Сегодня 18 января 2017 г., среда, 15:21USD 59.18 -0.2185EUR 63.22 -0.0612
Общественные и социальные новости

Чернобыль был не первым

27 апреля 2016
hits 5856

Каждый раз 26 апреля весь мир вспоминает о чернобыльской катастрофе 1986 года. Но далеко не всем известно, что аварии на ЧАЭС предшествовала другая, не менее страшная. Вся информация по ней хранилась в строжайшей секретности.

На химкомбинате «Маяк» в Челябинской области 29 сентября 1957 года произошел взрыв емкости с радиоактивными отходами. По международной шкале ядерных событий все ядерные инциденты оцениваются по 8-уровневой системе. Чернобыльской и фукусимской авариям присвоен 7-й уровень. Кыштымская трагедия, она же авария на комбинате «Маяк», соответствовала уровню 6.

Производственное объединение «Маяк» - первое в нашей стране предприятие по производству компонентов ядерного оружия, хранению и регенерации отработавшего ядерного топлива. Именно здесь с 1948 года производится оружейный плутоний.

Создание комбината для нужд оборонной атомной промышленности СССР было инициировано физиком Игорем Курчатовым по заданию Иосифа Сталина. Курировал атомный проект Лаврентий Берия.

Емкость для хранения радиоактивных отходов  была сделана с многократным запасом прочности: котлован диаметром около 20 м и глубиной 10-12 м имел бетонные стены метровой толщины, на которых с помощью сварки отдельными стяжками из нержавеющей стали собиралась сама емкость. Конструкцию венчало перекрытие толщиной около метра и весом 160 т. Поверх сооружения - двухметровый слой земли и зеленый дерн для маскировки.

Нехватка знаний и опыта да еще и цепь трагических случайностей привели к выходу из строя системы охлаждения. Последствия были ужасающими. Взрыв 80 кубометров высокорадиоактивных отходов поднял в небо километровый столб дыма и пыли, который мерцал оранжево-красным светом. 160-тонное бетонное перекрытие было отброшено в сторону на 25 м.

Из хранилища в окружающую среду была выброшена смесь радионуклидов. Основная масса осела вокруг хранилища. Часть выбросов поднялась на высоту до двух километров, образовав облако.

В течение 10-11 часов радиоактивные вещества, гонимые ветром, выпали на протяжении 300-350 км
в северо-восточном направлении от места взрыва, накрыв собой территорию площадью 23 тыс. кв. км с населением 270 тыс. человек. От радиационного облучения только в течение первых 10 дней погибли около 200 из них.

Повезло жилому массиву городка Челябинск-40 - роза ветров сложилась так, что он почти не пострадал. Меньше повезло жителям 23 деревень из наиболее загрязненных районов с населением от 10 до 12 тыс. человек. Все они были отселены, а строения, имущество и скот уничтожены.

Но радиация продолжала расползаться. Чтобы предотвратить этот процесс, в 1959 году была образована санитарно-защитная зона на наиболее загрязненной части радиоактивного следа, где всякая хозяйственная деятельность была запрещена. А когда стало понятно, что бороться с радиоактивной чумой людям не по силам, было принято решение в типично советском духе: окружить зараженную территорию колючей проволокой и назвать ее... Восточно-Уральским государственным заповедником. Сейчас эта зона называется Восточно-Уральским радиоактивным следом (ВУРС).

Деятельность химкомбината «Маяк», если использовать спортивные термины, всегда была на грани фола, а часто и за гранью. С 1946 по 1956 год сбросы средне- и высокоактивных жидких отходов производили в открытую речную систему Теча - Исеть - Тобол. Жители прибрежных сел подверглись как внешнему облучению, так и внутреннему.

«Маяк» по-прежнему выполняет свою функцию, то есть дает стране плутоний на-гора. И по-прежнему выглядит довольно зловеще. Уродливые, потемневшие от времени здания, построенные еще на заре ядерной промышленности. Пустыри и скопления отработавшей свой век ржавой техники. И среди этого хаоса двигающиеся фигуры в белом. Это работники комбината в спецодежде спешат по своим делам. Один из них - Валерий Бастриков, электромонтер 6-го разряда. 30 лет на «Маяке».

- Как сейчас работается? Не напоминает ли о себе трагедия почти шестидесятилетней давности? -спрашиваю у Валерия.

- Все идет по установленному распорядку. Приезжаем утром на работу и сразу же идем в так называемый санпропускник. Снимаем городскую одежду и надеваем рабочую: белое нижнее белье, белый комбинезон, белую шапочку. Потом работа до обеда и поход в столовую. Перед столовой необходимо не только снова переодеться, но и тщательно помыться в душевой. После столовой и перед отъездом домой - те же фокусы с переодеванием. Получается, в течение рабочего дня мы четыре раза переодеваемся и дважды моемся, - отвечает Бастриков.

Ликвидаторам поставили памятник.

- Радиационная опасность на комбинате существует?

- Официально считается, что нет.

- Если есть сомнения, не лучше ли подыскать другую работу?

- «Маяк» - градообразующее предприятие, здесь и зарплата существенно выше, и пенсия. На работу сюда стремятся не только горожане, но и жители окрестных деревень и поселков. А радиация, даже если она есть, ее ведь не видно, не слышно и потрогать ее нельзя. Одно знаю точно: мой отец всю жизнь проработал на комбинате и для своих лет чувствует себя прекрасно.

Как говорят сами сотрудники «Маяка», мы работаем не на мармеладной фабрике. Кто-то же должен выполнять эту опасную и «грязную» работу. Слово «грязный» на местном сленге означает «радиоактивный».

Валерий Мальчев

Фото ТАСС/Б. Клипиницер

  • КСТАТИ

В Советском Союзе факт взрыва на химкомбинате «Маяк» в 1957 году впервые подтвердили лишь в июле 1989-го на сессии Верховного Совета СССР. До этого все причастные лица давали «подписку о неразглашении».

 

 

Просмотров: 5856
Поделиться
Диплом колледжа окупается быстрее Далее в рубрике Диплом колледжа окупается быстрее


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.