Сегодня 29 мая 2017 г., понедельник, 12:26USD 56.75 +0.6859EUR 63.66 +0.6573
Новости культуры и искусства

Александр Домогаров: «Я все пережил, даже собственную смерть»

1 мая 2013
hits 5318

 

Говорят, он закрыт, застегнут на все пуговицы. Наверное, так и есть. Иначе разве родилось бы столько мифов и легенд? Не самых благостных, надо сказать. Бабник, повеса, дебошир... - что там еще говорят про Домогарова? Но есть же не только персонаж этого “развеселого” комикса, есть еще актер. Человек, в конце концов. Насколько он реальный отличается от “рисованного”? И так ли страшен Домогаров, как его малюют?

Реальному Домогарову совсем скоро 50. Сейчас он нарасхват - во всех телевизорах страны, неизменно в главной роли. Но к славе ему не привыкать. В том числе и к дурной...

- ...Все уже сказали, будто бы я сделал пластическую операцию, только ленивый об этом не говорил, - горько усмехается Александр. - Как только начинаешь худеть для нового проекта, сразу начинается! Снимаешься в картине о 40-х годах - нужно выглядеть соответствующе: и пузон убрать, и схуднуть маленько. Тут выходишь в люди - и все, попал. Ведь что еще могут сказать: или пластическую операцию сделал, или влюбился, какую-то молодую себе нашел.

- В общем-то неплохо для 50 годов. Как, кстати, цифра? Не смущает?

- Ну, это же великие еще сказали, что нам столько лет, на сколько сами себя ощущаем. Вот у меня такое ощущение, что мне сейчас где-то 28-30.

- Значит, взрывного темперамента с годами не убавилось?

- Нет, это с возрастом не проходит. Единственное - начинаешь на какие-то вещи реагировать более сдержанно. Хотя не всегда получается, характер свое берет. Я просто не люблю, когда за моей спиной что-то говорят. Лучше скажите в глаза мне, но на это редко кто идет.

- Боятся?

- Ну я нетерпим бываю, да. Но это потому что профессией своей пытаюсь заниматься честно. Уже много лет. Поэтому и морщины на лице, поэтому и девушки говорят: как он постарел. А мы не можем молодеть. И я никогда не сделаю пластическую операцию, потому что вот это (морщины) все мое.

- А многие думают, что это следы бурной, так сказать, жизнедеятельности.

- Это вы, журналисты, так думаете. А о чем еще писать? Никому же не интересно, что три года мы с Кончаловским работали над «Дядей Ваней», над «Тремя сестрами». А вот кто с кем, когда, зачем - о, это очень интересно! Сейчас перестали писать, действительно. Просто последние три года меня за задницу поймать не могут, поэтому нет данных никаких. А теперь я еще и в твиттер вышел, так вообще понятно, где живу и как существую: в девять уехал, в полдвенадцатого приехал... Все, писать не о чем!

- Зачем же раскрыли все карты?

- А я их и не закрывал никогда. Да, я живу за высоким забором.  Но это еще не значит, что я закрыт. Я открытый человек и был всегда таким. Просто не люблю, когда лезут в душу грязными руками. Ради бога, приходите ко мне, я согласен. Но исподтишка не надо. Не пытайтесь за этот забор заглянуть, не советую.

- Вот у многих и сложилось впечатление, что Домогаров - эдакий граф Монте-Кристо: таинственный, недоступный, недосягаемый...

- Но когда в твоей жизни случается трагедия (трагическая смерть старшего сына Дмитрия. - Ред.) и тебе лезут в душу, понимаете... Это же ваш брат-журналист делает. Почему существует врачебная этика, учительская и почему нет журналистской этики?

- На то есть суды...

- Нет, суд - это значит дать вашему брату очередную полнокровную пищу. А я этого не хочу делать. Я могу подойти и дать по башке - открыто, нормально. Потом уже на меня подадут в суд, но я могу это сделать.

- А на какие безумства в свои 50 уже не способны?

- На все те же и способен. Удар только сильнее стал.

- Недавно Дмитрий Певцов, который тоже славится буйным нравом, у себя на сайте опубликовал покаянное письмо. Знаете об этом?

- Нет.

- Он извинился перед всеми, кого в своей жизни обидел: перед журналистами, перед коллегами, перед зрителями. Вы на такое способны?

- Нет. Совершенно.

- Не за что просить прощения?

- Есть. Но то, что во мне живет, со мной и останется. Может быть, в последний час и попрошу прощения, но только у близких. И уж отнюдь не буду писать покаянные письма.

- Как говорит Дмитрий, он просто уверовал в Бога...

- Ой, это все так сложно. Верящий и верующий - огромная разница. Я - верящий, но не верующий. Я хожу в храм, но только со своими болячками. И прошу у Бога свое прощение, понимаете? Я не буду говорить всем людям на земле: извините, был не прав. Ну что это?.. Просто, видимо, у Димы потребность такая возникла, он так решил... Хотя в принципе мы с ним пережили одну и ту же страшную потерю (меньше года назад погиб сын Певцова Даниил. - Ред.).

