Роман Бабаян: «На моих глазах писалась история» — Мир новостей
Сегодня 22 октября 2019 г., вторник, 12:58USD 66.21 +0.7871EUR 76.05 +0.3152
Новости шоу бизнеса. Откровения звезд

Роман Бабаян: «На моих глазах писалась история»

6 апреля 2019
hits 1317
Загрузка...

Он работал в 54 странах, брал интервью у знаменитых политиков, освещал события во всех горячих точках.

Сейчас Роман Бабаян тоже на «боевом посту», ведь такие битвы порой случаются в его ток-шоу «Право голоса», что иной раз поражаешься умению ведущего не допустить кровопролития.

Представить Романа без галстука сейчас непросто. Но еще сложнее - где-нибудь в окопе. Между тем он и порох нюхал, и вообще на своем журналистском веку повидал столько, что об этом можно написать увесистый приключенческий том!

- Считаю, что мне как журналисту всегда очень везло, - говорит Бабаян. - Я имел возможность наблюдать грандиозные исторические события. Вот Косово. Сегодня это независимое государство. А все, что привело к его появлению, происходило на моих глазах.

Кто-то знает про Ирак, слышал про Саддама Хусейна. А я с ним встречался. Кто-то в курсе, что несколько лет назад убили ливийского лидера Муаммара Каддафи. Я записывал с ним интервью.

А помните Луиса Корвалана? Это имя у людей нашего поколения буквально в подсознании как строчка из советской частушки: «обменяли хулигана на Луиса Корвалана». Мне и с ним довелось разговаривать. И с Пиночетом. В общем, спасибо профессии, прикоснулся к истории человечества.

КОСОВО И ПИНОЧЕТ

- Как журналист вы привозили из горячих точек репортажи. А что дали вам эти поездки как человеку?

- Понимание происходящего. Например, благодаря командировкам в Югославию (в ее состав входила и территория нынешнего Косова) я понял, что собой представляет хваленая американская демократия.

Помню, в городе Сува-Река проезжаю мимо православного собора, грандиозного совершенно, сербского, и вижу, что боевики армии освобождения Косова закладывают под храм взрывчатку. Через сто метров стоит американский блокпост. Я возле него останавливаюсь, подхожу к солдатам и говорю: «Ребята, видите тот храм? Под него взрывчатку закладывают, сейчас взорвут». Они даже не обратили внимания!

Вот тогда у меня появилось первое подозрение, что с этими миротворцами что-то не так. Дальше - больше. Представьте: вооруженные до зубов люди на нескольких автомобилях спокойно проезжают через блокпосты натовских миротворцев. Их никто не останавливает. Они доезжают до поля, на котором работают сербские крестьяне - старик с сыновьями и внуками. И всех убивают. Мало того, сев на тракторы, начинают ездить по трупам. И все это практически на глазах этих миротворцев!

- Аугусто Пиночет и Луис Корвалан. Диктатор Чили и генеральный секретарь чилийской компартии. Вы встречались с обоими. Какое впечатление осталось?

- С обоими я встречался в Сантьяго. Сначала с Пиночетом, в его ставке, а через несколько лет - с Корваланом, который был уже на легальном положении. Во время разговора с Пиночетом я все время ловил себя на мысли: кто сидит передо мной? На вид вполне добродушный дедушка. Но я не мог отделаться от неприязни к нему.

Спрашивал, жалеет ли он о том, что сделал со своей страной в 1970-е, не боится ли мести со стороны людей, чьи близкие погибли или пострадали тогда? Он ответил, что ни о чем не жалеет и никого не боится, хотя его всегда сопровождала машина с охраной...

А встреча с Корваланом происходила в его небольшом доме, помню, во дворе росли апельсиновые деревья. Он угощал нас домашним вином, разливая его из бутылки с наклейкой «Водка «Столичная». Его жена кормила нас спагетти. И Корвалан тоже ни о чем не сожалел...

- Вот уже восемь лет вы не спецкор, а ведущий программы. Что интереснее?

- Это два совершенно разных вида журналистской работы. Мне интересно и то и другое. Что интереснее? Наверное, все-таки работа «в поле», как мы это называем. Больше было драйва. Утром просыпаешься, и у тебя одна-единственная задача - что-то снять. И не просто что-то, нужна очень вкусная фактура, интересный материал. И когда это выходит в эфир, ты получаешь бешеное удовлетворение!

* С женой Мариной

 

ВОЙНА И ЖЕНА

- Но в эту профессию вы пришли кружным путем - из инженеров. Как получилось?

- Я пришел инженером в техническую дирекцию ВГТРК. Честно отработал там два года. Но, увидев процесс изнутри, понял, что мне интересно журналистское дело. Долго собирался с силами, чтобы прийти к руководству и сказать: дайте мне попробовать себя в качестве корреспондента!

Когда все же решился, страшно их этим удивил. Но они дали мне такую возможность, назначив трехмесячный испытательный срок. Первая же командировка у меня была в Таджикистан, где шла гражданская война. Все кипело. И я испытал такой азарт!..

Меня часто спрашивают, зачем я ездил по таким вот странным местам? Или как однажды спросил меня мой оператор Боря Агапов: «Слушай, почему мы с тобой все время едем туда, откуда люди убегают?» А ответ простой: просто там разворачивались грандиозные события, писалась мировая история. На наших глазах!

- Жена знала, в какие командировки вы ездите? Или она тоже журналист?

- Она режиссер. Знала, конечно. Мы с Мариной познакомились, когда она пришла звукооператором ко мне в смену. Когда я еще работал инженером, в 1991 году. И моей жене не надо было ничего объяснять, потому что она так или иначе из нашей системы.

