Новости медицины, здравоохранения и здоровья
7633 | 0

Академик Виталий Зверев: Медицинская наука идет вперед

Академик Виталий Зверев: Медицинская наука идет вперед
Читайте МН в TELEGRAM ДЗЕН

О некоторых интересных моментах в работе Российской академии наук и месте в ней Отделения медицинских наук «МН» попросил рассказать специалиста в области молекулярной биологии и патогенных микроорганизмов, академика РАН Виталия ЗВЕРЕВА.

С видным ученым беседует первый заместитель главного редактора «МН» Андрей АВДОНИН.

 

Академик РАН В.В. Зверев - научный руководитель НИИ вакцин и сывороток имени И.И. Мечникова. Его исследования посвящены разработке новых подходов к созданию противовирусных препаратов на основе явления интерференции РНК, изучению проблемы врожденного и адаптивного иммунитета.

 

РАН – ОПЛОТ КАЧЕСТВЕННОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

- Виталий Васильевич, в российской медицинской научной академии десять лет назад произошли интересные структурные изменения. Нельзя ли теперь, когда страсти улеглись, узнать об этом, как говорится, из первых уст?

- Ну, например, раньше в РАМН было Отделение профилактический медицины, теперь, когда мы вошли в РАН, это называется секцией профилактической медицины...

- Косметические изменения?

- Я бы так не сказал, потому что структурные изменения влекут за собой кадровые, а кадры, как известно, решают...

- Все?

- Ну довольно многое. Что вышло из реформы и что показали прошедшие годы? Сейчас Академия наук, в отличие от времен СССР, не имеет собственных институтов. Теперь все НИИ принадлежат различным ведомствам. Это и Министерство науки, и Министерство здравоохранения, и Роспотребнадзор, и ФМБА, и различные железнодорожные, военные структуры. Поэтому, согласитесь, в условиях такого многообразия подчиненности координировать научную работу стало намного сложнее. Тем не менее большинство наших российских академиков сохраняет творческий потенциал, активно работает...

- Только сегодня это происходит в институтах, которые относятся к разным ведомствам?

- Именно это я и хотел подчеркнуть. А еще следует заметить, что, как бы там ни было, на Академию наук возложено несколько важных задач. Во-первых, это экспертиза, поскольку РАН - главный и единственный в своем роде экспертный орган страны. Любой институт обязан свою экспертизу проводить через Российскую академию наук. И здесь мы по отделениям, секциям, по нашим специальностям лицензируем эти работы.

При этом очень важно, чтобы все было объективно, чтобы мы выполняли задачи, которые поставлены государством. Работа ученых должна быть востребована, поэтому перед нами очень большая ответственность. Мы ее осознаем, поэтому медицинская наука в России, несмотря на все трудности, движется вперед.

ЧТО ТОЛКАЕТ НАУЧНУЮ МЫСЛЬ

- То есть главная задача РАН - экспертные заключения по научным разработкам?

- Нельзя сказать, что основная. Главной задачей все же остается развитие оте­чественной науки, постоянный мониторинг исследований, которые ведутся в научном мире. Это и определение основных направлений, по которым должна развиваться наука - и медицинская, и физика, и химия, и биология, и так далее.

Так что академики — это люди, которые не только заняты экспертизой, но и определяют важнейшие направления исследований, они их корректируют, потому что кроме общих направлений науки есть еще и внутренние разделы. Мы в рамках секций, отделений регулярно обсуждаем важные и злободневные научные вопросы. Причем принятие конкретных решений зависит не только от нас...

- А от кого еще?

- Мы обязаны свое мнение по важным направлениям высказать правительству, администрации президента, министерствам, в которых находятся научные институты. Мы должны показать, что и как сегодня надо делать, чтобы не отстать от мировой научной мысли, от практики внедрения научных разработок.

- Раньше была масса научных публикаций, которые как раз и двигали науку вперед...

- Наши академики и сегодня активно публикуются. Но вот что следует сказать: в нынешнее непростое время, когда международные связи со многими странами на всех уровнях прерываются, сильно напрягает вот это отношение западных фирм, закрывающих нам доступ к определенным материалам и технологиям. Поэтому мы видим, что от нас, российских ученых, сегодня зависит, сумеет ли страна выйти из сложного положения, необходимо разработать не просто аналогичные технологии, а более передовые. Так ведь было во времена СССР, чем же мы сегодня хуже? Мы ведь по многим позициям остаемся в лидерах, и надо это не растерять, закрепить и приумножить.