В фильме «Волкодав из рода Серых Псов» Домогаров играл Людоеда
В фильме «Волкодав из рода Серых Псов» Домогаров играл Людоеда

- Судя по всему, это его и подвигло к покаянию.

- А меня не подвигло. Понятно, что нам погрозили пальцем... Но про себя могу сказать, что после этой потери мне, кажется, ничего уже не страшно, - думаю, все пережил. Пережил смерть родителей, пережил смерть ребенка, пережил практически свою собственную смерть - у меня была авария очень серьезная, и 25 августа я праздную второй день рождения... Вот и думаешь: а чего еще бояться?

- Вы сказали, что сверху погрозили. От чего предостерегли?

- Ну я думаю, что это последнее испытание, которое надо было пройти. Мы все живем как можем, и нам дается то, что мы способны выдержать. Ты идешь, пробивая стены, и с каждым разом стены становятся все крепче. Еще крепче, еще. Потом - бац! - не смог, остановился.

- Тогда могли сломаться?

- Мог. Но в тот день я играл спектакль. Это не подвиг, нет - это профессия, этому учат в театральном училище. Говорят: вот улица, там делай что хочешь, а здесь ты себе не принадлежишь. С одной стороны, высокие слова, с другой - так и есть. Все свои переживания ты оставляешь там, а здесь принадлежишь людям, которые купили билет.

- У вас когда-нибудь были срывы на сцене?

- У меня много было таких случаев, когда в жизни что-то случалось. Но я выходил на сцену, на площадку - и никто, никто ничего не замечал. При этом неизвестно, что с тобой будет в антракте, что будет за кулисами...

- А еще говорят о черных дырах, которые после ролей остаются в душах актеров.

- Нет, я говорю, что есть маски, которые мы надеваем. И как бы тщательно ты ее ни снимал, все равно частички клея остаются. Вот почему еще - возвращаясь к началу нашего разговора - столько морщин. Потому что слишком много слоев. 

- У Максаковой после Анны Карениной были суицидальные мысли. Какая ваша роль самая «черная»?

- Был Нижинский. Очень тяжелая работа. У него сумасшедшая судьба: так взлететь (а он был признан величайшим танцовщиком мира) - и так упасть, и так разбиться. В 25 лет. Если почитать воспоминания Нижинского, то все они испещрены фразами типа: «Я - бог». Это страшно. И мы это играли.  Когда он приходит в себя после инсулинового шока, когда дрожит, когда ничего не понимает - и начинается этот бред сумасшедшего... Сложная роль. Психологически сложная.

- Сейчас вы на вершине. И все же не боитесь, что когда-нибудь перестанет звонить телефон?

- Не хочу об этом думать. Потому что не знаю, что было бы с Олегом Ивановичем Далем, например, если бы у него сейчас перестал звонить телефон. С Владимиром Семеновичем Высоцким... Другое дело, что эту ситуацию сложно представить - потому что их все равно бы уже не было - с тем, как они жили, как сжигали свою жизнь. И я как раз за это - надо ее жечь. Как только перестаешь это делать, становишься бесформенной льдиной, которая никого не согревает и никому не нужна.

- Состоятельность мужчины в 50 лет не только профессией измеряется. Для многих это еще дом, семья, дети. Такие ценности для вас не слишком важны?

- А с чего вы взяли, что у меня нет «дом-семья-дети»? У меня есть семья, у меня есть сын (младший сын Александр. - Ред.), я не чувствую недостатка в общении с ним. Его мать, слава богу, замечательно себя чувствует: есть новый дом в Болгарии, она там отдыхает. То есть все в порядке. Другое дело, что мы не живем вместе. Но это еще не значит, что не общаемся и что у меня нет семьи.

- Но вы же одиночка по жизни, разве не так?

- Я по сути волк-одиночка. Но каждый выбирает свое. Я не выбрал стаю, ушел из нее. Может быть, когда-нибудь что-то и поменяется, конечно. Я, например, хотел дочку. И хочу дочку, это сидит во мне. Одного сына я потерял, второй вырос...

- Поздние дочки, как правило, сильно меняют мужчин, даже таких суровых.

- Недавно разговаривал с одним режиссером, которому 52 года. Говорит: «Ну вот откуда в 50-летних мужиках такая потребность?» Потому что начинается это: чулочки, косыночки, ленточки, косички... И пипец тому мужику!

- Осталось только найти маму для дочки. Или уже нашли?

- Ну-у... Пока еще не нашел. Есть претендентки. Подождем, еще есть время. Я знаю одного человека, директора ведущего московского театра. Когда в 82 года он родил ребенка от 30-летней женщины, все только развели руками. Поэтому полтинник - это только начало...

Дмитрий Мельман,

фото - Г. Усоев

Просмотров: 5318
Поделиться

Полезная информация

Загрузка...
«Две звезды»: победители известны Далее в рубрике «Две звезды»: победители известны


Загрузка...
Комментарии (1)

Добавить комментарий

RSS-лента RSS-лента комментариев

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.