Когда началась первая чеченская война, жена у меня была в положении, по-моему, на седьмом месяце. Я ее привез на работу, на вечернюю смену. В районе 21 часа узнаю, что мне нужно выдвигаться в Чечню, что вот сейчас надо ехать в Жуковский, там бортом МЧС лететь до Моздока, оттуда на машине до Грозного. Я быстренько поднялся на шестой этаж, где Марина сидела за пультом звукорежиссера, положил перед ней ключи, документы на машину, деньги, которые у меня были, сказал, чтобы позвонила брату и попросила отвезти ее домой, потому что женщине в положении нельзя возвращаться одной, и ушел. (Смеется.)

Потом я работал в Грозном и несколько дней не выходил на связь. Невозможно было. А когда наконец вышел... Помню, позвонил по телефону «группы городов». Это такое подразделение ВГТРК. На другом конце провода подходил редактор, и ты ему объяснял, что будет сейчас в материале, какие надо давать титры на того или иного человека. Звоню - там взяли трубку. А я весь на нерве такой: «Это Бабаян, слушайте меня внимательно. Как вас зовут?» - «Это я». Я ору: «У я есть имя?!» И опять: «Ром, это я». И тут я понимаю, что это жена. Оказывается, она, бедная, несколько дней сидела в «группе городов» в ожидании, когда же я выйду на связь.

* Роман прошел все горячие точки – детям есть что рассказать

 

ФИДЕЛЬ КАСТРО И КРЫМ

- У вас трое сыновей. Старшие уже определились с будущими профессиями?

- Старший учится в Российской академии народного хозяйства и госслужбы. Специальность называется «международное регионоведение». Средний пока в поиске. А младший еще совсем маленький.

- Есть человек, безоговорочно авторитетный для вас, к чьему слову прислушиваетесь?

- Я бы не сказал, что есть кто-то конкретный. Кумира и безусловного авторитета по всем вопросам у меня нет.

- Вы со столькими легендарными людьми общались с глазу на глаз. А с кем очень бы хотели поговорить, но не случилось?

- С Фиделем Кастро. Мудрый был человек. К сожалению, уже не получится встретиться.

- «В поле» иногда выезжаете или ваша епархия теперь исключительно телевизионная студия?

- Удается, но очень редко, потому что у меня совершенно бешеный график. Вырываюсь, когда просто не могу оставаться в стороне, понимая, что вот там сейчас самое важное.

Например, я перекроил свой график, чтобы быть в Крыму до и во время референдума. Не мог там не быть. То, что я наблюдал во время крымских событий, трудно описать, не хватит слов. Я такого не видел ни здесь, в Москве, ни где бы то ни было еще - такой любви к России и такого патриотизма.

От людей исходила бешеная энергетика, и ты этим заражался, просто невозможно было оставаться спокойным. Вокруг - российские флаги. Самый большой дефицит был там в эти дни - российские флаги. Достать невозможно. Крымчане сами их сшивали из лоскутов белой, красной и синей материи. Сшивали и ходили с этими самодельными флагами. Мы все это снимали и показывали. Те же американцы и европейцы прекрасно знают, что было именно так и по-другому быть не могло. Но им невыгодно это признавать... Так что иногда выезжаю.

Может, в скором времени съезжу в одно место на Земле - в какое, не скажу, но где, чувствую, будут происходить важные события. Хочу увидеть это своими глазами...

Марина Бойкова.

Фото: КОММЕРСАНТЪ/FOTODOM,

из архива Р. Бабаяна

Поделиться
Подписывайтесь на наш канал в Telegram! Чтобы подписаться на канал «Мир Новостей» в Telegram, достаточно пройти по ссылке https://t.me/mirnov с любого устройства, на котором установлен мессенджер, и присоединиться при помощи кнопки Join внизу экрана.

Оставайтесь с нами. Подпишитесь на канал в Яндекс.Новости и получайте актуальные и проверенные новости.

Добавить в «Мои источники» на Яндекс.Новости



Комментарии (0)

Добавить комментарий

Содержание комментариев на опубликованные материалы является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением редакции. MIRNOV.RU не несет ответственности за содержание комментариев и оставляет за собой право удаления любого комментария без объяснения причин.

Популярное
Семья Анастасии Заворотнюк подтвердила болезнь актрисы
В официальном аккаунте Анастасии Заворотнюк в Инстаграм появился пост, в котором родные знаменитости впервые подтвердили слухи о болезни. При этом семья Анастасии подчеркнула, что дела обстоят не так плохо, как это пишется в прессе.
15 октября 2019
Сергей Жигунов остался без квартиры
Из-за многомиллионного долга по кредиту актер и продюсер Сергей Жигунов лишился квартиры.
17 октября 2019
В Москве прооперировали Наталью Белохвостикову
Актриса Наталья Белохвостикова перенесла операцию на сердце.
16 октября 2019
Киев вновь засобирался на войну
За сутки по территории ДНР украинские каратели выпустили 510 боеприпасов.
16 октября 2019
Учёные назвали самое грязное место в доме
Американские микробиологи назвали самое грязное место в доме. Им оказался не унитаз, а кухонная раковина.
17 октября 2019
В МИД Украины рассказали об альтернативе «формуле Штайнмайера»
Глава МИД Украины Вадим Пристайко рассказал, как будет действовать Киев в случае отказа от реализации формулы «Штайнмайера». По его словам, этот путь потребует мобилизации армии, что в итоге негативно скажется на пенсиях, зарплатах и медстраховании.
15 октября 2019