Сегодня 23 мая 2017 г., вторник, 15:49USD 56.55 0.0564EUR 63.61 0.4476
Общественные и социальные новости

Фронт без тыла

9 мая 2016
hits 1060

Вся страна ковала Великую Победу в патриотическом порыве. Внесли свой вклад в разгром оккупантов и партизаны. Сегодня об их повседневной жизни рассказывает Анатолий ТАСМИНСКИЙ, который написал о них целую книгу по воспоминаниям отца, комиссара партизанского отряда Иосифа Тасминского, по свидетельствам еще живых народных мстителей и по документам из партизанского архива.

Анатолий Тасминский

ПРЕДЧУВСТВИЕ

- Анатолий Иосифович, война, как известно, штука жестокая. И любой человек боится смерти. Как она отражалась на психике партизан - они ведь все были живыми людьми?

- В санчасти отряда им. Кирова фельдшером была мать будущего известного советского писателя Алеся Адамовича - Анна Митрофановна (кстати, и сам Алесь одно время там находился). Так вот к ней однажды (это было в феврале 1944-го) обратился комиссар отряда Буянов: дескать, чувствую, что со мной вот-вот беда случится, и потому, когда это произойдет, передайте моим родным - жене и сестре - мое последнее письмо. Пусть они и мои трое сыновей прочитают...

И что вы думаете, вскоре отряд нарвался на устроенную немцами засаду и комиссар погиб... Анна Митрофановна после войны нашла семью Буянова - вдову и трех сыновей, - передала то письмо... А недавно внук Буянова отыскал и меня - по интернету переписываемся.

Вообще, известно, что в кризисные периоды жизни чувства человека обостряются. А война - это время, когда человеку напрямую грозит сама «косая». Вот и гадает, вот и предчувствует человек.

В деревнях партизанской зоны проживали бабушки, толковавшие сны и гадавшие на картах. Но такие «оракулы» были и в самом партизанском отряде. Узнать свою судьбу или определить, что означал тот или иной сон, было интересно не только рядовому составу отряда, но порой и командованию. Известно, что если что-то угадано, столько разговоров потом! Не угадано - как будто и не было никакого гадания.

ПЕРЕДАТЬ РОДНЫМ

Да, и вот еще один случай. На выполнение задания - пустить под откос вражеский железнодорожный состав - идут четверо бойцов-партизан. А идти-то надо семьдесят километров да с шестнадцатью килограммами взрывчатки. Дело было в самом конце декабря 1942 года - новогодний подарочек оккупантам хлопцы несут! Настроение у партизан боевое, то есть хорошее и даже веселое. По крайней мере один из бойцов, Николай Яльчик, всю дорогу травил байки, смешные истории и анекдоты. Однако командиру группы, Михаилу Суховеркову, почему-то было не до шуток, ушел в себя и все время о чем-то думал, затем вдруг сказал: «Знаете, ребята, с нами может произойти все что угодно, поэтому в случае чего я вас прошу передать моим родным, которые живут в Кисловодске, правду обо мне, о том, как сражался их сын и брат. Если, конечно, кто-то из вас выживет в этой войне».

Николай Яльчик не разделил меланхолию товарища: «Миша! Мы с тобой еще дойдем до Берлина!» А еще двое из этой четверки - Белечков и Макейчик - принимали сторону то Миши, то Николая. К ночи на 29 декабря добрались на место. Подготовили все необходимое. Белечков и Макейчик остались в качестве охранения на опушке леса, а пессимист Михаил с оптимистом Николаем с ящиком взрывчатки ползком направились к железнодорожной насыпи.

Уже слышен был отдаленный лязг подходившего состава, через несколько минут он подкатит к месту закладки взрывчатки. Вот-вот должны появиться силуэты бегущих от насыпи подрывников Михаила и Николая... И вдруг - взрыв! Но это же рано! Состав был еще на удалении двухсот метров. Эшелон остановился, взвились осветительные ракеты. Охрана эшелона открыла ураганный автоматный и пулеметный огонь в сторону леса. Пока немцы, починив путь, не укатили дальше, Белечков и Макейчик пролежали в кустах на снегу. Затем, когда установилась длительная тишина, бойцы ползком полчаса ощупывали местность вблизи насыпи - еще теплилась надежда найти живых товарищей.

Не нашли. Стало ясно: товарищи погибли, подорвавшись на своей мине, что-то не так было ими сделано. Впрочем, таких подрывов на собственной мине в каждом партизанском отряде было изрядно.

ЖЕНЩИНЫ - МСТИТЕЛИ

- Наверное, были и случаи, когда партизаны чудом избегали гибели?

- Да, например, в августе 1942 года, окружив отряд Храпко, оккупанты загнали его на островок среди болота. Завершив окружение партизан, ждали рассвета, чтобы забросать остров минами и полюбоваться своей «работой»... Была темная и дождливая ночь. Отряд, бросив свой обоз на острове, под покровом ночи за проводником, партизаном еще времен Гражданской вой­ны, по известной только ему тропе след в след в абсолютной тишине прошел сквозь оцепление. Таким образом партизаны избежали гибели.

