Новости шоу бизнеса. Откровения звезд
806

Михаил Полицеймако: «Не люблю, когда меня хвалят»

Михаил Полицеймако: «Не люблю, когда меня хвалят»

Большая семья требует от своего главы не просто работы - пахоты!

В таком режиме и трудится отец четверых детей Михаил Полицеймако. Неудивительно, что разговор наш начался с развенчания некоторых мифов о том, как легко живется звездам экрана…

«ТОК-ШОУ – НЕ ДЛЯ МЕНЯ»

- Знаете, есть народная байка, что актеры - это такая богема, что у нас в жизни все как-то по-другому - красочно и беззаботно. Нет! Мы такие же пахари, как и многие другие люди. Вечером актеры также после работы приходят домой - едят, спят, отдыхают. Превращаются в обычных, нормальных людей, а не начинают, скажем, репетировать новую роль или обсуждать, разбирать сыгранный спектакль. Такое представление тоже ходит в народе, но это вранье. В нашей семье, например, в которой все актеры, дома вообще не принято говорить о работе, потому что мы от нее устаем. Единственное отличие нас, актеров, от других людей в том, что наша профессия - она наружу, понимаете? Нас можно обсуждать, можно нас в чем-то обвинять, что-то о нас сочинять, чем нередко грешат журналисты. Это не очень приятно, но приходится терпеть.

- Какой же была самая невероятная ерунда, которую о вас написали?

- Знаете, как гениально сказал персонаж Евгения Евстигнеева в «Собачьем сердце»: «Никогда не читайте до обеда советских газет». Я их вообще не читаю - ни газет, ни новостей на разных порталах. Наверное, я этим признанием вас обижаю, но это так. Меня просто тошнит от той ерунды, нелепицы и ереси, которую там пишут. Зачем на это реагировать, нервничать? Я первое время нервничал, да. Потом понял, что это просто словесный мусор, который нет смысла читать. Больше скажу, я и по телевизору смотрю только футбол, когда играют хорошие команды, новости культуры и хороший фильм в воскресный вечер, если такой показывают. Все! Ток-шоу с кричащими, ненавидящими друг друга людьми - это не для меня. У нас и так много негатива в жизни, зачем добавлять еще и это?

- А сериалы с вашим участием, когда они только выходят на экран, в вашей семье смотрят?

- Мама смотрит, конечно. И супруга, и дети иногда смотрят. Вот на днях на ТВЦ начнется сериал «Заговор небес». Я там играю ученого-минералога, которого обвиняют в убийстве, то есть мой герой - человек, загнанный в угол, оказавшийся в очень сложной жизненной ситуации. Интересно было играть. Вообще в этом проекте все удачно сложилось: сама история любопытная, актерский состав хороший, режиссер замечательный - Коля Борц. А еще мне очень понравилось, что не было горячки, увы, случающейся на съемках сериалов, когда, знаете, надо снять за одну смену очень много сцен. Здесь же все прорабатывалось спокойно и тщательно. А это всегда положительно сказывается на результате. Впрочем, доброе слово о сериале - оно за зрителями…

«СПОРТ МЕНЯ НЕ ЛЮБИТ»

- Кто для вас самый главный критик, чьей оценкой вы особенно дорожите?

- Наверное, все-таки я сам. Не люблю, когда меня хвалят, и сейчас я не кокетничаю и не скромничаю. Особенно не люблю, когда результат мне самому не нравится, а люди говорят, что это здорово. Я сам все про свою работу понимаю. Вот прихожу на озвучивание, просматриваю смонтированный момент - и уже вижу свои недостатки.

- Вы не раз в интервью говорили, что с профессией у вас все было предопределено, можно сказать, с рождения. Тем не менее родители отдали вас в математическую школу…

- Возможно, они это сделали, потому что папа окончил МГТУ имени Баумана, у него был диплом инженера-механика по котельным установкам. Наверное, ему казалось, что сын может пойти по его инженерным стопам. Но не получилось. В восьмом классе из этой школы я ушел, имея в аттестате натянутые тройки по геомет­рии, алгебре и физике. Ушел и сам, без всякого блата, поступил в театральное училище, и этим горжусь. А чем бы я еще занимался? Не знаю другой такой профессии, которой я бы мог посвятить жизнь. Может быть, в музыке что-то получилось бы - я же окончил музыкальную школу, но мне игра на фортепиано казалась скучной.

- Но вы же вроде еще хотели стать футболистом?

