Это интересно
5066 | 0

Русская любовь японского самурая

Русская любовь японского самурая
Читайте МН в TELEGRAM ДЗЕН

Это история о любви простой русской женщины и японского военнопленного и об их преданности, не знающей преград. И о том, скольким они пожертвовали ради счастья друг друга…

На похороны 94-летней Клавдии Новиковой пришли лишь несколько человек. Подруги отошли в мир иной раньше нее, родных почти не осталось. Кончина пожилой жительницы поселка Прогресс осталась незамеченной в России. А вот в Японии о ее смерти объявили по центральным телеканалам: «Умерла русская жена Ясабуро-сана».

Дело в том, что в Стране восходящего солнца о непростой судьбе этой простой русской женщины сняты фильмы, поставлен спектакль, написаны статьи и несколько книг. В Японии Клавдию Новикову считают символом любви и самопожертвования. Она прожила с мужем-японцем 37 лет. А потом сама уговорила его вернуться в Японию, к родственникам и жене, которая ждала супруга более 50 лет.

КАК ЯСАБУРО СТАЛ ЯКОВОМ ИВАНОВИЧЕМ

Встретились Ясабуро и Клавдия в 1959 году, отсидев долгие годы в сталинских лагерях. Она была осуждена на семь лет за чужую растрату, он - на десять как японский шпион.

У каждого была своя трагическая история. Клавдия до войны была замужем, родила сына, ждала мужа с фронта. Но когда ее подставили и сослали на Колыму, супруг ее ждать не стал - завел другую семью.

У Ясабуро Хачия была своя боль. Перед Второй мировой он вместе с молодой супругой уехал из Японии в Корею, чтобы открыть там свой бизнес. У них с женой родились сын и дочь. Но осенью 1945 года советские войска вошли в Корею. И большинство японцев «на всякий случай» арестовали как потенциальных шпионов.

За шпионаж против Советского Союза Ясабуро дали 19 лет лагерей под Магаданом. С тех пор мужчина не видел своей семьи. Через десять лет японца, который попал в жернова истории, освободили, но его фамилию по чьей-то ошибке не внесли в списки отбывающих в Японию военнопленных.

Ясабуро был уверен, что его жена и дети погибли. А без них смысла в том, чтобы возвращаться в Японию, он не видел. Да и страшно. Тут ни за что признали шпионом. Вдруг и в родной стране после 10 лет в СССР к нему отнесутся так же? Поэтому Ясабуро-сан принял советское гражданство и стал Яковом Ивановичем.

ЯПОНСКИЙ КОЛХОЗНИК

Встретились они на Брянщине. Оба были там на поселении после лагерей.

- Я увидела Яшу: нерусское лицо, худющий, забитый, а в глазах такая щемящая тоска, что у меня сердце сжалось от жалости, - вспоминала потом Клавдия Новикова.

Знакомая позвала женщину в начале 1960-х переселиться в поселок Прогресс на Дальнем Востоке. Она уехала. Но к тому времени у Клавдии и Ясабуро уже завязалась переписка.

- Яша писал, что хочет быть со мной, а я отказывалась - боялась - и лишь близкой подруге призналась, что переписываюсь с бывшим военнопленным, - признавалась позже Клавдия Леонидовна.

Ясабуро все же поехал на Дальний Восток за русской женщиной, которую искренне полюбил. Они поженились и прожили вместе 37 лет.

Ясабуро, он же Яков Иванович, стал в поселке пчеловодом. Вместе с женой выращивал помидоры и огурцы. Козу завел. Но при этом он еще работал в поселке Прогресс парикмахером и лечил всех страждущих иглоукалыванием. Фотографировал. На все руки мастер!

Клавдия Леонидовна нарадоваться на него не могла: «Таких мужчин, как мой Яша, в округе больше и не найдешь. Мне женщины завидовали: он не пил, не курил».

Жили очень дружно. Только детей у пары завести не получилось. Умереть супруги надеялись в один день. Уже болеющий пенсионер Ясабуро-сан привез домой два гроба и поднял их на чердак - до тех времен, когда понадобятся.