- Мы знаем, что партизанами были и женщины...

- Женщины воевали наравне с мужчинами. Правда, их старались направлять то в хозяйственный взвод, то санитарками, но были и такие - им подавай оружие, мстить хотят за погибших родных. Такой была, например, Мария Болбас: вернувшись с одного задания, она тут же напрашивалась идти на другое в составе уже другой группы.

Но женщина есть женщина, и на каждую из них найдется мужской взгляд.

Работая в партизанском архиве, я как-то обнаружил любопытный документ. То был приказ середины июня
1944-го, подписанный комиссаром 37-й партизанской бригады им. Пархоменко Храпко Николаем Борисовичем. Кстати, до войны он был бухгалтером, а потом стал командиром отряда и через некоторое время уже комиссаром большой партизанской бригады. Так вот тот приказ, написанный в развитие решения 5-го Пленума ЦК КП(б) Белоруссии, посвящен «неправильным взаимоотношениям с женщинами-партизанками, находящимися в отрядах». Дескать, многие (!) командиры-коммунисты допускают сожительство, используя свое служебное положение. И что, несмотря на то что такие коммунисты-командиры были предупреждены партийными собраниями, они все-таки продолжают сожительство, как, например, коммунисты Д., К., П. и другие.

И наконец, приказ: «Прекратить сожительство с женщинами всем коммунистам-командирам. И впредь не допускать нарушения решения высшего органа нашей партии Ленина - Сталина. Лица, допускающие эти нарушения, нарушают решения вышестоящих директив партии и не могут нести высокое звание коммуниста...» Далее предписывалось командирам и комиссарам отрядов «перевести в боевые взводы всех женщин, которые имеют сожительство с коммунистами, на казарменное положение, на правах рядовых бойцов-партизан». И без разрешения командира отделения никуда! Комиссарам отрядов в соответствии с этим приказом предписывалось провести политико-воспитательную работу среди женщин, предупредив, что «при допущении сожительства их с партизанами к ним будут применяться меры вплоть до исключения из отряда».

ОСНОВНОЙ ИНСТИНКТ

- И как выполнялись такие приказы?

- Должен заметить, что приказ этот даже при всем желании его исполнить был невыполним, ибо, во-первых, затрагивался «основной инстинкт» и, во-вторых, как и когда его выполнять, если через двадцать дней, 30 июня 1944 года, отряды бригады соединятся с Красной армией, а еще через неделю будет освобождена вся Белоруссия. Многих партизан тут же призовут в Красную армию, и многие из них сложат головы под Кенигсбергом, при освобождении Польши и в Берлине. А женщины: одни вернутся к своим очагам, другие (особенно те, на кого «намекал» упомянутый уже приказ) будут ждать своих любимых с фронта. После войны многие из тех, о ком так пеклись наши партийные органы, вернутся к своим зазнобам, создадут семьи. Были, понятно, и исключения.

- А что сами очевидцы вспоминают по этому поводу?

- Да порой и рассказывали, и писали разное. Так, в одном из писем ветеран поведал: «За вдовой погибшего партизана стал ухаживать командир подразделения. Не добившись взаимности, решил тот человек взять вдову измором: снял с котлового довольствия, запретил повару выдавать ей еду. А вскоре, еще раз получив от ворот поворот, стал угрожать ей пистолетом... Перевели женщину в другой отряд».

А упомянутая в самом начале Мария Болбас через тридцать лет после войны вспоминала о «партизанских женах» следующее: «В деревне Г. жила одна женщина, к которой забегал время от времени командир взвода С., так после войны эта его услада вдруг стала именитой «партизанкой» и на встречах ветеранов вся в наградах щеголяла. Другая любовь того же С., теперь мать троих детей, орден имеет... Таких «партизанок», к которым ходили в села и деревни наши командиры и разведчики, было достаточно. У них, простите, «все животы были в наградах». Я как-то на встрече ветеранов спросила у них: «Девчонки, за какие такие заслуги вы заработали эти ордена и медали? В каких операциях участвовали?» Что тут началось! Ветераны-партизаны, мужчины, лишь посмеивались над такими метаморфозами: сердцу, дескать, не прикажешь, да и «судьи кто?». Как справедливо выразился один из них: «Это жизнь!»

Виталий Карюков,

фото из архива А. Тасминского
На снимке вверху: Май 1943 г. Группа партизан отряда им Кирова.
Вверху в центре без головного убора комиссар Буянов П.Н., вторая справа - Адамович Анна Митрофановна

 

 

Просмотров: 1060
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
Бессмертный полк опять в строю Далее в рубрике Бессмертный полк опять в строю


Загрузка...
Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.