 

НАША СПРАВКА

Российская академия медицинских наук (РАМН) существовала в 1992-2013 годах. Для России это был важный научный центр, задача которого состояла в координации фундаментальных исследований в области медицины. В октябре 2013 года в рамках оптимизации произошло объединение государственных академий. В итоге РАМН слилась в одно учреждение с Российской академией наук (РАН) и стала Отделением медицинских наук РАН.

 

ЧТО БУДЕТ С ВИРУСАМИ?

- Виталий Васильевич, во время пандемии вы нас активно просвещали и консультировали по ходу событий, от вас и ваших коллег мы узнали много интересного и важного про вирусы. А каково, по вашему мнению, будущее того самого коронавируса, которым нас так запугивали? Будут ли новые формы, штаммы по буквам греческого алфавита?

- Коронавирус, думаю, станет обычной сезонной инфекцией не страшнее обычного, всем привычного гриппа, других респираторных вирусных инфекций. Большинство населения нашей планеты уже переболело этой инфекцией. К счастью, этот коронавирус эволюционирует, меняется как бы в лучшую сторону, если можно так упрощенно сказать. Он вызывает уже не такое серьезное заболевание, смертность от него сейчас очень низкая.

Есть, конечно, и постковидный синдром, когда люди тяжело переносят это заболевание, а потом долго восстанавливаются. Особенно важно здесь восстанавливать иммунную систему. У нас есть категории людей, которых надо именно от этой инфекции беречь, необходимо думать о вакцинах будущего. В первую очередь следует обсудить: а надо ли их применять так широко, как пытались сделать в этот раз?

- А сейчас какие-то есть новые наработки и новое понимание по вакцинам?

- Конечно, есть. Сейчас проходят испытания вакцин, которые сделаны, например, в Санкт-Петербургском институте экспериментальной медицины, во многих других учреждениях тестируются новые технологии борьбы с вирусами. У нас в институте ведутся исследования холодоадаптированных штаммов вируса.

Но что сейчас совершенно очевидно, так это, конечно, то, что мы не можем и не будем теперь гоняться за каждым новым вариантом. Нам нужна вакцина, которая будет работать против всех вариантов коронавируса.

- Что можно сказать о практических результатах после научных разработок медицинских ученых?

- В процессе и после пандемии разработано и внедрено в практику лечения несколько препаратов для поддержания и укрепления иммунной системы, профилактики заболеваний. Даже все эти СанПиНы, которые повсеместно по стране корректируются и вводятся, проходят нашу экспертизу и разрабатываются при помощи наших ученых. Разработаны и новые лекарственные препараты, а также методы и технологии реабилитации человека, его организма.

НАУКА БЕЗ ОБРАЗОВАНИЯ МЕРТВА

- Сколько ученых входит в вашу секцию в РАН?

- Всего академиков и членов-корреспондентов у нас 102 человека. Мы тесно сотрудничаем со всеми секциями академии.

Нельзя не сказать и о нашей активной образовательной деятельности, поскольку наука без образования просто умрет. Сегодня большинство наших академиков и членкоров возглавляет кафедры в медицинских институтах и университетах, готовит новых специалистов. Они не только привлекают молодых ученых к научной работе, но и воспитывают их на уровне самых современных знаний. Наука, как говорится, всем возрастам покоряется, лишь бы был у человека талант к научным изысканиям, к научному творчеству, к предвидениям и открытиям. Молодежь потом вырастает в академиков, в серьезных экспертов для наших комиссий...

- То есть в каждой секции вашего медицинского отделения в РАН есть еще и комиссии по определенным специальностям?

- Да, не всегда один эксперт может сделать всю необходимую работу, поэтому у нас существуют комиссии, например по эпидемиологии, реабилитации... Есть даже комиссия по истории медицины, потому что на самом деле мы сейчас видим, что происходит, когда люди начинают забывать историю. А история нашей медицины очень богата событиями и яркими людьми. Это все мы должны знать и помнить, воспитывать на этом молодежь.

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.