- Нет, я не хотел стать футболистом. Но я всю жизнь играю в футбол. Чтобы хотеть быть футболистом, надо иметь определенное телосложение и не любить вкусно кушать на ночь. А я в детстве очень уважал это дело. Также в детстве я очень любил и сейчас люблю настольный теннис, еще занимался плаванием. В общем, мои взаимоотношения со спортом можно охарактеризовать так: не то что я его не люблю - он меня не любит.

- Ваш папа Семен Фарада был футбольным болельщиком. Вы и ваш сын Никита тоже болеете, причем за разные команды. Конфликты на этой почве случаются?

- Что касается папы, то он не очень серьезно, прямо скажем, относился к российскому футболу. Советский был как-то более… организован и результативен. А то, что я болею за «Спартак», а Никита за ЦСКА, так это нормально. Ничего страшного. Наоборот, это всегда становится поводом для наших взаимных веселых мальчишеских подколов.

С отцом, Семеном Фарадой

 

«МОЖЕТ, МЫ БУДЕМ В СКАФАНДРАХ ХОДИТЬ!»

- Ваш 20-летний сын, кажется, уже снимается. А дочки проявляют интерес к актерской профессии?

- Нет, Никита еще не снимается, он учится на третьем курсе Щукинского училища. А девочки? Все зависит от их желания. Если старшая, Эмилия, такое желание выскажет, она сможет пробовать себя в нашей профессии. Мама с папой возражать не будут и даже помогут. Так же и средней, Софии, мы доверим сделать выбор самой, когда подрастет. А пока они приглядываются к тому, как папа работает. Вот на днях поеду с ними обеими во Владимир, где у меня будет спектакль.

Вообще беспокоиться о детях стоит тогда, когда они ничего не хотят делать, предпочитают бездельничать. О своих такого сказать не могу. Мои дочери занимаются танцами, английским языком, ходят в музыкальную школу. А младшей Марии еще нет двух лет. Это самый радостный возраст, какой только может быть. Говорю это как многоопытный отец.

- В «Википедии» написано, что вы не только актер, но и певец. Но я ни разу не слышала, как вы поете, наверное, пропустила?

- Ну это из той же серии - чего только про меня не пишут! Я не певец и не режиссер. У меня диплом актера театра и кино, вот моя профессия. А написать могут что угодно, что я и на дуде игрец! Какой я певец? Певец - тот, кто окончил Гнесинское училище. Я так считаю. Любая профессия требует образования. Хотя сейчас и без него все поют...

- После рождения второй дочки вы говорили, что хотели бы, чтобы ваша супруга продолжила актерскую карьеру. Но родился третий ребенок, и теперь, наверное, вернуться в профессию Ларисе будет сложно?

- Послушайте, откуда мы знаем, что будет через три года? Великая Татьяна Пельтцер стала известна в 52. А папа мой стал сниматься после 45 лет. Поэтому никакого отношения все то, о чем вы сказали, к возможности реализоваться в нашей профессии не имеет. Как сложится судьба… Мы не знаем, что с нами будет через месяц, поэтому какие могут быть прогнозы. Может, мы все будем в скафандрах ходить!

У Михаила сын и три дочки

 

- Не дай бог! Кстати, как ваша семья преодолевает нынешние трудные времена?

- Не нагнетайте, пожалуйста. Знаете, моя мама пережила блокаду Ленинграда, и для нее коронавирус - это хрень собачья. А еще есть люди, которые бывали в горячих точках и тоже через такое прошли!.. То, что происходит сейчас, это досадное недоразумение, которое когда-то закончится. Просто мы все избалованы относительным благополучием, поэтому говорим о коронавирусе как о какой-то каре Господней. Нет! Это просто новое вирусное заболевание, которое мы еще не научились лечить. Все! Это даже не чума.

- Скажите, трудно быть главой большой семьи?

- Что я буду вам жаловаться? У меня все хорошо. Во всяком случае, по сравнению со многими другими людьми, которые живут в нашей стране. Признаюсь, нехороший привкус от происходящего вокруг я ощущаю и, увы, часто. И по этому поводу одно могу сказать: пока мы не научимся любить друг друга, этот привкус будет оставаться...

Марина Бойкова

Фото: PERSONA STARS,

Г. Усоев.

Подпишитесь и следите за главными новостями удобным для Вас способом.

Нам важно ваше мнение!
Поделиться
Обсудить тему
Комментарии (0)