Но вдруг…

СЕРДЦА ТРЕХ

Началась перестройка. Железный занавес рухнул. И о необыкновенном японском парикмахере из поселка Прогресс стало известно в Стране восходящего солнца. Журналисты разыскали семью Ясабуро-сана. Оказалось, все это время, более полувека, Якова Ивановича преданно ждала жена Хисако, перебравшаяся обратно на родину из Кореи. И его дочь Кумико, которой к тому времени было уже больше 50 лет. Сын умер маленьким еще в Корее.

Жена Ясабуро работала всю жизнь медсестрой. На свои скромные сбережения она купила маленький домик в Японии, записала его на имя пропавшего мужа. Все время надеялась, что он жив и вернется к ней. Признать Ясабуро пропавшим без вести Хисако не позволила, хотя это дало бы ей право на пенсию по потере кормильца. Но в этом случае муж лишился бы гражданства страны.

Брат Ясабуро и его дочь Кумико приехали в поселок Прогресс и стали уговаривать его вернуться в Японию, в семью, которая его очень ждет. Мужчина сначала отказывался. «Я не могу тебя оставить, ты для меня все», - говорил он своей русской жене.

Но Клавдия Леонидовна видела, что муж ее очень болен, что в поселке он долго не проживет. А там в Японии медицина и условия для пожилых людей намного лучше, рассудила она. Да и преданная жена Хисако заслуживает хотя бы обнять мужа на старости лет.

Клавдия Леонидовна сама сделала Якову Ивановичу загранпаспорт, поменяла сбережения на доллары и… развелась. Понимала, что иначе он не уедет. И в марте 1997-го попрощалась с любимым навсегда.

Ясабуро слал ей из Японии письма и небольшие посылки. Звонил по субботам и звал к себе. Но она все отказывалась - не хотела быть помехой.

ПОЕЗДКА В ЯПОНИЮ

Об удивительной истории любви русской и японца узнала известная японская писательница. Она написала книгу о россиянке. Приехали японские тележурналисты. Сняли документалку, и Клавдия Леонидовна из скромного поселка Прогресс стала знаменитостью.

В префектуре Тоттори всем миром собирали деньги на поездку «бабы Клавы» в Японию. Когда женщине было уже за восемьдесят, она решилась и поехала.

Там Клавдия Леонидовна встретилась с первой женой своего Яши - Хисако. Женщины обнялись и заплакали.

После этого жительница дальневосточного поселка еще дважды была в Стране восходящего солнца. Ее пригласили на спектакль, основанный на реальных событиях - судьбах бывшей русской заключенной и японского военнопленного. И в каждый приезд Клавдии Ясабуро уговаривал любимую женщину остаться с ним - его японская супруга Хисако к тому времени умерла. Но Клавдия отказывалась. В каждом телефонном разговоре Яков Иванович просился назад, в Прогресс. Но пожилая женщина все время повторяла: «Хочу, чтобы Яша жил достойно».

Хотя, быть может, в его-то понимании «достойно» значило совсем другое - просто вместе.

Россиянка жила очень скромно. Одиноко. Сама копала огород. Уезжая в Японию, Ясабуро попросил друзей-соседей приглядывать за пожилой женой и помогать ей. В последние годы Клавдию нашли внучки - дочери ее сына от первого брака. Навещали ее. Их приезд всегда был для пожилой женщины отрадой.

Узнав о ее смерти, Ясабуро-сан, сам уже старый и больной человек, написал ей письмо, в котором обращался к ней как к живой: «Клавдия! Я узнал о том, что тебя не стало, и скорбь одолевает меня. Я пытался дозвониться до тебя 30 августа, в день моего 96-летия, но у меня ничего не получилось. Все сорок лет, что я прожил с тобой в России, ты всегда была рядом со мной, всегда поддерживала меня. Спасибо тебе за все… Я смог вернуться в Японию только благодаря твоим усилиям, и я безмерно признателен тебе за это. Вспоминаю, как мы даже изготовили гробы для двоих у тебя на родине. Если бы это было в моих силах, я бы хотел примчаться к тебе и прижать тебя к сердцу крепко-крепко… Но я бессилен… Спи спокойно, дорогая Клавдия. Твой Ясабуро».

Яна Полянская

Фото: Социальные сети

Подпишитесь и следите за новостями удобным для Вас способом.