не упоминается. Собираясь выпустить этот одеколон, Слава мне ничего не сказал, а позвонил уже перед своим юбилейным концертом, сказав: «Тебя ждет сюрприз!»

Сюрприз меня действительно ждал - мне подарили этот одеколон. Может быть, и должен был иметь какой-то процент с продаж этой продукции, но я чересчур деликатный и воспитанный человек и не люблю говорить на такие темы. Все должно идти от души. Конечно, можно было судиться - может, и надо было тогда это сделать. Но я к деньгам отношусь спокойно и считаю: если они достаются таким сложным путем, то вряд ли принесут какое-то удовлетворение. Тем более что со Славой мы дружны очень долго. А потерять друга сейчас так легко. Гораздо сложнее остаться друзьями...

Ирина Барышева

Фото PHOTOXPRESS

 

 

 

Просмотров: 1999
Поделиться
Поддубный  хочет стать россиянином Далее в рубрике Поддубный  хочет стать россиянином


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.